•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Роковые яйца Тамагочи

Спешим вас обрадовать, дорогие москвичи. На нас надвигается очередное мировое безумие. Имя ему — яйцо Тамагочи.
Но яйцо — это только так говорится. На самом деле это маленький компьютер, в конце прошлого года выброшенный на мировой рынок японской фирмой «Бандай». Пластмассовый брелок. Внутри — батарейка и неведомая программа. Снаружи — несколько кнопок и крохотный дисплей. На этом дисплее в присутствии хозяина и при его непосредственном участии рождается, живет и умирает виртуальное животное, За животным нужно ухаживать. При помощи кнопок требуется кормить его, лечить, дрессировать и развлекать. В противном случае компьютерный друг человека довольно быстро погибает. Виртуальное животноводство повергло прогрессивную общественность в шок, которого не случалось, наверное, со времен явпвння миру кубика Рубика.
Изобретению японского электронного гения еще не исполнился год, а яйца Тамагочи уже разошлись по всему свету тиражом около десяти миллионов экземпляров. Мы, конечно, как всегда отстаем. По слухам, недавно крупная партия пиратских Тамагочи была доставлена в Питер, где ее смели в считанные дни. В Москве чудесные яйца еще не появлялись. Правда, столичный житель Александр Мерцалов сумел достать пять Тамагочи и в ближайшем будущем обещает сплотить родной город вокруг нового компьютерного умопомешательства. А пока этого не случилось, корреспондент «Столицы» Александр Никонов одним из первых среди москвичей взял на воспитание виртуальное животное. Читайте его заметку. Читайте внимательно. Завтра это может случиться с вами.
История болезни Тамагочи — это, доложу я вам, эпидемия. И, уж конечно, это новая ступень в развитии цивилизации. Ученые-футурологи давно обещали нам что-то подобное, предупреждая, что развитие биологических организмов когда-нибудь сменится эволюцией организмов виртуальных. Компьютерные вирусы мы уже проходили. Эти черти, будучи однажды созданными, дальше живут и размножаются самостоятельно, путешествуя по сетям и винчестерам.
Теперь настал черед виртуальных животных. Понимаете, это самые настоящие животные, вот ведь в чем штука. Они рождаются в компьютере, питаются там, играют, спят, растут, болеют, радуются, огорчаются. И наконец умирают. Вся эта жизнедеятельность протекает в яйце Тамагочи. Хозяину достаточно взять в руки брелок и, как чеку из гранаты, выдернуть специальный пластмассовый предохранитель, отключающий питание.
Совершить, так сказать, зачатие.


Процесс пошел. На экране появляется яйцо. Ровно через пять минут оно лопается, из скорлупок выбирается нечто и начинает жить. Нечто растет и принимает облик, скажем, щенка. Или в зависимости от программы цыпленка, дракончика, черепахи да мало ли еще кого. Не это, в конце концов, важно. Важно то, что владелец брелка отныне должен неусыпно заботиться о малыше с помощью кнопок управления. Его нужно кормить, развлекать, убирать за ним, пардон, испражнения. А если не убрать вовремя, то чадо может заболеть. Тогда ему нужно сделать укол.
Реагируя на вашу заботу, животное будет расти и проявлять характер, то есть индивидуальность. И вот что поразительно: характер его во многом определяет сам хозяин. Кого воспитаете, того и получите. Можно взрастить избалованного монстра, который будет противным писком будить вас по ночам, потому что ему, видите ли, конфетки захотелось. А можно — вполне благопристойного звереныша, который будет ложиться спать по расписанию. В любом случае рано или поздно питомец ваш умрет (все там будем!), но именно от вас зависит, как скоро это произойдет с Тамагочи.
Яичная мафия
Вот, собственно, и все. Просто, правда? Но это простота гениальности. Это поистине восточная, японская мудрость. У них, японцев, видимо, в стране очень мало места, и все очень дорого. И содержание, например, живой собаки обходится местному горожанину в шесть тысяч американских долларов в год с учетом всяких налогов да ветеринаров. Вот и мелькнула у них там японская мысль: а почему бы не сделать более дешевую — электронную собаку? Психологически это было очень точное попадание. В самую десятку. Удар пришелся прямо по мозгам, в самые лобные доли. Эффект невероятной любви человека к покорным бытовым предметам продемонстрировал в свое время авангардный кинематографист Марко Феррери, сняв фильм I love you. Кристофер Ламберт в этой нашумевшей картине нашел брелок, который в ответ на его свист говорил ему женским голосом всего лишь одну фразу: «I love you». Человек Ламберт так безнадежно влюбился в брелок, что жизнь среди живых женщин и вообще подлого человечества потеряла для него всякий смысл.
