•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

У.Е.

Делать секреты не в наших правилах. Мы не делаем секрета даже из того, что в «Столице» проживает женщина-побратим Авдотья А. Ипполитова, она же Дуня Смирнова. За Дуней водится много выдающихся качеств, о которых будет сказано позже и не здесь.
Главное — Дуня ненавидит несправедливость. Она ее не просто так ненавидит, ради галочки, а ненавидит люто как мать и как женщина. Она борется с несправедливостью. На работе и дома, в лесу и на кладбище, в магазине и ресторане — везде, решительно везде Ипполитова Авдотья А. железной рукой восстанавливает справедливость, а железной ногой попирает несправедливость. Зная такое у мы всегда поручаем Авдотье особенно сложные и опасные задания. На этот раз перед отважной Дуней поставлена задача разобраться наконец с женским досугом, то есть восстановить пресловутую женскую справедливость. Короче, найти в Москве мужчину для того, для чего подчас в Москве мужчина находит женщину, широко пользуясь своим мужским досугом. В общем, отважная Ипполитова разобралась. Да так, что слезы стыда и бессильной ярости до сих пор катятся во все стороны по нашим мужским лицам. Предупреждением читать Дунину заметку мужчинам мы не рекомендуем. Чисто по-мужски.
Релакс энд инджой Москвички! Вспомните! Вспомните все те страшные унижения, которые приходится нам претерпевать, живя в этом городе.
Вспомните, сколько раз мужчины, эти человекообразные овощи, оскорбляли нас своим «хождением по бабам», «сниманием девок», своей омерзительной похотью, своим животным сладострастием, хамскими повадками самцов и наглыми замашками собственников. Вспомните и устыдитесь собственной робости и лени.
Это наш город, мы любим его, в нем есть все, что нужно для нашего счастья. Так неужели мы будем несчастливы еще хоть минуту? Нет, москвички, не будем. Мы будем оглушительно, испепеляюще счастливы. Вы когда-нибудь платили москвичу за доставленное вам удовольствие? Если нет, то вы просто ничего не знаете ни об удовольствиях, ни о москвичах.


Первое удовольствие, за которое москвичка может без зазрения совести заплатить москвичу, — это мужской стриптиз.
В Москве есть около десятка клубов, где можно регулярно видеть мужской стриптиз. Кроме того, стрип-труппы время от времени выступают в клубах и ресторанах, не имеющих специальной дамской направленности. Собственно женских клубов в Москве нет — есть дорогой Up&Down с уже сложившейся клиентурой и постоянной стриппрограммой для дам и новоорганизованный New Relax, рассчитывающий стать сугубо женским клубом. Я отправилась во второй.
Клуб «Нью-Релакс» находится возле метро «Каховская» в гостинице «Севастополь». Существует он меньше месяца. На четвертом этаже гостиницы расположен зал с дизайном недорогой дискотеки. Рядом с залом — бильярдная. Между двумя барными стойками — вход в служебные помещения. Я забрела туда в поисках женщины Ирмы, генерального директора клуба. Рядом с ее кабинетом абсолютно голый юноша, спереди прикрытый фартуком, пылесосил ковер. «Икры тонковаты», — флегматично подумала я и пошла к женщине Ирме.
Женщина Ирма рассказала мне, что в будущем клуб планируют сделать закрытым, а пока принимают всех желающих дам. Иногда с кавалерами.
Мы отправились в зал. За соседним со мной столиком сидели трое мужиков. Я расстроилась, зачем здесь мужики-зрители, но выяснилось, что это гости Жени Березина, Ирминого зама.
Через несколько минут должно было начаться шоу. А пока мне предложили фирменный коктейль «Задира». «Задира» состоит из виски, мартини «россо» и спрайта. Довольно-таки крепкий. Женя с Ирмой рассказали о творческих планах клуба, показали VIP-зал, который вместе с полным стриптизом стоит 120 у. е., и предоставили мне возможность предаваться размышлениям и наблюдениям в ходе представления.
