•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Мальчик по-итальянски

Мальчик по-итальянскиНа этой неделе в Москве появились на свет 1145 мальчиков и девочек. Вот, например, после года совместной жизни у историка Семена Нестеренко 25 лет и 27-летней подданной Италии Кьяры Торди родился мальчик. Вес совместного российско-итальянского новорожденного — 3 кг, рост — 48 см. Произошло это радостное событие в 12-м роддоме на улице Фотиевой.
История любви молодой итальянки, приехавшей три года назад в Россию распространять колготки Omsa, и русского историка, изучающего вопросы брака монгольских цириков, неоднозначна. Дело в том, что Семен Нестеренко, перед тем как окончательно определить основные ориентиры своей половой жизни, поддерживал близкие отношения сразу с тремя девушками: с москвичками Олей и Леной, а также с теперь уже законной его супругой, Кьярой Торди, итальянской гражданкой.
В результате случилось следующее: возлюбленные историка почти одновременно подарили ему по сыну (то есть в итоге у него образовалось сразу три мальчика). После мучительных раздумий Семен Нестеренко в конце концов отдал предпочтение итальянской маме. Остальным же возлюбленным отец-герой искренне обещал вспоминать о них четыре раза в день и навещать один раз в месяц.
Все это я узнала из женских сплетен, будораживших 12-й родильный дом, когда я там подыскивала подходящего ребеночка для освещения в журнале «Столица». Образ молодого отца-героя потряс мою неустойчивую девичью психику. Естественно, боевую биографию Семена Нестеренко я решила уточнить.
В ходе произведенных уточнений выяснилось, что, будучи еще бездетным студентом-историком, москвич Нестеренко увлекался театром и в свободное от истории время давал желающим уроки актерского мастерства в театре-студии при Мосфильме. Желающими были в основном девушки. Семен был с ними в меру застенчив и в меру доброжелателен и к каждой ученице находил отдельный подход. В результате первого подхода у начинающей актрисы Оли появился мальчик Лева, а в результате второго — у Левы вскоре образовался братик Егор. Только родила его уже актриса Лена.
Однажды спектакль талантливого педагога-режиссера посетила итальянская делегация. Среди пришедших была Кьяра Торди.
С ней Семен Нестеренко тоже был в меру застенчив.
— Вы русский Феллини, — в результате сказала она.
— А вы — Джульетта Мазина! — честно ответил Семен.
После этих слов гражданин Нестеренко окончательно застеснялся, забросил уроки актерского мастерства и театр, а затем женился на Кьяре Торди.


Естественно, я решила лично поздравить счастливого многодетного отца и отправилась в роддом в день выдачи Семену жены и новорожденного. Над входом в зал торжественных встреч отцов и детей висела огромная доска с большими красными буквами: «Памятка" будущей матери». Рядом размещался агитационный плакат меньших размеров: «Безболезненное прерывание беременности на любых сроках». Как приятно, подумала я, что у женщины всегда есть право выбора.
Впрочем, думала я об этом недолго, поскольку открыла дверь и увидела Семена. Рядом с ним стояли бабушка с большим плюшевым мишкой и молодая мать с сыном.
— Здравствуйте, — сказала я, смущенно глядя в глаза молодому отцу, — поздравляю Вас с новорожденным. Намереваюсь, так сказать, осветить событие в прессе.
— Ой, как это мило, — сказал Семен в меру застенчиво и в меру доброжелательно. — А это, познакомьтесь, моя Кьяра. Жена. А это вот мой сын. Вес три килограмма, рост — сорок восемь сантиметров.
Молодой отец нежно показал на сверток с голубыми лентами. Кьяра оказалась очень милой девушкой с большими черными глазами.
— И как вам наш роддом? — поинтересовалась я у нее.
— Замечательно. Я лежала в отдельной палате, с телевизором. Симон приходил ко мне каждый день и приносил мой любимый русский кефир. Это стоило моей фирме всего тысячу долларов. Я не понимаю, почему ваши женщины так ругают московские роддома.
Семен (Симон) Нестеренко, поведал мне, как он учился быть молодым отцом:
— Мы с Кьярочкой ходили на курсы молодых родителей. За триста долларов мне рассказали, как правильно снимать стресс у беременной жены, как пеленать ребенка, как его кормить. Кьяра каждый месяц делала фотографии малыша в утробе и отсылала их в Италию, родителям. Сейчас я покажу.
Симон достал из большой красной папки огромные слайды, на которых были изображены белые круги разных размеров:
— Вот тут малышу один месяц, здесь три, а вот здесь, обратите внимание, уже целых семь, — комментировал слайды многодетный отец.
Мы вышли на улицу. Русские папы махали в окошко русским мамам. Мамы слали им оттуда воздушные поцелуи.
— Я не понимаю, почему они не хотят подняться к своим женам? — спросила итальянка.
Я не стала объяснять. Когда же молодые родители садились в свой синий «кадиллак», я все-таки нашла в себе мужество спросить у Симона о судьбе остальных его детей:
— Скажите, а как поживают матери остальных ваших сыновей?
Симон Нестеренко, вопреки моим ожиданиям, нисколько не смутился.
— У них все хорошо, я им звонил. К сожалению, пока нет времени повидаться. Ведь Кьярочка совсем одна в чужой стране. А у них хоть родители есть. Вы не подумайте ничего плохого, я о них помню.
И это правильно. Штамп в паспорте — это ведь простая формальность. Главное, чтоб мужчина был в меру застенчив и в меру доброжелателен и умел найти ко всем отдельный подход.
ОЛЬГА ДЕМЬЯНОВА
Журнал «Столица», номер 1 за 1997 год
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-01
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?