Теперь японские дети таскают свои Тамагочи в школу, а японские взрослые — на работу. Причем, когда зверек умирает, ребята хоронят его на специальном кладбище во дворе школы. Искренне оплакивают. А потом с учеником работает школьный психолог: произошла трагедия, и нужно снять стресс у ребенка, потерявшеголюбимое существо.
Как собачники обсуждают своих собак, а молодые мамочки говорят только о своих младенцах, так владельцы Тамагочи делятся опытом выращивания виртуальных животных. Сколько он уже прожил. Сколько весит.
Как лучше кормить. Как лечить. Что он уже умеет. Хорошо ли спит ночью.
Эпидемия Тамагочи охватила всю Азию, серьезно потрепала Америку, Англию и Германию. Мир сходит с ума. Спрос настолько превышает предложение, что японские электроники просто не успевают штамповать брелки Тамагочи. По утрам в Токио выстраиваются очереди из тысяч жаждущих купить виртуального зверька. Причем многие встают в нее еще с вечера и ждут под открытым небом всю ночь. Даже зимой! Дефицит!!! При себестоимости в несколько долларов цена Тамагочи в розницу достигает 130 долларов. Это в магазинах. А спекулянты толкают остродефицитные яйца в 20-30 раз дороже! Да что говорить, в Японии теперь есть даже Тамагочи-преступность! Причем отнюдь не виртуальная. Банды вполне реальных подонков по всей стране промышляют тем, что отнимают у законопослушных прохожих дорогостоящих виртуальных животных. При задержании одной такой преступной группировки токийская полиция недавно использовала несколько патрульных автомобилей и вертолет. Дожили, нечего сказать! И это еще не все. Рождение Тамагочи спровоцировало вспышку не только уличной преступности, но и довольно изощренных мошенничеств. Дело в том, что из-за страшной дефицитности новой игрушки заводы «Бандай» продают ее большими партиями фирмам-посредникам, которые в свою очередь тоже оптом распространяют яйца по торговым предприятиям. Стопроцентная предоплата берется с торговцев аж за месяц до реальной поставки. И очень часто получается из этого бизнеса вот что.
Коммерсантам, положим, приходит деловое предложение от неких посредников, обещающих поставить им стотысячную партию виртуального животного мира по оптовой цене пять долларов за голову. Те, естественно, ошалев от нежданного счастья и ничего толком не проверив, пересылают на указанный счет свои кровные полмиллиона долларов. И либо расстаются с ним навсегда, либо в лучшем случае через месяц получают обратно те же деньги, неизвестно где и кем прокрученные в целях личной наживы.
Про Тамагочи-пиратство я уж не говорю.
Цивилизованный мир захлебывается от китайско-малазийских пародий на виртуальную живность. Правда, отличить подделки от истинных Тамагочи легко. Помимо непритязательного внешнего вида и смешной цены в 20 долларов они обладают еще одной особенностью. Дело в том, что зверушки в яйцах японского происхождения имеют всего девять жизней, а мировой рекорд продолжительности одной такой жизни составляет всего-то 80 дней.
Полностью исчерпав запас отпущенных сил, настоящий Тамагочи должен умереть навсегда.
Не таковы самозваные Тамагочи. У этих тварей запас жизней практически не ограничен. Это ненормально, потому что не соответствует самой идее игры. Какой, в самом деле, смысл холить и лелеять существо, которое в вашей заботе не нуждается по причине своего принципиального бессмертия?! Впрочем, изготовители подделок пошли еще дальше. Власти Гонконга, к примеру, еще до перехода родной провинции под юрисдикцию народного Китая, были сильно обеспокоены проблемой «бандитских» Тамагочи.
Дело в том, что в местных школах появилось огромное количество левых яиц, виртуальные обитатели которых были далеко не безобидными собачками и своими разнузданными повадками здорово смахивали на членов знаменитой азиатской мафиозной организации «Триада».
Для поддержания жизни таких виртуальных бандитов их нужно было бесперебойно при помощи кнопок снабжать виски и наркотиками. Детишки, по мнению педагогов, из-за этого нервничали, перевозбуждались и становились невосприимчивыми к процессу получения знаний. В связи с чем директора многих гонконгских школ в начале этого года запретили ученикам носить в школу не только виртуальных злодеев, но и самых безобидных щенков и цыплят. Разумеется, запрет нарушается, поскольку Тамагочи должен постоянно находиться при хозяине. Ведь стоит немного не доглядеть, и обитатель яйца захворает или даже умрет с голода.
Такие вот дела. И главное, прогресс не стоит на месте. В Японии приступили к выпуску разнополых Тамагочи, которые способны размножаться. Начали встраивать Тамагочи в сотовые телефоны, хозяева которых получили возможность отправлять приболевших зверьков на лечение платным докторам. Те исцеляют страдальцев и возвращают их, повеселевших, на дисплеи хозяйских мобил.