Ну что вам сказать, дорогие женщины? Стрип-шоу Леонида Пахарева стоит того, чтобы на него сходить. Семь хорошо накачанных юношей вышли на задымленную сцену и стали сотрясать основы моей бетонной нравственности. Одеты юноши были в драные шорты, майки и, что особенно меня тронуло, кроссовки с белыми носочками. Все вместе напоминало разврат в детской спортивной школе. Юноши по очереди выходили на авансцену и совершали выразительные движения. Время от времени кто-нибудь из них расстегивал шорты и демонстрировал белоснежные трусы. Потом трое или четверо — видимо, самых тренированных — стали подползать к столикам и показывать, на что они способны, преданно глядя в глаза клиенткам. Слева от меня сидела женщина с халой и внешностью главного бухгалтера инофирмы из ближнего зарубежья. На трудившегося перед ней мальчика она смотрела, поджав губы и строго вскинув брови к хале. Мне достался невысокого роста длинноволосый блондин, именующий себя, как я позже выяснила, Леоном. Он проделал передо мной все, что положено, дисциплинированно показал трусы и отполз назад. Напоследок я ободряюще хлопнула его по заду.
После этого начались индивидуальные выступления. На небольшое возвышение возле ди-джейской стойки по очереди поднимались юноши и тихо возились на полу. В ходе возни они раздевались все до тех же белых трусов. Самое чудесное, что перед выходом они украдкой развязывают шнурки (чтобы кроссовки легко было скинуть). А зря вообще-то. В развязывании шнурков на глазах у публики есть своя прелесть. И зря они снимают носки. Ничто так не трогает женщину, как мужчина в носках.
За отдельную плату — 100 у. е. — юноша может минут тридцать повозиться прямо перед вашим столиком.
Знаете, на что больше всего похож мужской стриптиз? На женский стриптиз. Собственно зрелищем делают его не движения, а фигуры мальчиков. Они все разные, и поэтому их можно долго и увлеченно разглядывать. Все широкоплечие, узкобедрые, разного роста и разных мастей. С длинными волосами и с короткими, блондины и брюнеты. Ну и самое главное. Самое главное абсолютно у них у всех выпуклое и упругое. Видно, что подбирал профессионал. Вообще, в смысле самого главного в «Релаксе» есть на что посмотреть. Бармены, обслуживающие клиентов, тоже подбирались вдумчиво: по словам женщины Ирмы, из 50 претендентов бандаж-контроль (бармены в «Релаксе» ходят в бандажах, прикрывающих фронтальный вид) выдержали 12. Из 12 работать остались шестеро. И это правильно, товарищи. Потому что самое главное в мужчине — задница. Кому-то нравятся накачанные руки, кого-то вдохновляют на подвиги грудные мышцы, для кого-то притягательными кажутся узкие ступни и кисти рук, но если ко всему этому не прилагается красивая задница — разговор окончен, и мышцами играть бесполезно. Это мое глубокое убеждение, подтвержденное всем жизненным опытом.
Извините, я несколько отвлеклась. Итак, после выступлений юноши подсаживаются за столики к клиенткам. Они будут рады, если вы их угостите чем-нибудь. Они готовы ответить на любые ваши вопросы. Они ужасно смешные. Все эти Максы, Леоны и Алексы — так они представляются — на самом деле милые русские Славы, Сережи и Алеши. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Сам себе сутенер Вообще-то стриптизер, жиголо и мужчина-проститутка — три совершенно разные профессии. Но не у нас в стране. Если вы, дорогие мои москвички, хотите снять мужчину на ночь, смело отправляйтесь в любой клуб с мужским стриптизом и выбирайте. Возможно, кто-то вам откажет, но вряд ли. Все стриптизеры готовы к подобному повороту событий. При этом четкой цены на их услуги нет. Клубы, где они выступают, не вмешиваются в их отношения с клиентами вне стен заведения. Сами же мальчики отличаются теми же причудами, что московские извозчики. Так же как извозчики, они глядят на вас и прикидывают, на сколько вас можно зарядить. Правда, меньше 100 у. е. не берет никто.
