•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Как мы убивали июль

Город поскользнувшихся на арбузной корке! Как ты жил в этот период светло-зеленых астраханских, налившихся фосфатным рубином? Как ты жил, пока Германия, Польша и Питер после обильных осадков погружались под воду, как Атлантида? Судя по блеску в глазах — неплохо. Очень даже неплохо, судя по загорелым конечностям москвичей и игривым репликам противоположных полов.
— Девушка, скажите, вода холодная?
— Я не термометр. Я лучше.
— Мужчина, у вас спина белая!
— Так вы уже два часа тут стоите, солнце загораживаете.
— Мадам, а на чай? — наглеет мальчик-бензозаправщик.
— Меня — и на чай? Сэр, я употребляю более крепкие напитки.
— Дедуля, это моя коленка, а не ваша трость.
— Что-то у меня со зрением.
Вот так и жили в конце июля. То ли перегрелись, то ли перебрали модного напитка Hooch, от которого слабеет эрекция и съезжает крыша.
Когда температура зашкаливает за 30 по Цельсию на солнце, в организме происходят мутации на генном уровне. И попробуйте мне доказать, что в городе нет мутантов. А откуда эти девушки с ногами по 110 сантиметров, с нейлоновой кожей и фигурами Деми Мур до беременности на пути из шейпинг-зала? Русские женщины всегда были толстозады, вислобрюхи и широкоспинны. И вдруг — эдакое июльское поколение юных и стройных на метрополитеновском подиуме.
Мужчины тоже мутируют, только в обратном направлении. И совсем потеряли совесть. Выглядят как шестирукое индийское божество, держа в одной паре рук законную половину, в другой — незаконную, в следующей — стакан, удочку, мобильный телефон и газету для убийства мух (каждый в душе немного киллер).


Мы убили июль. Время вообще положено убивать. Только зачем же лучшую пору? Ведь можно было сажать розовые кусты перед окнами любимых, спасать от кошек выпавших из гнезда воробьев, отпускать сотрудниц пораньше с работы. Короче, сеять, но разумно. А мы только разбрасывали камни и арбузные корки. А июль-то прошел. Что там у нас на фотокарточках и слайдах? Все зеленое — и ландшафт, и змий, и лицо. Не прячь зеленые глаза, Москва. Мне тоже немного стыдно за тебя и за себя. Но июль все спишет.
Спишет на солнечного зайчика, пробравшегося сквозь решетку жалюзи и прогулявшегося по трепетной груди секретарши, полупустой бутылке от нежного французского коньяка «Дорвиль», по телефонной трубке, в которой частые гудки, потому что все заняты пустой болтовней. «Ах, Амстердам! Ах, Пенза! Ах, Албена!» Где ж ваш патриотизм? Москва — вот что достойно восхищения. И тот же загар, и та же степень разврата.
Не нужно ездить в круиз за тем, что можно получить, не отходя от кассы.
А в кассе нужно брать билет в московское лето. Только туда. В плацкартный вагон, где веселее в силу всеобщей демократии. Рейс «июль — август». Далее везде. Администрация не возьмет на себя ответственность за изрезанные сиденья и духоту в тамбуре. Но в том ли суть? Нам, москвичам, — хоть потоп. Лишь бы курить, прислоняться к дверям, бежать по эскалатору, не уступать места поскользнувшимся на арбузной корке, беременным и прочим мутантам.
Что вы говорите? Билеты проданы? Так напечатайте еще, как печатаете деньги. Билет в Москву не подвержен инфляции. Это не ваучер.
Он — непреходящая ценность. Потому что здесь все сошли с ума.
— Девушка, ваше жизненное кредо? — Всегда! — Вы пользуетесь прокладками Always? Как жаль, у меня как раз есть два часа свободного времени...
ОЛЬГА ПЕСКОВА
Журнал Столица номер 12 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-12
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?