•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Архирейтинг

После материала о Четвертом Генеральном плане развития Москвы (см. выше) мы вынуждены напечатать и эту заметку. Дело в том, что в архитектурной жизни столицы произошло событие, значение которого для города весьма и весьма немаловажно. Совсем недавно были подведены итоги своеобразного проекта «Московский рейтинг.
Лучшее в архитектуре 1987—1997». Что здесь такого невероятного? Да только то, что лучшие архитекторы Москвы впервые признались, что из построенного в Москве за последние десять лет им нравится. Так вот: в окончательный список победителей не вошло ни одно сооружение, финансировавшееся московским правительством, построенное в так называемом «московском стиле», активно насаждаемом властями. Результаты архитектурного рейтинга вполне можно считать диссидентскими. Кстати, первое место присуждено зданию Московского Международного банка на Пречистенской набережной (см. на фото выше). Архитекторы А. Скокан, В. Каняшин, Р. Баишев.
Арифметика и жизнь Москву сотрясает строительная лихорадка.
Строят отчаянно, как будто скоро могут запретить. Строят на любом свободном клочке, денно и нощно. Ничего удивительного: деньги по Москве циркулируют громадные — куда же их пристраивать, как не в строительство? Городским обывателям, конечно, приятно, что в родном городе новые дома растут как опята. Но поскольку не все мы окончили курс архитектурного института, отчетливо и обоснованно сформулировать, какие дома из свежепостроенных нам нравятся и почему, мы не можем.


Парадокс московской строительной ситуации в том и состоит, что при невероятных темпах и объемах строительства профессиональной архитектурной критики не существует. Но архитекторам и искусствоведам то ли лень, то ли просто их никто не спрашивает.
Они, конечно, шушукаются по углам своего ! уютного Союза архитекторов или в лучшем случае пописывают о наболевшем в малотиражные специализированные издания.
И вот тут, откуда ни возьмись, появляются две молодые женщины. Обе — директора одной и той же Архитектурной галереи, по образованию архитекторы. Одну зовут Ирина Коробьина, другую — Елена Гонсалес. Эти подруги взяли да и организовали очень простую и одновременно ошеломляющую акцию.
Вот какую. Ира и Лена составили список из пятидесяти человек, в который попали архитекторы, архитектуроведы, критики, культурологи, архитектурные чиновники. Все эти люди относятся к разным поколениям, занимают самые разные должности, у каждого свои приоритеты, но объединяет их то, что они так или иначе специалисты в области архитектуры и могут судить о ней профессионально. Каждому был задан один и тот же простой вопрос: «Какие архитектурные объекты Москвы последнего десятилетия вы считаете лучшими? » Дальше Елена с Ириной элементарно подсчитали, какой объект сколько раз упоминается в ответах респондентов. И получился у них московский рейтинг лучшего в архитектуре 1987-1997 годов. Ни одно из зданий, вошедших в десятку лидеров, не имеет никакого отношения к так называемому «московскому стилю » — помеси новой русской голубятни с циркульными арочками. Архитекторы отдали предпочтение нестандартным решениям, грамотным пропорциям, чувству материала и профессионализму. Как вы сами понимаете, никакой тенденциозности и предвзятости здесь быть не могло, если не считать тенденциозностью отбор по признаку профессии: в респонденты не попал ни один певец, народный депутат, химик или водитель трамвая. Собрались только специалисты.
Раздача кирпичиков Дожидаясь официального оглашения результатов опроса, архитектурная общественность курила трубки и с профессиональным интересом бродила по пространству Московского международного банка. Вполне логично, что мероприятие устроили в помещении лидера рейтинга: можно самому убедиться, не зря ли этот дом назвали лучшим в Москве. Тем более что просто так с улицы внутрь не попасть: пропускная система, как на секретном заводе. Наконец раздались проверочные щелчки по микрофону — мероприятие началось.
Презентация «Московского рейтинга» походила на любую другую: официальная часть с награждением лауреатов и непременный неофициальный банкет. Авторам десяти лучших архитектурных сооружений Москвы вручили по тяжелому металлическому кирпичику с жестяной табличкой, на которой выбито, кому и за что он вручен.
Церемонию открыл заместитель главного архитектора города Михаил Посохин и даже участвовал в награждении. Его присутствие на презентации — поступок, достойный уважения. Ведь ни храм Христа Спасителя, ни Манежная площадь, авторскими коллективами которых руководил зам городской архитектурной головы, не попали даже на девятнадцатую, последнюю позицию рейтинга.
