•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Мужская жертва терроризма

Писатель Рослякову к сожалению, никак не успокаивается и пытается своим творчеством развивать бытовую смекалку населения. Его произведения, сказочно небольшие по объему и смыслу, содержат, тем не менее, признаки любознательности автора. А это, согласитесь, всегда приятно» Особенно, если речь идет о происшествиях, постоянно чинимых вокруг нас злыми, алчными и просто невоспитанными людьми С одним моим приятелем не так давно стряслась беда. Жены лишился через воздушных террористов. Следующим образом.
Жена его, предпринимательша, должна была лететь в командировку в город Дели.
Заключать какой-то там контракт, который, впрочем, был приятелю не слишком интересен. Интересен ему был сам факт отлета жены.
Не то чтобы он ее вовсе не любил. Любил — но в меру неизбежности. Поскольку сам был чистый интеллектуал и на свои шиши не купил бы себе нынче и оправы для очков. За один евроремонт, недавно сделанный в квартире, ему бы на своем поприще ишачить до скончания дней. Да там одни обои обошлись страшно сказать во что, зато уж и смотрелись — глаз не оторвешь.
Короче говоря, жена летит, рейс вечером.
Везти ее в аэропорт не требовалось, поскольку это уже делала служебная машина. Муж на всякий случай притворился хворым, снял очки и лег — мол, разболелась страшно голова.
Но только ее каблучки процокали от подъезда до машины, как недуг вмиг сдуло.
Он прыжком с кровати — и за телефон. Звонит и орет в трубку: — Жена в командировке! Приезжай! — Лечу, не дергайся, — отвечает ему из трубки женский голос.


И вот он сидит в роскошной спальне с ненаглядными обоями со старой подругой, еще, впрочем, довольно молодой и пламенной. И в ту минуту, когда по расписанию самолет с женой должен стартовать в Дели, наливает шампанское в бокалы, кричит: «Ура!» — и произносит тост: «За счастье не в ущерб другим!» А выпив, они сходу начинают целоваться в направлении кровати.
Но тем временем, пока они в кровати учиняют грехопадение, в аэропорту случается такая штука. В службу безопасности поступает сигнал, что, похоже, воздушные пираты захватывают как раз тот самолет, который собирается в индийскую столицу.
Но это еще ладно бы, захватили — и держали сутки-другие, набивая цену. По телевизору бы сюжет показали, и, глядишь, муж прямо дома, не сходя с кровати, увидел бы драгоценную жену. Мог бы даже свезти ей передачу в самолет.
Но, к несчастью для мужа, эти обнаглевшие вконец бандиты, негодяи, оказались не профессионалами, а просто хулиганами.
И подпустили парламентариев так близко, что те мигом повязали псевдотеррористов, как пучок редиски, а псевдозаложников освободили.
Но это полбеды. Беда в том, что вылет самолета отложили до следующего дня. И поэтому освобожденная жена взяла в аэропорте машину — и дунула прямиком домой к мужу! Вот, думала, расскажу ему о своих приключениях.
А тот, не ведая ни о чем, лежал себе в постели с этой пламенной, хотя и уже слегка притомившейся подругой, благоухающей его любимыми духами. Блаженствовал во мраке летней ночи и отдыхал интеллектом. И вдруг через распахнутое окно услышал звук подъехавшей машины, хлопок дверцы и до боли знакомый цокот каблучков.
Что делать? Но приятель, даром что прирожденный интеллектуал, в авральной ситуации мгновенно нашелся. Подругу мигом поднял, сгреб ее шмотки с кресла, сунул в руки — и прямо в голом виде выставил за порог, велев одеться на площадке выше. Снизу долетел стук парадной двери. Затем он выключил в спальне свет, схватил бутылку и бокалы и выбросил улики за окно — на газон.
В тиши подъезда было слышно, как поехал лифт. В секунду приятель надел трусы, погасил свет и упал в постель. Успел! А лифт-то все еще едет.
И тут он пришел в ужас: а запах! Запах-то кругом чужой! Тогда он каким-то сверхусилием придал себе сверхскорость, вскочил, нащупал впотьмах флакон духов жены, отвинтил пробку и побрызгал на себя, на стены, на постель, подушку: скажу, лихорадочно соображает, примочку делал на голову. Слышно, как остановился лифт на этаже, вот уже ключ в дверном замке — приятель снова упал в постель и с головой ушел под одеяло.
Хлопнула входная дверь, из прихожей раздался знакомый до судорог голос: «Ты спишь?» Приятель, подавив сердцебиенье, пробормотал якобы спросонья: «А? Что? Откуда ты?» «Представляешь...» — начала жена, входя в спальню и включая свет. И тут тишь ночи прорезал ее дикий вопль: «А-а!.. Ты мерзавец! Гад! Убью!» Он в первый миг не мог ничего понять, в глазах стояли какие-то иссиня-черные не то пятна, не то кляксы, и он машинально достал с тумбочки очки...
А когда надел их, чуть не лишился сознания. Поскольку не то пятна, не то кляксы не в глазах, а везде: на стенах с новыми обоями, на постели, на его руках. Это он сгоряча вместо духов жены схватил флакон несмываемой туши, которой та заправляла свою фирменную подушечку для печатей.
Полетел бедняга в ванную, глянул в зеркало — а рожа-то у него вся как в яблоках, точнее, в спелых сливах. А главное, настолько краска оказалась хороша, что ничем ее не возьмешь. И когда назавтра он съезжал с вещами от жены, вся улица на него таращилась, как на невиданного, пегой масти негра.
Неделю потом взаперти сидел, пока не отмылся.
А жену, рассказывал он мне, проняла не всплывшая измена. Ей на адюльтер было наплевать. Обоев, стерва, не простила.
И все из-за окаянных невсамделишных воздушных пиратов. Так что по сути все равно он жертва терроризма.
АЛЕКСАНДР РОСЛЯКОВ
Журнал СТОЛИЦА номер 14 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-14
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?