•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Новые русские сигареты

Незаметно, вполне буднично на отечественном рынке произошло феноменальное событие. Вполне возможно, с коммерческой точки зрения, не такая уж это и сенсация. Работает нормальный экономический принцип: ты вбухиваешь в дело и рекламу побольше денег, и, если не совсем дурак, что-нибудь да получается. Тут важно другое. Переворот в сознании циничных русских людей, который происходит прямо на наших глазах. Речь идет о сигаретах «Ява». Дешевые, с точки зрения избалованной Москвы, сигареты (3500 рублей за пачку) с названием «Ява золотая» стали покупать. Публика, у которой , еще год назад отечественный табак вызывал приступы рвоты, теперь не только не стесняется курить «Яву» вместо сверхмодного «Парламента», но и испытывает при этом нечто похожее на гордость за Родину. При этом всем известно, что «золотые сигареты» все равно нерусские. Богатая контора British American Tobacco купила «Яву» и навела там свой порядок. Но магическая штука в том, что это никого не трогает. Новые русские сигареты воспринимаются как победа советского народа над врагом. И это феноменальный росток загадочного западного менеджмента, умело закопанный в русскую землю. Как им, черт побери, удалось этого добиться? Что происходит теперь на фабрике? Мы решили обязательно это выяснить, как бы вы ни ухмылялись, думая, что иностранцы заплатили нам за профессиональное любопытство.
Врожденное непостоянство Всякий раз, когда я захожу в гости к родителям, моя мама, размещая на моих щеках приветственные поцелуи, незаметно меня обнюхивает. Потом с ласковой укоризной спрашивает: «Все-таки покуриваешь? » Нет, я не покуриваю, мама. Я курю. Твой сын — курящей человек...
Т/о ли от врожденного непостоянства, то ли от стремления к лучшему я никогда не проявлял устойчивой приверженности к конкретным сигаретам. Курил практически все, предлагаемое розничной торговлей, спекулянтами и гостями из-за рубежа. Неизведанные марки курева, будь то сигареты, папиросы или трубочный табак, всегда предпочитал апробированным.
Как только появилась возможность, я с легкостью и удовольствием изменил отечественной табачной промышленности: надоело сушить сигареты на батарее и разминать их, выполняя "'работу за производителей.


Из любопытства я даже занялся подсчетами. Получается, что вот уже лет восемь я стимулирую рост благосостояния зарубежных табачных компаний и не плачу ни копейки отечественным производителям. Это обстоятельство для моей патриотической души — чистый нож, но деться было некуда.
И тут на рекламных щитах, да и в ларьках, появляется золотая нажористая пачка со знакомым с детства логотипом. После ознакомительного курения я немедленно и без малейшего насилия над организмом перешел с давно куримого Marlboro lights на «Яву золотую ». Я подумал: только бес ведает, где это Marlboro мастерят — на потайных заводах в пригороде Варшавы или в верховьях Хуанхэ.
К чему мне эта цыганщина? Одним словом, теперь курю отечественные сигареты, которые радуют качеством и ценой.
Для меня это факт ошеломительный. Мне очень даже не безразлично, что курить, — я достаточно привередлив по этой части. На1 пример, от L&M у меня во рту такое ощущение, будто я сосал медный пятак. «Петр I» поприличней, но вызывает тоскливые ассоциации с «Пегасом». А тут — явский продукт, курю его и не морщусь. Парадокс! В состоянии этого ошеломления я и отправился на одноименную фабрику.
Иду на запах Чтобы найти фабрику «Бритиш Американ Тобакко — Ява», как она теперь зовется, не нужен точный адрес. Достаточно знать, что это где-то в районе Белорусского вокзала, и не страдать на момент поисков инфлюэнцей. Отчетливый аромат табачной плантации безошибочно выведет прямо к воротам.
Во дворе фабрики, сильно напоминающем тот, в котором у Ван Гога обычно прогуливаются заключенные, оживленная деятельность. Из одних машин выгружают тюки с табаком, в другие загружают готовую продукцию, в третьи — строительный мусор. Межпланетного вида агрегат с многоколенчатой трубой подает жидкий бетон прямо в выломанное окно на третьем этаже. В полуметре от моих ног лихо проезжает погрузчик с европоддонами на бивнях, шуршат туда-сюда иномарки с желтыми номерами.
Такая, знаете ли, завораживающая картина напряженного труда и быстрых темпов.
«Ява» в трехсменном режиме обеспечивает страну куревом и в то же время реконструируется. Звучит просто, а по сути то же самое, что одновременно бриться, играть на балалайке и стричь ногти на ногах.
Меня довольно охотно, не чиня никаких препятствий, взялись ознакомить с процессом. В прогулке по цехам рядом неотлучно следовал Владимир Аксенов, директор по корпоративным отношениям, Отчасти из гостеприимства, а отчасти, наверное, из опасения, что я нарою какие-нибудь антикорпоративные сюжеты.
