•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Ширится-растет заболевание

Не хочется, конечно, вас огорчать, но, кажется, придется. Дело в том, что недавно наш Департамент здравоохранения предал огласке неприятную информацию. Оказывается, Москва находится на грани эпидемии сразу трех смертоносных инфекционных заболеваний: СПИДа, сифилиса и гепатита. Статистика, чтоб вы знали, такая. За последний, еще не до конца прожитый нами год в столице нашей Родины зарегистрировано 96 ВИЧ-инфицированных граждан. И это при том, что за предыдущие девять лет, с тех пор как в 1987 году в Советском Союзе был зарегистрирован первый случай СПИДа, медицина смогла выявить в нашем городе 350 пострадавших от болезни века.
Совсем нехорошо обстоят дела с гепатитом. В прошлом году этим недугом переболели 8 тысяч горожан (еще два года назад их было значительно меньше — всего 3 тысячи). А количество москвичей, пострадавших от сифилиса, за это же время увеличилось на 40 процентов и теперь, по Именем пастуха Первым делом я решил выяснить, что нам ждать от сифилиса. Быстро пролистав Популярную медицинскую энциклопедию, я обогатился необходимым минимумом знаний для предстоящих бесед с компетентными лицами. В частности, узнал, что название «сифилис» (он же — люэс) произошло от имени мифического пастуха Сифилуса, предположительно первой жертвы и разносчика заболевания. Его нечеловеческие страдания талантливо описал еще в XVI веке веронский врач и по совместительству поэт Фракасторо.
Затем составители энциклопедии предостерегли меня от беспорядочной половой жизни, главной причины заболевания сифилисом, и рассказали, что возбудителем его является знаменитая бледная спирохета.


Бледный микроорганизм проникает в кожу или слизистую оболочку и начинает быстро размножаться. Через три недели это приводит к образованию на теле твердой язвочки — шанкра. Если вовремя не обратить на нее должного внимания и не приступить к лечению, она исчезает, а дней через сорок появляется голубоватая сыпь, которая затем исчезает тоже. Причем бесследно, так что еще лет шесть-семь беспечный больной даже ни о чем не подозревает.
Но зато уж через эти семь лет люэс начинает бурно прогрессировать: он поражает ткани, мозг, сердце, кости, нервную систему.
Больной гниет, и лечить его на этой стадии довольно проблематично. Дальнейший энциклопедический сценарий развития болезни таков: увечье — инвалидность — смерть. К тому же люэс передается по наследству. Сифилитики рождают сифилитиков...
Осознав масштабы бедствия, грозящего любимому, но порой беспорядочно живущему городу, я отправился в кожно-венерологическую больницу имени писателя Короленко и записался на прием к Валентину Степановичу Мыскину.
Сразу скажу, что доктор медицинских наук Мыскин — старейший сифилитолог нашего города. Люэсом он занимается без малого полвека. Еще в далеком 1948-м он, тогда еще зеленый выпускник мединститута, объездил самым скромным медицинским подсчетам, составляет 10 тысяч человек.
Разумеется, наше медицинское руководство оперативно установило причину инфекционного обвала. Минздрав России в лице его руководителя Татьяны Дмитриевой оповестил нас, что всему виной невероятно сложная социальная обстановка в обществе и остаточный принцип, которого придерживаются власти при финансировании нашего с вами здравоохранения.
Объяснение, нет слов, доходчивое. Но, согласитесь, хотелось бы узнать о свалившейся на нас беде побольше.
Выработать, так сказать, правильное отношение к болезненной действительности. Ознакомиться с приемами противодействия напасти. Одним словом, понять, что нам теперь делать с этим букетом? Как жить? С целью получения общественно полезной информации в охваченный эпидемией город был командирован Василий Гулин.
чуть не все отдаленные районы Советского Союза, исцеляя тружеников сельского хозяйства, которым сифилис достался от отцов с дедами как тяжелое наследие проклятого царизма. Потом, конечно, работал Валентин Степанович на улице Радио — главврачом закрытого филиала больницы имени Короленко, куда свозили для принудительного лечения от сифилиса немногочисленных тогда проституток и лиц без определенного места жительства. А теперь вот на склоне лет руководит городским центром по снятию с диспансерного учета венерических больных. Одним словом, человек Валентин Степанович опытный, многое на своем веку повидал, но чтоб такое, как сейчас, творилось, не припомнит.