Но бывает, что идут и даром. Это уже более высокий класс — жиголо. Жиголо должен профессионально изображать влюбленность, роман. Он будет ухаживать за вами, водить вас по ресторанам, звонить по вечерам. Он всегда будет свободен для вас, не скажет, что у него сегодня куча дел, с удовольствием проведет с вами уик-энд. Все это будет происходить за ваши деньги. Жиголо принимают подарки, охотно берут взаймы без отдачи и тактично отворачиваются, когда вы расплачиваетесь с официантами. Иногда помимо вас и работы в клубе у жиголо бывают дополнительные занятия — кто-то работает манекенщиком, кто-то акробатом в цирке.
Самый существенный недостаток русских жиголо — необычайная капризность. Капризничают они совершенно так же, как настоящие мужики.
Этим они дают понять, что они и есть настоящие мужики. Недавно в рамках исполнения данного редакционного задания обедала я в любимом ресторане «Бочка» с жиголо по имени Миша и, увидев за соседним столиком приятелей, ненадолго подсела к ним поболтать. Когда я вернулась за свой столик, Мишенька чуть не плакал — ему тоже хотелось познакомиться с моими друзьями. Я заказала ему еще виски, и он немедленно успокоился. Самое главное достоинство жиголо — вы можете не обращать ни малейшего внимания на их капризы. Они не обидятся.
Помимо стрип-клубов есть, как известно, газеты-таблоиды, в изобилии наполненные завлекательными частными предложениями. Но ими лучше не пользоваться. Во-первых, это хлопотно — звонить, писать и т. п.
Во-вторых, неизвестно на что вы нарветесь, — автор объявления может быть просто некрасив или тяжко болен. В-третьих, объявления дают непрофессионалы, а надежда на встречу с дилетантом вдохновенным — последнее дело. Уличных мужчинпроституток в Москве нет. Конечно, есть, но клиентами их являются тоже мужчины.
К таким выводам я пришла, досконально изучив вопрос.
Так что выбор у вас невелик — идите смотреть стриптиз.
В Up&Down стрип-шоу понравилось мне меньше, чем в «Релаксе», — хорошеньких танцовщиков явно не хватает в нужных количествах. Зато это единственный клуб в Москве, где мужской стриптиз показывают каждый вечер. В остальных клубах женские дни — четверг и пятница. Видимо, предполагается, что субботу-воскресенье женщины проводят с семьями.
Еще в Up&Down показывают классический номер мужского стриптиза — стриптизер в юбке. Смысл этого номера состоит в том, что клиентка по желанию может залезть под длинную юбку стриптизера и провести там некоторое время. Минуты три. Журналистская пытливость привела меня под эту юбку. Ничего такого, чего бы я не видела раньше, я там не нашла. Во-первых, там трусы. Во-вторых, во время вашего пребывания под юбкой стриптизер продолжает совершать танцевальные движения. Не скрою, это несколько мешает. Я оставила там 100 тысяч рублей и вышла оттуда, не попрощавшись.
За выступления стриптизерам либо не платят вообще, либо платят деньги чисто символические. Считается, что деньги дают клиенты. Но те платят не всегда. Для того чтобы раскрутить клиента, клуб предлагает как можно более крепкие коктейли. Остальное — дело самих стриптизеров. Они готовы танцевать с вами, танцевать для вас, говорить о еде, погоде, нарядах и последних новостях. О себе им рассказывать, вообще-то, не разрешают. Но они рассказывают.
Как миленькие.
Говорит и показывает москвич Леона, танцевавшего передо мной в «Нью-Релаксе», зовут на самом деле Леней. Он циркач. До сих пор продолжает работать в цирке и очень своей работой гордится. Впрочем,работой в стрип-шоу тоже гордится.