Процесс изготовления сигарет оказался довольно скучным, хотя и сложным. Табак разных сортов, выпотрошенный из тюков, под наблюдением компьютеров ездит по транспортеру из одного аппарата в другой, и везде с ним что-нибудь проделывают. Увлажняют, режут, удаляют жилки и пыль, перемешивают, сушат, опять перемешивают. Не хотел бы я в следующей жизни родиться табачным листом! По специальным трубам под напором воздуха измельченный табак перемещается в другой цех. Это уже готовая мешка, в которой присутствуют все сорта Табаков и вкусовые добавки в точном соответствии с рецептурой конкретных сигарет.
Соседство с морем табака пробуждало непреодолимое желание курить, но делать это на фабрике категорически запрещено.
— А где же можно это делать? — спросил я директора по корпоративным отношениям.
Беседа с трудящимся Вы не поверите: в курилке. Приходим. Небольшая группа фабричных, с напрягшимися при появлении начальства лицами, перекуривала. Я тоже закурил, приняв сидячее положение, и покосился на корнеобразные руки пожилого рабочего, оказавшегося рядом. На пояске его сигареты значилось: «Ява золотая ».
— Простите, — полез я в душу ни в чем не повинного человека, — а вы постоянно курите «Яву золотую? » — Да, нравится мне, — после обдумывания уклончиво ответил труженик производства.— Я уважаю хорошие сигареты. «Мальборо», например. Если это настоящее «Мальборо».
— А что вы курили до «Явы золотой »? — Обычную «Яву».
— И давно работаете здесь? — Сорок один год.
****
А должность у вас какая? — Бригадир упаковочных машин.
— Многие на фабрике курят новую «Яву»? — Кто-то по привычке простую, а многие, замечаю, на «Золотую» перешли. Я, между прочим, даже удивился. У меня в подъезде респектабельные такие ребята живут, один в страховой фирме работает. Не сказать, что крутые, но с высшим образованием. И курят «Золотую». Практически весь подъезд на нее перешел.
— Сильно все изменилось с приходом англичан? — Раньше, знаете, был принцип «план любой ценой». Чего-то не хватает, запчастей нет, но план давай. Теперь такого нет. Главное — качество. Комлевой чем-то не понравятся сигареты — линию останавливают. И пока не наладят, не запустят.
— Кто такая Комлева? — Начальник ОТК. Сейчас, конечно, стало строго. И беруши заставляют вставлять, и респираторы — кому положено. Хотя мне эти затычки мешают. Ладно бы яму копать, а мне машину слышать надо.
— Вы знали заранее, что фабрика собирается выпускать новые сигареты? — Догадывались. Было ясно, что нужны такие сигареты. Даже те, кто работают на фабрике, курили импортные. Но англичане сработали оперативно. Мы уже перед фактом оказались, когда «Золотую» запустили. Я попробовал — понравилось. Не для рекламы говорю: правда понравилось.
— Что в первую очередь нужно, чтоб сигареты были хорошими? — Все дело в табачном мастере. Он как дегустатор вин или те, кто духи делает. Последний у нас был Михайлов. Еще был Валера Афанасьев, но он на повышение пошел: второй год в Англии работает. Молодой, ему лет сорок.
— Может, и вас скоро в Англию переведут? — Да-а, меня переведут... У меня даже место есть. На Митинском... Я уже все.
— Зачем же так трагично? — А при чем здесь «трагично»? Надо трезво мыслить. Мне уже пятьдесят семь. Хотя стараюсь как-то голову развивать, чтоб не дойти до маразма. Всякие кроссворды собираю. Вы извините, мне к машине пора...
Идем дальше Идем с Аксеновым дальше, в сигаретные цеха. На пятом этаже главного корпуса — образцово-показательный цех. Евроремонт и чисто до уныния, как в роддоме. Остальные помещения фабрики пообшарпанней, до них пока руки не дошли. Сигареты делают машины зеленого цвета, напичканные электронными мозгами. С одного конца в них вдувается табак из труб, с другого выскакивают готовые пачки.
Но самое сильное мое впечатление от посещения «Явы» — та тщательность, с которой сотрудники блюдут корпоративную секретность. Она достойна черной зависти Министерства обороны Российской Федерации.
Мастерство не сболтнуть лишнего с блеском демонстрировали все работники офиса «Бритиш Американ Тобакко», куда меня повели после экскурсии по фабрике.
Из-за этого жесточайшего контроля за вербальным потоком все беседы получались дистиллированными, как пресс-конференции. Мне интересно, например, знать, каким количеством «Явы золотой» фабрика ежедневно одаривает город. Не говорят: корпоративный секрет. «Какие, — спрашиваю, — табаки входят в состав табачной смеси?» — «Это наше ноу-хау, извините». — «Покажите хоть непригодившиеся варианты дизайна пачки!» — «Рады бы, но это интеллектуальная собственность нашего рекламного агентства». Но именно умение держать язык за зубами позволило корпорации шарахнуть по конкурентам «Явой золотой » — как гром при отсутствии малейшей облачности на небе.
Но все же из разговоров с заместителем управляющего директора Рольфом Билефельдтом, директором по корпоративным отношениям Владимиром Аксеновым, директором «БАТ — Ява» Леонидом Синельниковым и очаровательным координатором по связям с общественностью Яной Стеблевой у меня сложилась следующая картина рождения «Явы золотой».