Нет, конечно, и в 1965 году, когда филиал на улице Радио открывали, вопрос с сифилисом стоял очень остро. Но тогдашняя острота ни в какое сравнение с нынешней не идет.
Сами посудите. В те времена в Москве от силы тысяча больных регистрировались ежегодно. А теперь? До января еще жить и жить, а только через филиал больницы имени Короленко в Большом Строченовском переулке 8 тысяч сифилитиков прошли. А сколько их вообще по Москве мается — этого даже Валентин Степанович не знает.
Говорите, 10 тысяч в столице и 400 тысяч по всей России? Так это официальные данные, по больницам собранные. К ним бы для полноты картины надо прибавить еще тех граждан, что предпочитают лечиться у врачей-частников. А их количество подсчетам не поддается...
Но главное, что беспокоит Валентина Степановича, — это возраст нынешних сифилитиков. Они сильно помолодели. Раньше, скажем в 70-е, болели в основном люди старше 30 лет. А сейчас 50 процентов — молодежь в возрасте от 18 до 25 лет. Или вот еще такое наблюдение: в 80-е годы дети, родившиеся с врожденным сифилисом, наперечет были, а в прошлом году их 24 человека на свет появилось. И это только в Москве.
Почему так? Да потому, что молодежь у нам совсем разболталась. Спит (доктор Мыскин применяет именно такое выражение) с кем ни попадя. А вышедшие из подполья барышни с Тверской? Только в этом году — Валентин Степанович с коллегами подсчитал — в филиале больницы имени Короленко побывали три с половиной тысячи профессиональных женщин.
Плюс, конечно, наркомания. Раньше наркоманов среди сифилитиков вообще не было.
А теперь чуть не половина пациентов сообщают докторам без утайки: да, мол, кололись, есть такой грех. Конечно, вероятность заражения сифилисом непосредственно через грязный шприц довольно невелика. Но ведь если с другой стороны на эту проблему взглянуть, то вот что получается: укололся такой легкомысленный мужчина какой-нибудь гадостью, потом в состоянии эйфории с малознакомой девушкой пообщался — и готово дело. Сифилис. Схема, естественно, упрощенная. Но в целом верная...
Ладно. С происхождением язв общества разобрались. А как лечить будем? И вот тут оказалось, что с лечением у нас дело обстоит очень даже благополучно. Просто не верится, что все так просто. Обнаружив первые проявления люэса, неуберегшийся москвич должен проследовать в свой районный кожно-венерологический диспансер. Там ему сделают анализ и в случае подтверждения самых худших опасений выпишут направление на бесплатное лечение в больницу имени Короленко. Конечно, придется провести три недели в стационаре (занятие малоприятное — ну да вольно ж было вести беспорядочную жизнь). За это время опытные специалисты сделают потерпевшему три укола суперсовременных препаратов (экстанцилина, сумомеда или риторена). И все: полное выздоровление гарантировано.
Разумеется, если несознательный пациент довел себя до ручки и у него уже нос проваливаться стал, уколов ему сделают побольше, но прежнюю красоту вернуть не смогут.
Правда, столь невнимательных к собственному здоровью пациентов за свою 50-летнюю практику доктор медицинских наук Валентин Степанович Мыскин не встречал. Хотя, конечно, всякое может случиться...
Бифштексный синдром Надо сказать, что беседа с доктором Мыскиным меня несколько успокоила. Конечно, нехорошая болезнь сифилис, опасная. Но ведь теперь излечимая. Так, может быть, и с гепатитом у нас все не так трагично? Может, и его современная наука научилась лечить двумя-тремя немедленными уколами? Такие благодушные мысли приходили мне в голову по пути в 1-ю инфекционную больницу, где меня ждал главврач и по совместительству главный инфекционист Москвы Николай Александрович Малышев. Уже через пятнадцать минут беседы от моего благодушия не осталось и следа.
Дело в том, что гепатит (в просторечии — желтуха), как объяснил мне доктор Малышев, хотя и поражает не весь организм, а только печень, весьма похож на сифилис. В том смысле, что его наиболее опасные вирусы, В и С, передаются половым путем, при переливании зараженной крови и пользовании нестерильным шприцем.
