•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Москвич удавится за бабки

Москва богатенькая. У нее 80 процентов банковского капитала всея Руси великой. Москва жиреет на глазах и упивается своей жирностью.
Остальной стране дозволено любоваться на праздник сытости в качестве зрителя, сперва, естественно, оплатив билет.
Отдельные москвичи скупают сейчас Нечерноземье и Сибирь. А сибиряки и «нечерноземы» должны, приехав в богатейшую Москву, платить московский «налог» за высокую честь — пожить в одном городе с москвичами.
Воистину Москва как никто научилась сосать деньги из воздуха! Это же так просто — унизить окружающую державу до скотского, рабского положения, а потом на фоне всеобщей нищеты красоваться и куражиться эдаким баобабом! А если перенести коммуникации в Рязань, Тверь или Смоленск? Если назначить столицей другой город? Вот тогда-то Москве придется клянчить на бедность с приезжающих. Да только кто ж ей подаст?! Когда-то Москва стала «образцовым коммунистическим городом» за счет самоотверженного труда малооплачиваемой рабочей силы из провинции, за счет бесплатных зэков и немецких военнопленных.
Теперь город добивается почетного звания «образцовый капиталистический» с помощью украинцев, белорусов, молдаван, которые за копейки благоустраивают ненавистный им город.
Мэр рассказывает сказки про какие-то чудесные условия, которые он якобы создал для процветания столицы.


Но фонтаны в ГУМе функционируют со времен тоталитаризма. А нам говорят, что это они только благодаря меценатам и спонсорам так брызгают.
Москва доедает последние жующиеся кусочки России и при этом изображает из себя чрезвычайно занятую, деловитую, незаменимую персону.
Истошное заколачивание бабок в Москве — процесс непрекращающийся, бессмысленный, даже болезненный. Строительство особняков в пригороде напоминает возню муравьев или термитов.
При этом никто не умеет так прикидываться бедным, несчастным, обиженным, как москвич. Просить у него в долг — занятие сложное и чаще всего бесполезное.
Поразительно, как скурвился этот город всего за каких-то сто лет! Сто лет назад Москва славилась неторопливостью, ленью и незаинтересованностью в чистогане. Это в Нижнем на ярмарке могла случиться суета вокруг лимона. В белокаменной — никогда. Шли, конечно, в садах Замоскворечья разговоры о том, что надо бы работать. Однако это было нужно для жизни, не спорта ради. Да и разговоры после редьки с квасом на завтрак или в обед после рюмки водки были самодостаточными разглагольствованиями самодостаточных людей.
А сейчас что нужно для счастья так называемому москвичу? Пятикомнатный евроремонт в Крылатском, кирпичный особняк за городом на водохранилище, БМВ — себе, «пежо» — жене, «рено» — любовнице. Ну и так, по мелочи — «Сименсом» стирать памперсы под музыку «Филипса», а если что поломается — отремонтировать «Бошем».
Зимой в Лихтенштейн на горных лыжах. Летом на Канары. Осенью на Мальдивы. Весной на шашлыки в Подмосковье.
Все остальное время — работать, работать и работать.
Где былое самоограничение богачей? От купца Демидова, кроме уральских заводов, остался дедов тулуп — им он до самой смерти обогревался.
А Москва в своем богатстве скучна, чванлива и тупа.
Иногда мне кажется, что нейтронная бомба здесь уже взорвалась.
И остался только неодушевленный мир.
ПЕТР ВАЖАВАТ, россиянин
Журнал Столица номер 12 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-12
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?