Любопытный разговор накануне мероприятия произошел между устроителями и префектом Центрального округа Александром Музыкантским. От приглашения он отказался. Результаты рейтинга, сказал префект, неправильные. Московское правительство с ними категорически несогласно. Насупилось городское начальство на независимый рейтинг. Непонятно только, что значит «результаты неправильные»? Может, люди, выбранные в респонденты, какие-то некачественные? Так они же и есть цвет московской архитектуры — куда уж правильнее-то! После получения увесистых памятных знаков архитекторы произносили в микрофон короткие речи. И в каждом выступлении присутствовал обязательный компонент — хвалебное слово заказчику. Сначала показалось, что это вежливая дань работодателю. В адрес инвесторов звучали такие фразы: «Это полноценный член авторского коллектива,» «Если бы не он, мы никогда бы это не построили,» «Дай Бог всем таких заказчиков», и так далее в том же духе.
Заказчики же, в свою очередь, говорили, что им было с архитекторами очень трудно, но интересно. Меня этот обмен комплиментами заинтересовал. Я дождался окончания официальной части. Зодчие выпили, закусили и размякли. В помещении установилась неформальная праздничная атмосфера. Тут я и пошел беседовать с архитекторами. Не стану по их просьбе называть фамилий, ^ потому что это может им сильно навредить в работе. Все разговоры я 5 собрал в синтетическое интервью с неким абстрактным Архитектором.
— Архитектор, на презентации все очень хвалили заказчиков. Это что, из соображений этикета? — Какой там этикет! Эти люди — группа риска. Поверив нам и сказав: «Делай», они нажили себе большие проблемы.
— Какие проблемы? Есть хороший профессиональный проект, по которому можно построить красивый дом. Откуда тут сложности? — Да если пойти официальным путем, ни один из этих проектов не выдержит согласования ни в одной инстанции. Скажут: «Это не московский стиль» — и заставят по тридцать раз переделывать, присобачивать все эти башенки и арочки. В этот рейтинг как раз попали исключения из того, что сейчас строится в Москве. Это не просто слова. Я знаю, как это делается.
— Как же все это построили? — Вопреки системе.
Ловчили как могли. А иначе нельзя. Система согласования и контроля так устроена, что ничего особенного построить в городе нельзя. Нужно с кем-то постоянно договариваться, пользоваться черными ходами. И если в этой беспрерывной борьбе заказчик не встанет на сторону архитектора, то получается нормальная «турецкая архитектура». Или этот самый «московский стиль».
— А откуда этот самый «московский стиль » взялся? — Это детище Юрия Михайловича. Он очень энергичный человек, только такие люди и могут строить. Почему-то он думает, что у него отличный вкус и он в архитектуре как следует разбирается.
— Как вы сами относитесь к результатам рейтинга? — Это, конечно, первый блин, но не могу сказать, что он получился комом. Главное, появился прецедент. В современной России это произошло впервые.
Почему обошли Манеж и Поклонную По сути, две женщины устроили между архитекторами выяснение отношений по гамбургскому счету. Высказывая свое мнение, никто не опасался обидеть коллег или разгневать начальство. Каждый просто называл объекты, которые нравятся. И из этих субъективных симпатий сложилась объективная картина сегодняшней московской архитектуры. И картина, заметьте, прелюбопытная.
В десятку лидеров не попало ни одно здание, строительство которого финансировала власть. Возведение всех объектов первой десятки велось на деньги частных компаний. Не удалось попасть в лидеры ни одному грандиозному муниципальному проекту, ни одному памятнику. Респонденты обошли вниманием и Манежную площадь, и Гостиный двор, и Поклонную гору, и Зоопарк, и Третьяковскую галерею, и памятник Петру I, и храм Христа Спасителя. Не попало в десять лучших московских сооружений ни одно здание, выдержанное в модном стиле, нежно любимом нашим всенародно избранным мэром. Нет в этом списке и ни одного образца турецкого зодчества.
Глупо предполагать, что мы имеем дело с архитектурным заговором, но в силу своей независимости рейтинг получился, извините, антилужковским. Выходит, наиболее авторитетные представители архитектурного цеха Москвы размашистую деятельность мэра на поприще строительства не оценивают никак.
По этому поводу следует крепко задуматься. Среди респондентов немало тех, кто сидит в городских комиссиях, советах, комитетах и по долгу службы перекрывает кислород хорошей архитектуре и своими же руками продвигает «лужковский стиль». А в свободное от работы время авторитетные граждане вдруг высказывают совершенно иную, диссидентскую точку зрения. Странно, право слово. Похоже чем-то на брежневские времена: на парткоме одно, а на кухне совсем другое. И анкеты многие из респондентов сдавали с условием, что их не будут публиковать.
Граждане архитекторы! Вы что это, а? По древней российской традиции из вас получились какие-то октябристы. Царю-батюшке не присягать — дело-то хорошее, благородное.
Но вы опять страшно далеки от народа. Пойдите уже и хотя бы разбудите какого-нибудь ближайшего Герцена. Неужели за вас это должны делать две женщины, Ира с Леной.
Все-таки в этом городе нам вместе с вами предстоит еще немного пожить.
ОЛЕГ АЛЯМОВ
Журнал Столица номер 20 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-20
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?