*$Г *р Только распознать гепатит гораздо труднее, чем сифилис. Симптомы у этой болезни невразумительные: ни шанкров, ни сыпи.
Просто через пару недель после заражения появляются понос и рвота. Да и то не всегда.
Плюс еще аппетит может пропасть. Или температура подскочить. Скажите, станет нормальный человек на такие мелочи внимание обращать? Да нет, конечно. Вот если у него вдруг лицо и белки глаз пожелтеют, тогда он, возможно, обеспокоится и обратится к докторам, которые уложат его на больничную койку, пропишут строгую диету, установят правильный режим дня и в конце концов вылечат. Но в том-то и дело, что эти признаки проявляются только у 10 процентов больных.
Одним словом, многие из занедуживших первую стадию гепатита переносят на ногах.
К примеру, через полгода начинают мучиться ужасными печеночными болями. Тогда, конечно, приезжает скорая и увозит страдальца в больницу. Доктора на основе анализов ставят диагноз: гепатит. Причем зачастую уже хронический, излечить который окончательно и бесповоротно нельзя.
То есть, вы понимаете, два месяца в стационаре, строгая диета, плюс бесчисленные инъекции интерферона и прочих антивирусных средств. И все равно никаких гарантий выздоровления. Он лишь ослабляет его. И нередко бывают, скажем, такие печальные случаи. Вышел изнуренный диетой, уколами и вроде бы поправившийся пациент из стационара, не удержался, плотно поел, крепко выпил — и прямо за столом впал в кому (у докторов это называется «бифштексным» синдромом).
В прошлом году, несмотря на старания медиков, от гепатита, повлекшего интоксикацию и полное истощение организма, в Москве умерли 30 человек. И никто не знает, сколько еще умрет в будущем. Причем не только от самого гепатита, а и от его последствий — цирроза и рака печени, от которых не застрахованы даже те граждане, что вовремя обратились за помощью.
Так что же получается? Еще понятно, почему в Москве много болели желтухой в начале 80-х. Тогда донорскую кровь еще не додумались проверять на гепатит. Поэтому были, чего греха таить, случаи заражения «от недостатка медконтроля». А теперь-то что? С проверкой донорской крови все в порядке.
Но тем не менее количество больных гепатитом с 1995 года выросло аж в два с половиной раза. И можно прогнозировать всплеск смертности в Москве лет через тридцать от вызванного этой болезнью рака печени. Почему? Специалист объясняет так.
Ситуация та же, что и с сифилисом. Гепатит сильно помолодел. Доктор Малышев, как и его коллега Мыскин, обвиняет во всем свободную любовь и наркоманию. Правда, если подавляющее большинство московских сифилитиков пострадало именно от любви, то с больными гепатитом ситуация прямо противоположная. Восемьдесят процентов из тех 8 тысяч человек, что захворали в прошлом году, чистосердечно признались врачам, что употребляли наркотики внутривенно и причиной заражения считают использование нестерильных шприцев.
Есть ли утешение? Вроде бы есть. Вскоре в битве русского человека с гепатитом может наступить перелом. Отечественной фирмой «Комбиотех ЛТД» разработана вакцина, превентивное использование которой полностью исключает возможность заболевания. Аналогичные вакцины в мире известны с 1983 года. Но у нас до недавнего времени они назывались «коммерческими» и закупались на Кубе и в Бельгии в ограниченном количестве: для профессионально рискующих специалистов (хирургов, реаниматологов, лабораторных работников, студентов медицинских институтов и училищ).
Скоро эта прививка станет у нас общедоступной. Но главный инфекционист столицы Николай Александрович Малышев не питает особенных иллюзий по поводу этого радостного события. В самом деле, не может же доктор Малышев убедить всех московских наркоманов, что, прежде чем уколоться, надо обязательно сделать прививку. Тем более что после этой прививки целый месяц нельзя принимать наркотики и алкоголь.
Впрочем, дело даже не в этом. А в том, что, как считает доктор Малышев, если сиЩ туация у нас будет развиН ваться в том же направлении, Щ что и сейчас, то через пару В И В лет сифилис с гепатитом отойдут на второй план, поскольку мы окажемся на пороге эпидемии СПИДа. Ведь уже сегодня каждую неделю двое-трое больных, поступающих в 1-ю инфекционную больницу, сразу переводятся в Центр профилактики и борьбы со СПИДом на Соколиной горе с подозрением на «ВИЧинфекцию»...
