•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Свадьба автослесаря

Свадьба автослесаряОлег Логинов, автослесарь 23 лет, после трех лет ухаживаний женился на 19-петней работнице бухгалтерии Адене Гальяновой. После торжественной процедуры проставления печатей в паспорта новобрачная избавилась от девической фамилии и стала Логиновой, женой автослесаря.
На субботу Чертановский дворец запланировал осчастливить 86 брачующихся. Автослесаря с работницей бухгалтерии я обнаружила в стороне от этой толпы, под мраморной лестницей, почти у самого входа. Совсем юная невеста была в белых пышных платьях. Рядом с ней помещался элегантный мужчина в черном костюме, черных блестящих ботинках и с черной же бабочкой, озаглавленный золотыми буквами на туго перетягивавшей его красной ленте: «Почетный свидетель Василий Борисов». Возле почетного свидетеля Василия Борисова также имелся жених, скромный юноша.

Я едва успела познакомиться с живописной группой ожидающих счастья, но тут к нам метнулась какая-то женщина:
— Так, — сказала она строго. — Я хочу предложить вам застраховаться.
— От чего? — с тревогой спросили все.
— От всего. Сейчас вы платите мне пятьсот тысяч рублей. — От такой постановки вопроса глаза собравшихся расширились. — Если у вас первый год не будет детей, то я возвращаю сто тысяч, если два года... И так по нарастающей.
Но договорить перестраховщице до конца не дали.
— Ваша очередь, прошу всех в залу, — вдруг подбежала к нам специальная служительница.
И вот мы поднимаемся по мраморной лестнице к заветной двери. Но войти не получается. К жениху теперь подошел мужчина во фраке и стал ему что-то шептать.
— Я не понимаю, — вдруг закричал жених-автослесарь, — за какие-то три минуты Мендельсона сто сорок тысяч! Давайте лучше две, но за сто.
— Не положено, — спокойно отвечал человек во фраке.
— А давайте одну минуту Баха, но за семьдесят, — предложила я.
— Баха я не знаю, — отрезал музыкант.
— Ладно, уговорили, — и жених полез в карман. — Вот вам еще сорок тысяч, сделайте фотографию, когда мы целуемся.
Наконец мы вошли в огромный зал, в конце которого возвышалась композиция «Любовь и согласие». На фоне этого сооружения стоял стол, за которым сидела женщина. Завидев нас, она моментально вскочила и, произнеся необходимые заклинания, наконец сказала:
— Перед тем как соединить ваши сердца, я хочу спросить у жениха с невестой: является ли ваше решение свободным и непринужденным? Жених! Я к вам обращаюсь!
— Че? — спросил расстроганный Олег.
— Олег, тебя кто-нибудь принуждал к браку со мной? — спросила тогда невеста жениха в более доступной форме.
— Че? — опять не понял автослесарь.
— Ты жениться будешь или нет? — закричала Алена, бухгалтер.
— Да. Базара нет, — сказал Олег.
И все получилось. Точнее, пока получилось не все. Потому что все было еще впереди. Но чтобы это понять, нам пришлось выйти из загса на свежий воздух под мокрый снег. Меня втиснули в BMW. За руль сел почетный свидетель Василий Борисов, а по бокам от меня расположились две молоденькие девушки. Начали мы ехать, но как-то очень странно. То есть в основном не могли тронуться с места. Я даже начала беспокоиться, не случилось ли чего с машиной. Но почетный свидетель Василий Борисов меня успокоил:
— Не волнуйся, я просто второй раз в жизни руль держу.
В общем, весело. Наконец поехали в Бирюлево, к теще, праздновать событие. По дороге девушки рассказывали мне историю Лены и Олега, в соответствии с которой влюбленные гуляют уже три года, а Олег очень хороший и очень любит Алену. Почетный же свидетель Борисов рассказывал анекдоты из жизни автослесарей. До тех пор пока мы не врезались в машину, в которой ехали жених с невестой, и не разбили вдребезги бампер. Капот открылся и закрыл лобовое стекло.
— Мама родная, что же я сделал? — спросил почетный свидетель.
— Чего, чего! Ты мне (дальше продолжительный фольклор) машину чужую раскорежил. Тоже мне Даймон Хилл нашелся! Давай вылезай отсюда, — объяснил ему подоспевший расстроганный супруг, автослесарь.
Вооружившись монтировкой, Олег что-то сделал с капотом, привязал его для прочности свадебными лентами и объявил:
— Поехали!
— Приехали, приехали! — закричали нам вскоре из бирюлевского тещиного окна. И через минуту появились родители, бабушки и дедушки с хлебом и солью.
— Дети мои, дайте я вас поцелую, — бросилась нам навстречу пожилая женщина и начала целовать всех подряд. Даже и меня.
— Ладно, пошли есть. Я голодный как черт, — мрачно промычал жених, и под град конфет и монет мы пошли есть.
Квартира у невесты была совсем маленькая, так что половина стола выходила на лестничную клетку. Меня, как почетную гостью, посадили рядом с молодыми, прямо у лифта.
— Ты, пожалуйста, маму и папу сфотографируй, — просила меня Алена. — И вон того дядю в клетчатом пиджаке. Он начальник Олежкиного автосервиса...

Тут начальник Олежкиного автосервиса достал кочан капусты, утыканный спичками, и направился к нам:
— Пожениться — дело нехитрое, важнее детей сделать. В кочане есть две спички — с красным и зеленым концом. Если первым вытащите красную, будет мальчик, зеленую — девочка.
Жених с невестой начали вытаскивать спички, но красного и зеленого конца не нашли.
— Вон какие вымахали, а детей в капусте ищете, — громко заржал Олежкин начальник.
Все, кроме меня, последовали его примеру, а потом перешли на съестное и спиртное.
Иногда кто-то кричал «горько», все радостно хлопали и продолжали есть. Только один жених мрачно смотрел в тарелку:
— Нет. Я так не могу. Все веселятся, а машина пропадает. Я лучше в автосервис поеду.
— Олежек, а как же я и мама? — чуть не плача взмолилась невеста.
— Кто за машину платить будет? — отрезал супруг. — Ты или, может, мама твоя?
Молодая жена ничего не смогла возразить и отпустила любимого. Так, собственно, и началась в Москве семейная жизнь Олега, автослесаря, и Алены, работницы бухгалтерии. Искренне желаем им счастья.
ОЛЬГА ДЕМЬЯНОВА
Журнал «Столица», номер 0 за 1997 год


рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-00
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?