Его контингент — женщины и дети. Вечером — женщины, днем — дети. Он искренне любит и тех и других.
— А ты женат? — спрашиваю его я.
— Был женат, развелся.
— А сейчас у тебя есть возлюбленная? — Кто? — Ну девушка.
— Конечно. Я страшно в нее влюблен и собираюсь жениться.
— А она знает, чем ты занимаешься? — Естественно, знает. Мы с ней и познакомились во время шоу.
Я думаю о странностях любви и причудах счастья и судьбы, подаривших девушке встречу с будущим мужем в стрипклубе. Думать об этом я способна часами, но мне мешают. Мне мешает вновь подползший юноша. Я не могу спокойно видеть, как артист работает без контакта с публикой. Я вхожу в контакт. После вдумчивой совместной возни артист подсаживается за мой столик.
Это Макс (на самом деле Слава).
Слава — спортсмен. Бывший. У него чудесный провинциальный говорок, он абсолютно ничего не соображает, он женат, у него есть дочь. С упорством тихой сумасшедшей я спрашиваю, как жена относится к его работе.
— Нормально относится.
— А если надо будет с клиенткой спать? — Поспим.
— Спокойной ночи.
-Что? — Да так, ничего. А жена не ревнует? — Нет. Она понимает, что я помогаю женщинам расслабиться и отдохнуть.
Я потрясена. Я прямо вижу как живую эту милую жену мужа-альтруиста, помогающего усталым от стирки, готовки и уборки женщинам спокойно истратить долларов сто и таким образом отдохнуть от пеленок и сильно пьющего мужа.
— А кто ваша основная клиентура? — перекрикивая музыку, спрашиваю я.
— Ну всякие там жены бизнесменов, они же почти все время одни, денег куча, делать нечего. Им же грустно. Вот они и приходят развлечься. Потом еще деловые женщины, у которых бизнес свой. Очень они устают, а на романы времени нет.
Я тоже устала. Эмоциональное напряжение от общения с этими интереснейшими существами заставляет меня заказать еще один коктейль и требует немедленно чего-нибудь простого и человеческого.
В качестве простого и человеческого я выбираю беседу с руководителем шоу Леонидом Пахаревым.
Я слышала о Пахареве задолго до нашего знакомства. Пахарев — самый известный московский стриптизер. Правда, уже года два он сам не выступает — он находит и готовит смену. Леонид Пахарев — высокий блондин, чрезвычайно скромно и со вкусом одетый, общающийся с большим тактом.
— Я начал заниматься стриптизом почти сразу как ушел на пенсию из балета. Танцевал в Мариинке «Лебединое». Потом у Бориса Эйфмана танцевал. Потом стал танцевать стриптиз.
— В каком году это было? — В восемьдесят четвертом.
— То есть как? При большевиках, что ли? — Ну да. Мы сначала танцевали в «Интеграле» у Алибасова. Естественно, если приходили комсомольцы или партийные на концерт, мы быстренько одевались и слегка меняли программу. А помимо «Интеграла» выступали в посольствах. Особенно в итальянском нас любили.
— А где вы находите мальчиков? — Вы лучше спросите, где я их не нахожу. Кого-то приводят знакомые. Некоторые — профессиональные танцовщики. А когото набираю на нудистском пляже в Серебряном бору и потом обучаю. Правда, тут недавно вышла неловкая ситуация. Приезжаю в Серебряный бор, вижу — классный парень: фигура, мышцы, лицо — все как надо. Я подошел познакомиться, предложил поработать.
Выяснилось, что он финансист, у него свой банк. Отказался, к сожалению.
«Действительно, к сожалению, — думаю я. — Вот было бы классно проводить, например, переговоры со стриптизом. Или собрание акционеров. Особенно хорошо проходили бы банковские пресс-конференции. А то обычно такая скука!» — А вы женаты? — задаю я свой коронный вопрос.