Знай меру В этом году нашему СПИДу исполняется 10 лет. В 1987-м в столице Союза Советских Социалистических Республик городе Москве был выявлен первый ВИЧ-инфицированный — военный переводчик-гомосексуалист, заразившийся в Танзании.
С тех пор и до середины 90-х СПИД в СССР, а затем в России развивался довольно медленно. В среднем по стране ежегодно выявлялись 300 носителей ВИЧ-инфекции. И вот — обвал.
Только в Москве за прошлый год зафиксировано 96 инфицированных, а в России их число за тот же период выросло в два раза и достигло пяти с половиной тысяч человек. Разумеется, теперь руководитель московского Центра профилактики и борьбы со СПИДом Элла Сергеевна Горбачева говорит о прежних временах с нескрываемой теплотой.
Из воспоминаний ее я уяснил, что тогда, в 80-е годы, каждый ВИЧ-инфицированный был действительно чрезвычайным происшествием. Причем большинство из них придерживались нетрадиционной сексуальной ориентации. Сильные наркотики тогда были редкостью, с которой наши бдительные органы успешно боролись. Теперь наркоманов, по подсчетам Международной организации здравоохранения, в Москве насчитывается 10 тысяч человек (я, естественно, отдаю себе отчет, что эта цифра сильно занижена). Из 96 инфицированных, выявленных в этом году, 28 признались, что употребляли наркотики.
Такова современная реальность. А каковы перспективы? Делать прогнозы Элла Сергеевна не берется. Хотя, конечно, перед глазами у нее стоит трагический пример братской Украины. Там вирус иммунодефицита проник в среду наркоманов на пару лет раньше, чем это произошло в Москве. Результат — количество ВИЧ-инфицированных лиц украинской национальности уже перевалило за 15 тысяч. Значит, нам с вами относительно спокойной жизни осталось еще года полтора-два. Ну а потом что? Этого Элла Сергеевна предсказать не может. Вероятно, заболевание будет развиваться лавинообразно, и нас ждет судьба Африки, где больные СПИДом уже исчисляются миллионами (в феврале 1997 года коллегия Минздрава России выдвинула предположение, что к 2000 году число ВИЧ-инфицированных в России может достичь 800 тысяч человек).
Но не исключено, что резкий рост заболевания прекратится. Так считает доктор Горбачева. Правда, убедительных доводов в пользу своего осторожного оптимизма привести не может.
А пока в Центр на 8-й улице Соколиной горы еженедельно поступает до десяти человек с предварительным диагнозом «ВИЧ-инфекция». Некоторых привозят из других больниц, иные приходят сами, обследовавшись на СПИД в анонимных кабинетах... У большинства из них при повторном анализе диагноз не подтверждается. Но 2-3 пробы в неделю дают положительный результат. И тогда начинается лечение, которое, как известно, не может принести стопроцентного результата, поскольку лекарства от этого вируса еще не изобретены.
И перспективы его появления весьма туманны.
Как проходит лечение? Подавляющее большинство инфицированных продолжают жить дома, периодически посещая больницу, делают уколы препаратов 3 ТС, АЗТ и криксивана. Эти лекарства не убивают вирус, но замедляют его размножение и продлевают жизнь инфицированного. Пациент, принимающий такие препараты, может чувствовать себя абсолютно здоровым, но лет через шесть — восемь после заражения у него все равно открывается острая форма СПИДа. Больного помещают в стационар и продолжают лечить, но ослабленный вирусом организм уже не может сопротивляться: человек становится беззащитным даже перед обычной простудой, не говоря уже о таких заболеваниях, как туберкулез, воспаление и саркома легких.
За десять лет в Москве от СПИДа погибли восемь человек. В России — 240. И это не последние жертвы.
Нельзя, конечно, сказать, что наши, специалисты в ожидании страшной угрозы сидят сложа руки. Два года назад в недрах Минздрава родилась федеральная Программа профилактики и борьбы со СПИДом, подписанная премьером Черномырдиным. Этот документ подразумевает экстренное принятие оздоровительных мер. В первую очередь, конечно, развитие системы информирования населения о доступных мерах профилактики.
