•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Баллада о трезвом милиционере

Читатель, видно, уже смирился с мыслью, что в разделе «Происшествия» ему каждый раз приходится читать произведения писателя Рослякова. Конечно, пугает не столько плодовитость литератора, сколько тот факт, что вдохновение он, как правило, черпает в милицейской среде. Населению в этой ситуации, видимо, осталось только одно утешение. Александр Росляков — все-таки писатель. А не милиционер. За что мы ему крайне признательны.
БЫЛ В Москве рядом с Безбожным переулком (я там когда-то жил) магазин «Минводы». Ходил я в него, понятно, за пивом. Стоило оно тогда копеек 40, а пустую пол-литровую бутылку там же принимали по 15. Но приемщик тары сидел в зале, где самообслуживались любители безалкогольных напитков, а пиво продавалось в другой секции.
Как-то стоя в очереди, я случайно стал свидетелем следующей сцены. Заходит в зал самообслуживания ханыга и, притулясь за стеллажом, где продавцам его не видно, быстро берет с полки бутылку минералки и тут же с отвращением высасывает ее из горла. Затем берет другую, открывает зубом и опять вливает в себя. Чего же ради он страдает, подумал я? Долго гадать не пришлось. Употребив с омерзением вторую бутылку, мужик тотчас же проследовал к приемному окошку, где выставил на окованный бугристой жестью козырек обе опустошенные тары.
Получив свои 30 копеек, добрался до прилавка с пивом, добавил гривенник и оттеснил прочий народ: — Наташ, дай скорее одну: трубы горят! Когда я вышел из магазина, он, удобно разместившись у входа, со смаком сосал добытое при помощи дерзкой смекалки пиво.
Жизнь на месте не стоит, и совсем недавно я узнал, как похожая уловка была усовершенствована и применена совсем в другой сфере.


Служил в московском ГАИ старший лейтенант Иван Иванович, назовем его так. Примерный ветеран. Службу нес исправно на кольцевой дороге, на повышения не просился. Но когда в МВД началась известная акция «чистые руки», Иван Иванович привлек внимание заинтересованных лиц. Уж больно хорошо, явно не на одну зарплату, жил милиционер Иван Иванович. Дачку ладную в Снегирях поставил, машину обновил.
И начали заинтересованные лица следить за трудящимся на его боевом посту. Было им трудно: место голое, ровное. Один куст, за которым прятался сам постовой, да придорожный барчик рядом, где наружку не поставишь, видеокамеру не укрепишь.
Не будем выдавать секретов наших доблестных борцов с хорошей жизнью, но все же удалось им уличенного сцапать в объектив. Однако к несказанному удивлению умелых следопытов взятка в действиях постового, хоть и довольно странных, не фигурировала.
А действовал он обычно следующим циничным образом. Тормозил иномарку побогаче за превышение скорости или обгон не с того ряда и сперва держался — как все, кстати, лихоимцы, — этаким серпом и молотом законности: «Откупиться? А акт на изъятие прав не хотите?» Однако затем всегда менял праведный гнев на милость, чтобы, как полагали проверяющие, произвести побор. Но ничего подобного не прослеживалось в действиях Ивана Ивановича. А прослеживалось и даже отчетливо прослушивалось с микрофона, как постовой отечески ворчал: «Ладно, у меня смена кончилась, ограничимся лекцией — пошли, я выпью стакан чаю, там и проведем ликбез».
Водитель в замешательстве прятал в карман мзду и шел с постовым в тот ближний бар. Там ветеран на самом деле выпивал стакан чая с лимоном, что-то вещал недолго нарушителю, тот с миной исключительного облегчения возвращался в свою иномарку и укатывал. То есть налицо был не гнусный взяточник, а чистый филантроп, энтузиаст, проповедник курса ПДД! Логика подсказывала, что филантропы в Снегирях дач не возводят. Значит, зарыта собака в баре, не иначе. И ушлые ребята, чувствуя, что их каким-то образом дурачат, перевели объектив и стали подробнее изучать картину чаепития. Тут все и вскрылось, но вместе с тем и вовсе запуталось.
Иван Иванович подводил клиента к стойке, где на лицо последнего набегало просветление. Поскольку чай, который спешил оплатить клиент, на самом деле оказывался марочным коньяком, 100 тысяч рублей за стакан. Его-то барменша и наливала в стакан с ложечкой и ломтиком лимона. То есть брал все-таки энтузиаст. Но не деньгами, а борзыми коньяками! Это, конечно, делало честь его вкусу, но не объясняло: откуда дача-то? И еще: проповедник уговаривал за смену аж до десяти стаканов коньяка! А сам при этом оставался бодрым, румяным, работящим и с виду трезвым. Дар такой, что ли, изумительный или просто сноровка? Но следопыты уже не стали ломать головы, а решили брать кудесника на том, что есть: страшное пьянство на посту, а там прищученный и дальше расколется. Взяли. И опешили вконец. Иван Иванович оказался ни в одном глазу, даже малейшим запашком спиртного не несло.
— Но ты же жрал коньяк! — взревели замороченные следопыты.
— У нас на камере заснято!
— Какой коньяк? — спокойно отвечал постовой. — Нету. Пил чай с лимоном, больше ничего!
Не буду дальше морочить голову читателю. Да и сам Иван Иванович недолго занимался этим, исчерпав инцидент так. Позвал своих ловцов в тот самый барчик, его работнице велел подать бутылку самого отборного коньяку, самой же удалиться. И сказал Иван Иванович, простой московский милиционер: — Ребята! Вы, конечно, молодцы, и отношения я с вами портить не хочу. Раз вы в меня вцепились, лучше сам уйду, один черт, печень еле держит. Только не от коньяка, ребята! Ни хрена ведь вы не поняли: Чай я целый день хлещу, чай. И потому еще ни разу не засыпался, а старость себе обеспечил, чего и вам желаю. Клиентов я сюда вожу, а при слове «чай» подмигиваю на бутылку с коньяком. Они все быстро понимают, счастливы до смерти, так же буфетчице мигают, просят чаю за сто тысяч. Она приносит. А там чай и есть. Ну а доход за смену мы с ней делим.
После чего Иван Иванович досмаковал — возможно, в первый и последний раз на службе — свой коньяк, чему последовали и обезоруженные его исповедью следопыты. Утерлись — и оставили его наедине с его смекалкой и печенью, переварившей гекалитры чая, чтобы выстроить избушку. А на другой день (ребята мне рассказывали) этот дяденька, поднявшийся на стакане чая с лимоном, действительно подал рапорт об отставке и с честью вышел из игры.
Да, московский милицанер на выдумки хитра! Да.
АЛЕКСАНДР РОСЛЯКОВ
Журнал Столица номер 12 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-12
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?