•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Город фальшивой растительности

Помните? «Москва — самая зеленая столица мира».
Ха-ха-ха.
Недавно был я в Министерстве экологии, по своим, по егерским делам — выбивал денег на Приокский заповедник, чтоб хоть какой-то учет вести, а то поголовье кабанов такое, что скоро всю Москву выгрызут.
Еду, значит, в сторону «Баррикадной». Вижу: пальма. Вокруг голые осенние деревья. А пальма — хоть бы хны, зеленеет себе у входа в ресторацию «Планета Голливуд». Потому что искусственная. Можно было бы что-то живое посадить, элементарную елку. Ну что с них взять, с киношников?! Фабрика грез, да и только.
Но ведь и остальная Москва помешалась на пластмассовых деревьях! Ирисы и нарциссы, магнолии и орхидеи — с трех метров не отличишь от настоящих. Все это ботанические фальшивки, искусственные радости для больных отпрысков мегаполиса.
Пальмы теперь «растут» отовсюду. Еще лет двадцать тому назад наши люди саркастически хихикали над тем, что за бугром человек из-за дурной экологии не мог себе завести в палисаднике живые деревья и ставил пластмассовые. Все эти цветики-цветочки не сегодня появились, для Европы это вчерашний день, а у вас повырубили все живое и тешатся пластмассой.
Белокаменная становится мемориалом самой себе. Всегда была живой, простой, а теперь ее закрашивают в цвета какие-то яркие, интенсивные, чуждые ей. Ненатуральные. Они вытесняют привычные теплые оттенки. И характер у москвичей также портится. Все какие-то «вау», «упс» — как-будто мы в Нью-Йорке, что ли.


У нас раньше ругали серость. А ведь почва-то в нашей полосе сероватая, как утверждали почвоведы Морозов и Сукачев. Земля-матушка.
Такими же были испокон стены московских домов. Но летом они едва проступали сквозь ветви, полные цветов и листьев. Зимнее солнце освещало их, окрашивая в оранжевые и малиновые оттенки. Спокойные величественные постройки оттеняли бирюзу небес.
Нынче банковский офис красят под цвет детской песочницы или фантазии шизофреника.
Сколько у нас ругмя-ругали «стекляшки». Теперь прежние конструкции из «стекла и бетона» кажутся мне роднее русских изб, если сравнить их с новыми торговыми модулями, которые появляются за день-два и становятся основательно, на века, во всей своей веселенькой инопланетной раскраске.
Внутри в ларьках-магазинах лежат радостные розоватые сосиски.
Видом подчеркивая, что они якобы «живее всех живых». А ведь если парную лосятину зажарить или мясо в супе сварить, оно становится серым. Нормальный для здорового продукта цвет. А китайское мясо всегда ярко-красное, словно раскрашенное кисточкой. Но есть его не рекомендуется — зубы обломаешь.
Толпа в Москве как будто сошла со страниц «Веселых картинок». Самые пестрые — подростки на ядовито-зеленых роликах в флюоресцентных курточках. «Цветы жизни» светятся сами по себе, словно гнилушки на болоте. Чего им так сиять? И так хорошие, молодые, свежие. Так нет, они еще больше хотят себя раскрасить. И получается перебор — их природная, живая красота начинает казаться блеклой.
Взрослые стараются от них не отставать: блестят всеми частями тела, сумками, цепями, очками. Пляж Майями какой-то! А ведь в Москве уже дождь со снегом, впору телогрейку стеганую надевать и штаны ватные поверх модных бриджей.
Больное это буйство красок. У Москвы агония.
ШУБАНОВ, егерь
Журнал Столица номер 19 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 1
Номер Столицы: 1997-19
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?