Потом — совершенствование диагностики, повышение квалификации медицинских кадров, организация социальной защиты ВИЧинфицированных.
Хорошая программа. Правильная. Только денег на ее выполнение — 215 миллиардов рублей — Минздраву, как водится, не дали. И теперь начальник министерского отдела по профилактике СПИДа Михаил Иванович Наркевич не знает, что ему делать. Надо вести среди населения пропаганду здорового образа жизни, а не на что. Социальную рекламу, пропагандирующую безопасный секс и отказ от наркотиков, никто на телевидении бесплатно размещать не хочет (та, что есть, полностью изготовлена и оплачена международной организацией «Врачи без границ»).
Газеты о проблемах СПИДа пишут вяло.
Надо сказать, что Михаил Иванович на средства массовой информации вообще в большой обиде. Ведь посмотрите, что творится: ночью телевизор включить противно — сплошная половая жизнь. Про газеты и говорить не приходится. Недавно он лично пролистал одно из развлекательных изданий и обнаружил там такие рекомендации: «Лучше заниматься групповым сексом. Особенно хорошо, если ваших партнеров будет пятеро и один из них — негр». Каково? Михаилу Ивановичу не нравится.
В общем, неважнецкие у нас дела. Нести культуру в массы Минздраву не на что. На постороннюю помощь рассчитывать не приходится. Хотя ее, конечно, предлагают. Вот недавно произошел один весьма показательный случай. Специалисты из голландского института психического здоровья и пагубных зависимостей (Netherlands Institute of Mental Health and Addiction) предложили нашему Минздраву составить, издать миллионным тиражом и распространить среди нашей молодежи буклетик «Защити себя сам» (об охране здоровья тех, кто употребляет наркотики). Все, заметьте, бесплатно.
Составили. Издали. Но Минздрав брошюру завернул, сообщив голландским коллегам, что распространять издание, пропагандирующее половую распущенность и наркотики, не будет. Чтобы вы осознали масштабы несостоявшейся диверсии, приведу лишь некоторые выдержки из запрещенного буклета.
«Для здоровья лучше вообще не употреблять наркотики... Но если ты все-таки решил их употреблять, то безопаснее наркотики глотать, нюхать или курить... Если ты все-таки хочешь ввести их в вену, то соблюдай правила безопасности...» «Если у тебя есть наркотик, но нет нового шприца с иглой, в крайнем случае можешь, если не остается ничего другого, прокипятить старые шприц и иглу. Кипятить в течение четверти часа — безопасно, дешево и просто...» «Разумные люди, употребляющие наркотики, всегда имеют в кармане свой собственный шприц с иглой... Таким образом опытные люди, употребляющие наркотики, защищают себя и других от гепатита и СПИДа...» «Ты можешь иметь столько секса, сколько пожелаешь. Важно лишь, чтобы секс был безопасный».
Уяснили? А теперь подумайте: могли ли такие пассажи понравиться старейшему сифилитологу Москвы Валентину Степановичу Мыскину? Или начальнику отдела профилактики СПИДа Минздрава Михаилу Ивановичу Наркевичу? А начальнику отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков полковнику Данилину Владимиру Ивановичу, который честно признался мне в том, что ему жаль, что за наркоманию у нас больше не сажают? Так-то.
Может, конечно, в Голландии такая брошюра пользу и принесет. Но что для голландца здорово, то для русского смерть. У нас ведь своя специфика. Государство хранит нас не от физических заболеваний, а от нравственных. С этой целью оно укладывает уже смертельно больного, не отвечающего за свои действия человека в стационар, прописывает ему строгую диету, а на ночь рассказывает притчу о том, что курить вредно, а наркотики суть мировое зло. От СПИДа, сифилиса и гепатита этим безусловно полезным знанием не излечишься. Да и от наркомании, как показывает практика, тоже.
Ну а выводы какие? Выводы, прямо скажем, не слишком оригинальные. Старайтесь не употреблять наркотики. Будьте осторожны и осмотрительны в любви. Переходите дорогу только на зеленый свет. И, что самое главное, не смотрите по ночам телевизор и не читайте газет. Ничего хорошего там нет.
Будьте здоровы.
ВАСИЛИЙ ГУЛИН
Журнал Столица номер 19 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-19
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?