•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Спасите наше лето

Допрыгались, дохрюкались, докритиковались. Пора и ответ держать.
Сколько мною было вылито фигуральных экскрементов на голову несчастной московской погоды? Вроде и женщина я по натуре не злая, и последнюю рубашку могу в случае какой эротической надобности снять.
Но что касается погоды, здесь я на эпитеты не скупилась. Началом августа тоже была недовольна, как и всем, что ему предшествовало. Солнца было много, а вот дождей мало. Пойдешь бывало по грибы на Хорошевку. Глядишь под кусты да под коряги. Нет их, грибов. Ни поганых, ни достойных. Неурожай в Москве. Разве таким должен быть август? Но тут пришел человек и научил меня глупых вопросов не задавать. А человек этот был первым лицом в секте любителей погоды. Я и не знала, что такая существует. Так он мне все карты на стол — вот устав, вот права и обязанности членов. И видит человек во мне ярого противника. Мы, мол, московскую погоду любим, а ты про нее слова доброго не написала. Злая ты.
А что у меня, может, печень больная и колики разные от промышленного пейзажа за окном, так это сектанта не волнует. Будешь, говорит, под нашу дудку плясать. То есть заказные статьи в «Столицу» отписывать. Про то, что каждая погода — благодать. И кулаком по столу вдарил.
— А чтобы не повадно было левой пяткой писать про погоду, — рубанул председатель секты, — мы тут «рыбу» для тебя подготовили, ты ее литературно обработай и публикуй. У нас длинные руки...
— Буду я еще перо тупить об вашу «рыбу»! Так и быть, напечатаю без купюр. Купюры и так деноминированы на три нуля.
— Ты нам зубы не заговаривай! Давай прямо по тексту.


Наступили на горло моей песне. Кислород перекрыли. Стала я разворачиваться на 180 градусов. Делаю позитивные акценты.
«Август — месяц хороший, теплый, солнечный. За отчетный период температура не опускалась ниже 23 градусов пополудни, что обрадовало всех москвичей и гостей столицы. Вода в местных водоемах благоприятна для купания, холерный вибрион в ней тоже благоприятствует...
(Здесь председатель прошелся жирным маркером, выкинув по цензурным соображениям все про вибрион.) ...Трава была зеленой, небо голубым. Птицы щебетали, ежики размножались, крысы жирели, как кролики, на испортившихся от жары молочных продуктах... (Опять цензор напрягся на мой эзопов язык. „Ты позитив гони! А то мои люди неправильно истолкуют"».) ...И было хорошо. Все жили долго и счастливо и умерли в один день...» — Ты что, издеваешься, генеральную линию не принимаешь?! — Не могу больше душой кривить. Токсикоз начался. Я все равно людям правду скажу, что тигру в клетке не докладывают мяса! — Это был твой последний шанс. Мы народ дикий, дети гор...
— Тогда исполните мою последнюю волю. Дайте написать то, что в душе наболело! Что спать в августе не давало! — Валяй! Слово красивой женщины — закон.
Схватила я перо и дрожащей рукой по периметру листа с «рыбой»: «Люди! Спасайте наше лето! У нас осталось так мало времени. Оно заканчивается, и что нас ждет? Продлите этот бесценный миг и наслаждайтесь им...» — Я так и знал, что женщина, особливо красивая, даже в последнюю минуту не скажет ничего умного, — загрустил председатель. — Так и быть — живи! Расти над собой. А я еще вернусь...
ОЛЬГА ПЕСКОВА
Журнал СТОЛИЦА номер 14 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-14
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?