Следующая картина Второй по величине табачный монстр планеты после «Филип Моррис» — корпорация «Бритиш Американ Тобакко» начала проникновение на российский рынок в 1991 году.
Первое время «БАТ» только импортировала готовую продукцию, примеряясь к нашему загадочному и бездонному рынку. Пока зажиточные россияне привыкали к недешевым сигаретам Kent, Lucky Strike, Pall Mall и State Express 555, компания придумывала, как подобраться к менее состоятельному, но зато фантастически многочисленному слою табакокурилыциков.
Два года корпорация искала подходящие фабрики. Наконец нашла две, одна из которых оказалась «Явой». Светлые корпоративные головы поняли, что «Ява» — единственный многообещающий российский бренд, то есть полноценная торговая марка с более чем столетней биографией и принадлежностью к конкретной фабрике. Все остальные сорта сигарет: «Столичные», «Пегас», «Космос», «Астра», «Прима» и т.д. — выпускались десятками разных советских фабрик.
Сколько нужно было затратить усилий, средств и какую изворотливость надо было проявить, чтобы завладеть контрольным пакетом лучшей табачной фабрики страны — невозможно себе даже вообразить. Но иностранцам этот эквилибр удался: теперь «Ява » — их собственность.
Монстр внедрился в фабричную среду незаметно и животворно, как пенициллин. Сначала на фабрике мелькали только два деликатных представителя компании, потом их стало двадцать, а теперь российское представительство «Бритиш Американ Тобакко» — большое трехэтажное здание, густонаселенное, словно омулевая бочка. Здесь работают англичане, немцы, французы и много нашего отечественного брата и сестры. Но интересно вот что. Вся эта здоровая контора при реорганизации дышащего на ладан фабричного организма не прибегала ни к каким хирургическим вмешательствам, ограничиваясь исключительно терапевтическими методами. Все работники фабрики, пожелавшие трудиться на иностранную компанию с ее высокими требованиями к производству, остались на своих местах — от директора до подметальщицы.
Началось с того, что заморские хозяева восстановили рецептуру явской мешки 1966 года, улучшили бумагу, фильтр, дизайн пачки и в августе 96-го выпустили обновленный продукт на рынок.
Многие курильщики тогда решили, что «Яву» улучшили до уровня L&M и Bond Street. Однако их ждало разочарование, потому что классическая «Ява» осталась в категории восточных сигарет. Эта часть потребителей опять вернулась к дешевым сигаретам американского типа.
В традиционных отечественных сигаретах применяется так называемая восточная мешка. Составляется она из очень ароматных и крепких Табаков восточного типа, таких как Дюбек. Они и сообщают нашим сигаретам тот удушливый запах, который иностранцы вообще не считают табачным. В американской мешке преобладают табаки Вирджиния и Берлей, а восточных в ней — лишь четверть.
И тут руководство «БАТ» поняло, что недорогие отечественные сигареты старой торговой марки с американской начинкой — золотое, никем не оккупированное дно. В январе этого года табачная смесь была готова, не хватало только названия, дизайна пачки и рекламы. Ясно было, что марку «Ява» нужно использовать обязательно. За два дня отделом маркетинга были придуманы десятки названий.
Опыты на живых потребителях показали, что самое притягательное для них — «Ява золотая ». С дизайном вопрос решился быстро, и в августе 97-го появились российские сигареты международного стандарта качества. Удлиненный фильтр, специальная пористая бумага и американская мешка позволили добиться содержания смол — 12 мг, никотина — 0,9 мг. Это стандарт, который Европейское сообщество установит только в будущем году.
Взять того же меня Рассказывая о своем триумфе на рынке с «Явой золотой», замалчивая, по своему обыкновению, все конкретные цифры, на фабрике ликуют, как Кантария после взятия рейхстага. Успеха они, конечно, ожидали. Но не такого.
При всей скрытности моих собеседников я все-таки подсчитал примерные объемы производства «Явы золотой» — это не бином Ньютона. Мне была известна производительность линии — 8 тысяч сигарет в минуту.
Крутят их на фабрике круглые сутки, в три смены, линий две, а сколько сигарет в пачке и минут в часе, я и сам знаю. Получается около миллиона пачек в день. Но спрос все время растет, фабрика удовлетворяет его внатяг, на грани дефицита. В срочном порядке вынуждены запустить еще одну производственную линию новой «Явы».
Огорчив конкурентов своим внезапным появлением на рынке, «Ява» в золотой упаковке всего за два месяца подвинула L&M, Magna, Bond Street, «Петра I» — сигареты, не один год уверенно занимавшие среднеценовой сегмент табачного рынка России. За наглядностью далеко ходить не надо. Взять того же меня: курю золотую «Яву» с полным органолептическим и патриотическим удовольствием, чуть ли не причмокиваю.
И для меня не важно, что в «Яве золотой» нет ничего отечественного, кроме букв, и что делают ее на фабрике, принадлежащей иностранной компании. Важно, что теперь есть российские сигареты, которые не стыдно курить в приличной компании.
ОЛЕГ АЛЯМОВ
Журнал Столица номер 19 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-19
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?