— Женат. Жена тоже танцовщица, у нее свое стрип-шоу, с девочками. Сейчас она с ними работает в Люксембурге. А дочка со мной.
— А где вам больше всего нравится выступать? — Как ни странно, в провинции. В Москве публика чопорная. А вот дважды мы ездили в Волгоград — там было просто изумительно. Большая дискотека, человек двести женщин, совершенно обезумевших от восторга, они визжат, мальчиков чуть на части не рвут. И три вечера подряд яблоку негде упасть. В Тольятти нас прекрасно принимали, в Новосибирске...
— Леня, а какие требования, помимо внешних данных, вы предъявляете к мальчикам, которых берете на работу? — Ну, во-первых, у них должны быть актерские способности. Ведь если клиентка стриптизеру не нравится, он должен все равно изобразить, что в восторге от нее.
Во-вторых, я своим ребятам всегда говорю: читайте книжки.
— Это-то зачем? — Как зачем? Они же должны уметь поддержать легкую, приятную беседу, поговорить об искусстве, о литературе, о политике.
В этот момент, как вы понимаете, я страшно пожалела, что не догадалась побеседовать с Леоном или Максом об искусстве и литературе. Не говоря уж о том, что было бы страшно интересно услышать их мнение по поводу скандала между Центробанком и ОНЕКСИМом.
— И последнее, — продолжает Леонид, — мои танцовщики обязательно должны любить женщин.
Условные единицы Теперь я хочу подвести некоторые итоги своих волнующих наблюдений. То есть хочу сейчас обратиться к москвичам.
Здравствуйте, дорогие москвичи! Милые наши баклажаны! Ненаглядные наши утята! Ничего-то вы о жизни не знаете, ничего-то вы в жизни не видели.
Ваши представления о родном городе сводятся к тупо зазубренным названиям трех с половиной улиц, где для вас выставлены кособокие платные девочки. Вы глубоко убеждены, что пивной живот, горделивый храп по ночам и бывшие в нательном употреблении носки — это и есть образ простого женского счастья. Вы искренне уверены, что на работе и дома, в больнице и отпуске ваши жены и подруги думают о детях, белье и диете. Вам с маниакальным упорством кажется, что мы как подорванные хотим за вас замуж.
Так вот хрена лысого.
Мы думаем о вас ровно то же самое, что и вы о нас. Ни хуже, ни лучше. Ни больше, ни меньше. Ей богу, есть в этом городе масса занятий, куда более увлекательных, чем кроткое сидение на кухне в ожидании своего вольного мустанга, которого принято останавливать на скаку. Да скачите себе на здоровье! Хоть лбы себе расшибите — нам-то что? Вы думаете, нам чего от вас надо? Радости общения с вами, умниками? Счастья проснуться вместе и подраться из-за очереди в ванную? Удовольствия слышать все эти ваши волшебные остроты типа «между первой и второй перерывчик небольшой»? Или, может, вы думаете, что мы сладострастно млеем от ваших шлепков, щипков и потных объятий? Извините, конечно, ребята, но нам и без этого очень неплохо.
И шнырять по Тверской мы тоже не пойдем — там негигиенично.
А мы очень любим гигиену, здоровье и красоту. И денег нам на них не жалко — мы еще заработаем. Да и деньги-то, в общем, небольшие. За сто долларов получить молчаливого, терпеливого, аккуратного и послушного мужчину — это же чистая благотворительность. И за те же деньги он нам еще станцует и споет.
Молдавскую песню «Милый мой край», русскую «Дубинушку» или международную «Ля-ля-фа».
Так что кончайте нам голову морочить. Ступайте-ка вы лучше на тренажеры, в салоны красоты, к визажистам, приоденьтесь поприличнее, научитесь вращать бедрами, почистите зубы, вымойте ноги — и вперед! Покажите, на что там такое особенное нам надо посмотреть. А мы вам заплатим. Немного. В условных, конечно, единицах.
АВДОТЬЯ ИППОЛИТОВА
Журнал Столица номер 12 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-12
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?