Электронные яйца триумфально шествуют по миру. Скоро они покорят и нас. Еще один-два месяца, и эпидемия поразит Москву, а вслед за ней и всю Россию. В этом нет никаких сомнений. Тамагочи ведь уже пришли к нам. Только их пока мало.
Клуб виртуальных животных Сегодня единственным московским владельцем Тамагочи является Александр Мерцалов. По крайней мере, так утверждает он сам, а других держателей компьютерных яиц я в нашем городе пока не встречал. Сам Мерцалов впервые узнал о Тамагочи с полгода назад и сразу полез в Интернет.
— Представляете, я нашел там около четырех тысяч сообщений на ключевое слово, — поделился он со мной радостью, — при том, что про такую всем известную и популярную личность, как Сильвестр Сталлоне, их там всего две тысячи... А вы бы видели, какие эпитафии пишутся в Интернете на могилках усопших Тамагочи!..
Так вот. После этого замечательного открытия Александр Мерцалов сразу обратился к приятелю, как раз отъезжавшему куда-то на Восток, и попросил привезти ему Тамагочи.
Приятель доставил пять яиц. На пробу. И Александр Мерцалов так проникся новыми веяниями, что теперь собирается приобщить москвичей к общемировой тенденции. Правда, выкидывать Тамагочи в открытую продажу Мерцалов не собирается. Купить их смогут только те горожане, которые изъявят желание вступить в создаваемый им «Столичный клуб владельцев виртуальных животных».
Устав клуба уже готов. Он прост и понятен. Итак, запоминайте. Членом клуба может стать любой желающий независимо от расы, пола, вероисповедания и гражданства. Не нужны даже членские взносы. Нужно только «воспитывать в себе и других понимание, что реальный и виртуальный миры не существуют по отдельности — они лишь части одного большого Мира, в котором мы живем».
Естественно, что член клуба обязан любить свое животное и не допускать «производства над ним экспериментов, несовместимых с принципами общечеловеческой этики». Нельзя также «причинять виртуальным животным механические, химические, электронные и любые другие повреждения, несовместимые с жизнью». Наказание за такого рода проступок — автоматическое исключение из членов клуба.
— Сейчас вот пытаюсь завязать переговоры с производителями Тамагочи, — воодушевленно рассказывал мне Александр Мерцалов. — Уже договорился с группой «Ногу свело!». Они напишут гимн виртуальным животным, хотят даже целый компакт-диск выпустить про Тамагочи.
Тут одно из яиц требовательно запищало.
Уголки губ Мерцалова поползли вверх, а на лбу образовалась складочка умиления.
— Ой, обкакался! — ласково сказал он, поглядев на экранчик, и тут лее начал нажимать на кнопки. — Сейчас-сейчас, маленький, папа все уберет... Вы знаете, он у меня такой понятливый! Мы уже примеры с ним решаем.
Вот смотрите, шкала обучения почти в край уперлась. Такой умный мальчик! Я, к сожалению, избаловал его. Теперь он каждую ночь есть просит. Неправильное воспитание. И ничего уже не поделаешь.
— А отлупить его нельзя? — конкретно спросил я.
— Нельзя, — вздохнул Александр Мерцалов, — не предусмотрено программой. Это же японская игрушка, а у них детей не бьют...
Знаете, у меня недавно умер щенок, месяц всего прожил. Я, конечно, понимаю, что это всего лишь игрушка, но в момент его смерти я ощутил настоящую жалость. Привязываешься же к существу... Короче, вот вам яйцо, выращивайте зверя и сами поймете, что к чему.
Я принял в свои руки белый овальный брелок с четырьмя кнопками и недолго думая вырвал пластиковую полоску предохранительной чеки...
Как я стал отцом На экране появилось яйцо. Я смотрел на него. Яйцо молчало. Так продолжалось несколько долгих минут.
— Сейчас начнется, — почемуто шепотом сказал Александр Мерцалов.
И точно: яйцо запищало, раскололось, и из него вылупилось нечто мелкое, неопределенное, отдаленно напоминающее дракончика.
— Нужно покормить, — посоветовал опытный отец Мерцалов.
Так я в первый раз нажал кнопку и вошел в меню. В меню значились конфеты и мясо. Рассудив, что конфеты — баловство, а мясо — как раз то, что необходимо молодому растущему организму, я установил стрелку напротив слова «мясо» и нажал кнопку «ввод».
Откуда-то сверху на моего питомца упал кусок мяса, похожий почему-то на конфету.
Существо наклонило головку и в три захода поглотило его. Я бросил еще. Второй кусок постигла та же участь.
