•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Трансформация

О чем поет ночная птица? Да ни о чем собственно. Поет и все. По приколу пичуге. Так же и мне, схоластику. Иду по улице и судорожно смекаю: куда бы подошвой шлепнуть? И ведь не потому, что некуда, а потому, что везде опоздал. А поди откажись! В журнале — зарплата. Небольшая, но регулярная. В Академии Станиславского — идеалы. Правда, не мои, но все-таки идеалы. В кинематографе — возможности.
Не то чтобы наверняка, но поди знай, может, завтра все наладится и за инфаркты начнут миллионные гонорары выдавать. Дом куплю на сороковом километре, церковь на перекрестке поставлю, звезде своей предрассветной Оксане себя на пять дней в неделю отдам. Хай балуется. А сам в оставшиеся два дня сяду на балконе и приключенческий роман человечеству лупану. Много ли надо ходоку в большие люди Ивану Охлобыстину? Фиг да копейка, лишь бы жизнь не промелькнула, Апропо: — Предлагаю главную роль в моем фильме. Восемь с половиной миллионов долларов, — олицетворяется кинорежиссер Григорий Константинопольский и требует самопожертвования.
Видишь ли, не устраивает его моя комплекция и фасон сорочек. Попросту говоря — садись на клизму, иначе домохозяйки не допетрят, что ты настоящий эстет.
— Григорий! — отвечаю я. — Я, к сожалению, знаю, что объединяет всех женщин на свете. Но мой жизненный опыт также подсказывает мне, что домохозяйки все-таки не верят в культуру. Им больше по нраву щекастый дальнобойщик. Если при всем этом он еще какой-нибудь стишок знает, то вообще никакой конкуренции. А я как раз стишок знаю: «Не унимай, не унимай мои отчаянные неги...» —- Нет, нет и нет! — негодует Константинопольский. — Это все не модно уже! Теперь в почете длинные волосы и туфли на платформе. Нам нужна трансформация. Мы тебя посадим на диету, поведем в солярий, нарастим кудри до грудей и вставим три золотые фиксы.


— Помилуй, отец родной! — пугаюсь я. — А фиксы-то зачем? — Экзистенциализм кипит в нашем герое, — совсем не смущается Григорий.
И потекла река моей жизни вспять. Молодел на глазах. Бабушки у подъезда первыми заметили перемены и порекомендовали бросить Оксанку. В мое отсутствие ей посоветовали то же самое. Участковый перестал заходить за взяткой. Мало ли что, Коллега Орлов предложил издать с моим участием плакат с поучительной надписью: «Алкоголизм излечим».
На девятый день голодания я обнаружил себя стоящим с неопределенными мыслями в голове над спящей супругой и от греха подальше поехал в клуб «Кино». Там над огромным блюдом с печеной лососиной я встретил Григория.
— А у меня конституция такая! — быстро оправдался он.
— Григорий! — говорю я. — Я не понимаю поэзию Иосифа Бродского, я недолюбливаю живопись Шагала и брезгую трансвеститами.
Я не очень культурный человек. Поэтому либо я возвращаюсь в прежнее состояние, либо я умываю руки. У меня дети и социальный статус.
— А фиксы и кудри? — озаботился он, при этом продолжая уминать за обе щеки хрустящую лососину.
—- Хоть хвост пришивай, —- развел я руками и заказа.л себе шесть кружек пива и четыре шашлыка.
На следующий день мы вошли в здание гостиницы «Космос», где на первом этаже расположился косметический салон с неудобоваримым названием то ли «Жак Ли Саж», то ли «Жак Ди Саж». Там в течение часа к моим отнюдь не густым волосам при помощи какогото паяльника были приделаны четыре жидкие пряди, по словам представителя фирмы, ранее принадлежавшие испанским монашкам, Следом меня отвезли к зубному технику и через два часа я вышел от него с тремя накладными золотыми коронками. Удовлетворившись проделанной работой, пронырливый Григорий наконец отпустил меня восвояси.
В редакцию я показаться в таком виде не рискнул и по дороге домой заехал на Тверскую в офис своего однополчанина Сашки Каримова. Сашки на месте не оказалось, и я сел в его кабинете передохнуть от культурных трансформаций. На второй минуте отдыха, любуясь видом из окна на Белорусский вокзал, я стянул с зубов коронки, положил их в пустой стакан на столе и залил еще теплой водой из электрического чайника. Тут и вошел мрачный Каримов.
Он молча поприветствовал меня жестом, также молча подошел к столу и отчаянно, махом вылил себе в рот все содержимое стакана. После чего пожаловался: не дают работать и все тут! Обомлев от ужаса, я схватил стакан, заглянул туда и, естественно, ничего не обнаружив, вскрикнул: — Ты же мои коронки зажрал! — Какие коронки? — не понял однополчанин.
— Золотые! Для трансформации! — ответил я, все еще надеясь, что он рассмеется и вытащит изо рта ловко уловленные языком протезы.
Но он; не думая веселиться, помертвевшим голосом переспросил: — Много? — Три, — вздохнул я.
— Вызывай «скорую», — простонал Сашка и первым схватился за телефон.
Остаток дня я провел, расхаживая перед пунктом травматологии в Склифосовского.
Когда не осталось никаких надежд и я уже мучительно соображал, как тактичнее сообщить о случившемся казусе его вдове, Каримов появился откуда-то сбоку, со стороны соседнего переулка. Он был немного изможден, но светел.
— Вот они! — сказал он, и в его раскрытой ладони торжественно блеснуло золото.
— Резали?! — изумился я мобильности отечественной хирургии.
— Зачем резать? — пожал плечами Сашка. — Вывели естественным путем. На, бери! — Ты знаешь, дружище, — сомлел я, — возьми их себе. Будет память об этом забавном происшествии.
— А как же съемки? — не понял он.
— Съемки еще не повод что попало себе в глотку совать! — раздраженно отрезал я и пошел к Садовому кольцу ловить машину.
Уже из машины я позвонил Константинопольскому и сообщил о пропаже коронок.
Высказанные им по этому поводу соображения привели меня в лирическое расположение духа. Я неожиданно понял, что не принятый накануне правительством закон о свободе совести вовсе не гнусное предательство традиций своего народа, а разумная тактика естественного отбора, где, как известно, побеждает дружба и трансформация. Так уже было несколько раз в истории человечества.
Только я не помню точно с кем и когда.
ИВАН ОХЛОБЫСТИН
Журнал СТОЛИЦА номер 14 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 34
Номер Столицы: 1997-14
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?