•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Две непрожитые жизни

ДЛЯ ПОЛНОТЫ И глубины восприятия перенесемся в далекие 70-е, когда на втором этаже гостиницы «Москва» продавали безалкогольный пунш по 56 копеек за бокал и вокруг Пушкинского музея выстраивалась трехкилометровая очередь, чтобы воочию увидеть загадочную улыбку Джоконды. В это самое время выпускник Геологоразведочного института, коренной москвич Глеб Плотников уезжал на два месяца в Читинскую область искать месторождения марганцевых руд. Одновременно в ту же точку земли направлялась Таня Кравцова, жительница города Могочи. Таня не поступила в Читинский педагогический институт на географический факультет и устроилась работать в экспедицию поваром.
Девушка появилась на свет в результате смешения двух северных кровей: эвенкийской и ленинградской. И, как подобает полукровке, была необычайно красива. Глеб, конечно же, влюбился в северную красавицу с длинными черными волосами и карими раскосыми глазами. Она полюбила его тоже. И все два месяца, что были отпущены молодому геологу на поиски марганцевых руд, они были вместе. Вместе спускались на плотах по горной реке Олекме, вместе катались на оленях и вместе покорили гору Сакадыка высотой 2 тысячи 500 метров над уровнем моря. Но вот пришло время молодому геологу покидать таежный край, и тогда он сказал своей возлюбленной: — Ты знаешь, есть две вещи, о которых я мечтаю — чтобы ты была моей женой и чтобы я умер раньше тебя.
Он обещал Тане, что в скором времени вернется за ней и увезет ее в Москву.
Однако, когда Глеб вернулся домой, руководство Института физики Земли, куда он попал по распределению, радостно сообщило молодому специалисту, что он отправляется на полгода в кругосветное путешествие. Глеб послал Тане телеграмму и уплыл на корабле.
Но в конце кругосветного плавания Глеб неожиданно заболел воспалением легких. Все бы ничего, но врачом на корабле работала женщина, которая еще во времена Великой Отечественной войны лечила ра.неных бойцов. Поэтому болезни мирных жителей казались ей приступами легкого недомогания.


— Да у тебя просто морская болезнь. До свадьбы заживет, — вот так объяснила она больному его состояние, вручив на всякий случай пациенту пару таблеток.
Глеб вернулся в Москву живым, но через три дня был доставлен в Боткинскую больницу с гнойным прорывом легкого. Медики долго боролись за его жизнь, и среди них была молоденькая медсестра Галя, которая не отходила от больного ни днем ни ночью. Она доставала с помощью своих знакомых редкие лекарства, вкалывала ему двойную дозу обезболивающих, а когда Глеб приходил в себя, читала ему книги. Таня же ничего не знала о несчастье, приключившемся с ее возлюбленным, и каждый день бегала на почту в надежде получить от него письмо или телеграмму.
Но от Глеба ничего не приходило.
Так или иначе, со временем тяжелобольной пошел на поправку, и рядом с ним опять же была медсестра Галя. Ни родители, ни друзья не оказывали ему столько внимания. И как это часто случается, люди забывают о прошлом, каким бы замечательным оно ни было, если рядом есть вполне мирное и спокойное настоящее.
Успокоив свое сердце такими рассуждениями, Глеб с чистой совестью женился на Гале. Таня же, решив, что с Глебом случилось самое страшное, разыскала телефон Института физики Земли и позвонила туда. Там ей ответили, что молодой ученый Глеб Плотников жив, здоров и усиленно трудится над диссертацией. Таня решила навсегда забыть, как бы это ни было горько и трудно, слова, сказанные нежным возлюбленным в момент расставания, и вычеркнуть его из своей жизни.
У Глеба тем временем сначала родилась дочка Катя, а потом дочка Света. Галя действительно оказалась хорошей, преданной женой и доброй матерью. Правда, иногда по вечерам он вспоминал таежную девушку, высокую гору Сакадыку высотой 2 тысячи 500 метров и оленей, на глаза которых наворачивались слезы, когда они с Таней собирались садиться на их хрупкие спины. В эти минуты кандидату геологических наук хотелось бросить все, сесть в поезд и уехать.
Таня за это время поступила в Ленинградский медицинский институт, вышла замуж за человека намного старше ее и в принципе тоже была счастлива.
Прошло двадцать три года. Однажды Таня вместе со своей подругой решила поехать покататься на горных лыжах в город Кировск. В эту же точку земли вместе со своей семьей направился Глеб Алексеевич Плотников.
Что сказать? Они встретились в столовой. Он не узнал ее, а просто почувствовал, когда она прошла мимо, как внутри его давно утомленного перееданием организма что-то разорвалось на тысячу мелких осколков. Так бывает, когда тебя бьет промышленным током напряжением в три тысячи вольт. Она, конечно же, постарела, тоже поправилась, а черные и некогда роскошные длинные волосы были повреждены беспощадными парикмахерами и временем.
Но для него это не имело значения. Он смотрел на ее седеющие пряди, случайно выбившиеся из пучка, и чувствовал, что несчастен.
Они так и не сказали друг другу ни слова.
Глеб Алексеевич Плотников ел макароны, напротив него сидела жена и две его замечательные дочки. Он говорил себе, что все хорошо.
Но могло бы, конечно, быть и лучше. Если бы двадцать три года назад он просто поблагодарил медсестру Галю за участие и купил билет до таежного города Могочи. Хотя кто теперь может точно сказать?
ОЛЬГА ДЕМЬЯНОВА
Журнал СТОЛИЦА номер 14 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 5
Номер Столицы: 1997-14
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?