Опыт показал, что больше четырех кусков мяса зараз мой дракончик съесть не может. Но я решил при каждом кормлении ограничиваться лишь тремя кусками, поскольку где-то когда-то читал, что из-за стола нужно вставать чуть-чуть голодным, и вообще умеренность в пище — основа здоровья и долголетия. А вот в Японии среди поклонников сумо стало модно откармливать тучных виртуальных животных и хвастаться привесом. Но подобное чревато болезнями и ранней гибелью Тамагочи от ожирения. Это уж просто зверство какое-то.
Впрочем, мой малыш все-таки несколько раз болел. На дисплее, в углу, возникал страшный вирус, а дракончик невесело бродил по экрану. Приходилось доставать шприц и делать ему укол. Малыш кричал, всем своим видом выказывая неудовольствие, но потом выздоравливал. Что поделаешь, дети все одинаковые. А хворал зверек исключительно по моей халатности. Чуть забудешь про него или не услышишь призывного писка, глядишь, а он уже обделался и лежит во всем этом, бедняжка.
Да, вот что еще важно. Совершенно недопустимо отдавать Тамагочи в чужие руки. Я во всяком случае так для себя решил. Потому что, как только появился в родном журналистском коллективе с яйцом в руках, меня сразу облепили коллеги, вырвали дитя из отцовских рук и стали тыкать в кнопки. Я испытал приступ ревности и тревоги за родное чадо. Да что ж это такое! Угробят ведь ребенка! В общем, отнял немедленно.
И у коллег отнял, и у жены Галины. Она вообще выдала нечто совершенно потрясающее.
Впервые увидев Тамагочи, еще не зная толком, для чего нужны кнопки, но уже чувствуя, что это самое настоящее дитя, она вырвала у меня драгоценное яйцо и закричала: — Дай сюда, ты не умеешь! Последний раз я слышал эту фразу четыре года назад, когда протягивал свои загребущие руки к только что народившемуся сыну Артему.
Одним словом, я решил воспитывать Тамагочи сам. По-спартански. Что ни говори, а порядок и дисциплина нужны. Первым делом я стал приучать дракончика к тому, чтобы он ночью спал, а не колобродил зря и не будил меня по своим мелким надобностям. Вечером, часов в десять-одиннадцать, я просто гашу свет, и Тамагочи вскоре засыпает. Посапывает себе спокойно до утра. А утром просыпается и сам включает себе свет. Большой уже. Две недели. Теперь он не напоминает тот странный комочек, каким был раньше.
Это настоящий дракон весом 99 граммов.
Впрочем, таким он стал не вдруг. Процесс взросления проходил в несколько этапов, и, когда он начался, я жутко испугался. Мой Тамагочи вдруг запищал, а экран потемнел...
«Умирает!» — мелькнула в голове страшная мысль.
Дрожащими пальцами я принялся жать на кнопки, стараясь хоть как-то облегчить страдания и реанимировать любимца. Но прошло несколько секунд, экран сам собой посветлел, и моему взору явился заметно подросший дракончик. Теперь он пищал уверенней, чем прежде, с еще большим аппетитом поглощал виртуальное мясо и уверенно опорожнял кишечник. А вот учиться не любил. Все мои попытки войти в режим обучения, обозначенный в строке меню маленькой книжечкой, наталкивались на отчаянное сопротивление дракона. То ли все драконы такие, то ли мне слишком тупой попался.
Зато мой Тамагочи любит играть. Это сколько хотите. Пока мы еще маленькие, игры у нас примитивные. Ну вот, угадайка, например. Типа он спрашивает: «В какой руке?» А я, нажимая кнопку, отвечаю. Если я угадал, значит, выиграл. И это плохо. Потому что Тамагочи по-детски обижается на проигрыш. Тут тебе и недовольное выражение морды лица, и строгий восклицательный знак в углу экрана, напоминающий дорожный знак «прочие опасности».
Зато если выигрывает он, то на дисплее загорается солнышко, а драконья физиономия расплывается в довольной улыбке. Игра состоит из пяти таймов, и я неизменно стараюсь проиграть Тамагочи, так как считаю, что хорошее настроение и душевное равновесие гораздо важнее сытости.
А вообще, вы зря ждете от меня каких-то конкретных рекомендаций по уходу за виртуальным животным: их быть не может.
Даже если купить одновременно сразу двух одинаковых Тамагочи и совершать с ними абсолютно одинаковые действия: кормить, обучать и развлекать,— все равно результат будет разный. У виртуальных животных, как и у настоящих, разная генетика. Программа запускает по случайному выбору одну из индивидуальностей. И никто не знает, кто вам достанется: может быть, добродушный сангвиник, а, может, полоумный холерик с дурными задатками.
Ой, извините ради Бога! Вынужден прерваться. Мой пупсик пищит. Надо бежать к нему. Кажется, проголодался. А может, просто заскучал...
АЛЕКСАНДР НИКОНОВ
Журнал СТОЛИЦА номер 14 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 30
Номер Столицы: 1997-14
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?