•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Век водки не видать

Самый несчастный человек во всей нашей пенсильванской Москве на данный момент — это Майк Макгофф. Он изгой и пария. Он один против общества. Все знают: «Да, попал этот Макгофф...» На него разве что пальцем не показывают.
Год назад Майк совершил страшное преступление: его поймали за рулем пьяного. И с тех пор за это мучают, унижают, тянут деньги. Майк живет в постоянном страхе.
Вы усмехнетесь и спросите: а что ж он сразу не дал гаишнику 100 долларов, чтоб назавтра забыть о неприятности? Или на худой конец — назавтра 400 долларов, чтоб забыть послезавтра? А потому не дал, что нет в Америке наших гаишников. Денег давать некому.
Ветераны чтения «Столицы» знают Майка как капитана MOSCOWCKOU сборной по бильярду, а также как инспектора палаты мер и весов, американского патриота, спортивного болельщика и пьющего автомобилиста (см. № 1,1997). А пьянство за рулем до хорошего не доводит. Вот и Майку не повезло: уже два раза его брали с поличным.
В первый раз его застукали пять лет назад. Он ехал из бара домой ночью. Разумеется, пьяный в пыль. И тут его догоняет полицейская машина, а в ней начальник MOSCOWCKOU ПОЛИЦИИ Ральф Рогато, широко известный своей итальянской неподкупностью и беспощадностью к правонарушителям. Майк заспорил, что он-де не пьяный. Пришлось ехать в госпиталь, где анализ крови на алгоколь показал 1,22 промилле. В Америке же за рулем позволено напиваться не более чем на 0,8.
Опытные люди, чтоб не превысить, пьют один дринк в час. Дринк, условная американская единица, составляет ничтожно малую дозу — кружку пива, рюмку водки или стакан вина.


Тогда, по первому разу, Майк легко отделался. Уплатил всего-то 300 долларов штрафа, да еще 1000 дал адвокату. Ну и еще по мелочи: просидел 10 дней — выходных, разумеется, — на лекциях о вреде алкоголя. К тому же Майк четыре субботы подряд, в самую июльскую жару, по 10 часов без перекура, выполнял общественные работы.
Как-то: сеял траву, сажал деревья, мел улицы и трудился на заводе по переработке мусора.
— Зря я тогда не сделал выводов, — переживает Майкл, — опять пьяный сел за руль.
И вот, спустя четыре года, второй удар судьбы пришелся Майку по тому же самому месту. Обстоятельства этого печального происшествия Майк обрисовал в баре. Он сделал заявление для прессы. То есть для меня: «Будучи патриотом, я поехал в г. Атланту на Олимпиаду, чтобы морально поддержать команду родной страны. И я ее поддержал.
Однако на обратном пути в Москву я был грубо задержан полицией и в наручниках доставлен в камеру, а оттуда — в суд. Две недели отсидки всего лишь за то, что я врезался в чью-то машину!» Та машина и была виновата, но она оказалась трезвой, а потому отвечать пришлось одному Майку... Накануне Майк всю ночь просидел в атлантском баре Buckhead (оленья голова). И алкоголя у него в крови было почти в два раза больше, чем позволяет полиция — 1,3 промилле. Суд благодаря всеобщей компьютеризации был очень короткий. Поскольку первая поимка всплыла сразу, Майк оказался особо опасным рецидивистом. И приговор ему был такой: 30 суток тюрьмы. Ну и, кроме того, разумеется, ударили долларом.
Адвокат — 1500. Штраф — 1800. Оплата услуг преподавателей в автошколе (занятия там — часть наказания) — 300.
Не хотите сразу в тюрьму? Еще будете с адвокатом совещаться? Тогда платите залог — 1200, и мы вас пока выпускаем.
Праздник этого временного освобождения был вполне со слезами на глазах. В расстроенных чувствах прибыл Майк в Москву. На автобусе. С пересадками. Хорошо хоть в пути можно было спокойно выпивать.
Расходы множились. Ремонт обеих машин — 8000.
Поскольку все застраховано, платит вроде бы компания. Но узнав, что авария была по пьянке, те поднимают стоимость страховки. Таким образом, в целях экономии «шевроле блейзер» придется продать, а ездить на оставшейся «субару» 10-летней давности.
Тогда плата за страховку упадет. Если совсем прижмет, тогда — и лодку продавать: за нее Майк тоже платит страховку.
С прошлого лета и до января нынешнего года Майк готовился к новому суду. То есть платил штрафы и бесплатно занимался общественно полезным трудом: чистил по Москве всякую грязь, какая попадется, мусор собирал. За это мэрия охарактеризовала его положительно в особом письме (выдано для предъявления в суде). Еще он ходил в церковь, и там в свободное от работы (и от пьянства) время — красил лавки. Батюшка тоже ему дал божескую характеристику.
Майк понимал, что посадить могут в любой момент. И в январе поехал в Атланту, собственно говоря, сдаваться. Чемоданчик прихватил со всем необходимым. Но суд в Атланте принял к сведению как квитанции об уплате всего, что требовалось, так и характеристики с мест жительства, работы и отправления религиозных культов — молодец! Однако судья спросил, глядя в глаза: «А употребляешь ли ты алкоголь? » — А ты что сказал? — Что не пью. Поверили...
И Майк начал меня всерьез убеждать, что не только за рулем, но и вообще практически не пьет.
— Но мне-то ты зачем врешь? Я же не начальник MOSCOWCKOU ПОЛИЦИИ Ральф Рогато, но частное лицо иностранной национальности.
Мне даже как-то неловко это слушать.
Тогда Майк, вздыхая, рассказал мне о крушении своей частной жизни, то есть фактически о ее упразднении. Потому что если его поймают в третий и решительный раз, то отнимут права. А это будет означать полную потерю работы! Ведь ни метро, ни иного какого общественного транспорта не то что в noAMoscowbe, но даже в Москве нет. А работу, которая заключается в проверке торговых точек на обвес и обсчет, Майк выполняет при помощи автомобиля. То есть грядут безработица и крах всей жизни... А пешком до бара не дойти.
— Так дома пей! — Как это — дома? Ты с ума сошел? Вот так цинично, на глазах у родителей? Я их все-таки уважаю. Тем более один я не могу пить, а чтоб компанию пьяную домой тащить, так лучше умереть, чем такой позор.
В итоге суд, учитывая примерное поведение Макгоффа, решил его поощрить, то есть скостить срок. Вместо 30 суток предложено ему было отсидеть всего пять. Усталый от прений и пререканий адвокат советовал сдаться, отсидеть и забыть. Но Майк решил не сдаваться и борьбу за свою свободу продолжить. И он опять взял в руки метлу.
ИГОРЬ СВИНАРЕНКО
Журнал Столица номер 12 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-12
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?