•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Народ против Марины Про

По-прежнему не решена судьба детей доктора Богомолова и перуанки Марины Про, героев восьми публикаций журнала «Столица». Как известно, Марина похитила у своего русского мужа детей, Мигеля и Диану, и уже три года прячет их в перуанских джунглях. Доктор два года провел в этих джунглях, несколько раз едва не погиб, спасая детей, и ни с чем вернулся в Москву. Недавно перуанка потребовала за них выкуп в 50 тысяч долларов. После наших публикаций в дело вмешалась Комиссия по гражданству при президенте России и администрация президента. События продолжают развиваться и в Москве, и в Перу.
Я видел доктора Богомолова недавно, ровно за минуту до назначенных 12.30 у здания Перовского межмуниципального суда столицы. Доктор хромал на правую ногу, было видно, что каждое движение дается ему с большим трудом.
— Успел, — сказал он облегченно.
— Что случилось? — спросил я.
— По обыкновению занимался йогой — и вот так неудачно. Но ведь успел! В этот день для Михаила Богомолова решалось многое. Дело о разводе с Мариной Про, несколько месяцев назад прочно застрявшее в Перовском межмуниципальном суде, сдвинулось с мертвой точки. Доктор не без оснований надеялся, что еще одной ниточкой, связывающей его с горе-матерью, станет меньше.
Я зашел в зал заседаний. Он оказался крошечной комнаткой, где две немолодых тетушки (потом выяснилось — народные заседательницы), прищурившись, что-то писали в какие-то бумаги.
— Здесь доктора Богомолова будут разводить? — спросил я.


— Чевой-то? — озабоченно ответили мне.
Я попытался объяснить суть дела.
— Поди знай, — успокоили меня. — Тут у нас по улицам разводят.
— Как это? — не понял я.
— Ну, кто на какой улице живет, того и разводят.
Через несколько минут мне все-таки удалось добиться правды. Все улицы района прикреплены к залам заседаний.
— Где живет ответчик, в том зале и дело рассматривать будем, — закончили объяснять бабушки.
— Так ведь ответчик живет в гуще перуанских джунглей, — удивился я.
— Чевой-то? — удивились и бабушки.
— Так. Где он, ваш доктор Богомолов? — раздался хорошо поставленный мужской голос из соседней комнаты.
Таким голосом, в моем представлении, разговаривают федеральные судьи. Я не ошибся.
— Идет, уже идет, — поспешил я успокоить федерального судью Николая Васильевича Сапрыкина.
Я вышел на улицу отдышаться после непростого разговора и тут-то увидел хромающего доктора. Ровно в 12.30 нас позвали в зал заседаний.
Кроме меня, доктора, народных заседателей, судьи и секретаря, больше никого не было.
Судья сказал, что будет слушаться дело о признании недействительным брака между гражданкой Перу Мариной Про Эррера и гражданином России Михаилом Богомоловым.
— Есть ли какие-нибудь ходатайства к суду? — резонно спросил он.
— Есть, — сказал доктор Богомолов. — В исковом заявлении значится еще пункт о лишении Марины Про родительских прав.
Судья неприятно удивился и долго молчал, листая дело и рассматривая исковое заявление. Лицо его мрачнело.
— Милый мой, — сказал он вдруг так нежно, что доктор вздрогнул, — а где же вы раньше были? Вы же хотели только брак расторгнуть.
— Да как же брак... Да там же все написано! Да мы же с вами обо всем разговаривали... И есть же решение Верховного суда Перу о лишении ее родительских прав! — быстро и растерянно говорил Богомолов.
— Да где оно, где? — быстро и растерянно отвечал судья.
Доктор долго объяснял где.
Для меня было очевидно, что никакого искового заявления судья до этого мгновения даже не читал.
Мне стало вдруг остро жалко Богомолова, я в первый раз видел, как с ним обращаются в суде. Я знал, что он ходит по этим судам уже несколько лет как на работу и что в перуанских судах за эти годы ему удалось доказать все, а в наших — ничего. Когда он раньше рассказывал мне об этом, я кивал и соглашался, а теперь-то видел своими глазами, и как-то стыдно мне за все это было, хоть ни в чем я вроде и не виноват.
И вроде все правильно говорил судья: что надо затребовать уголовное дело из прокуратуры Восточного округа и вызвать на заседание кого-то из отдела опеки и попечительства... Только нет бы сделать все это вовремя, а не издеваться над человеком, который уже и так давно на пределе! — Суд считает, что необходимо отложить дело, — сказал судья. — Вы согласны? — Я не согласен, — тихо ответил Богомолов.
— Суд постановляет отложить дело, — решил судья.
Дело отложено.
Из других новостей. Я поговорил с начальником отдела администрации президента РФ Александром Серегиным. Он сообщил, что Комиссия по гражданству при президенте России получила ответы на свои письма от министра иностранных дел Перу и уполномоченного по правам человека при президенте Перу. И тот, и другой заверяют, что российская сторона права в своем требовании решить судьбу детей в пользу Михаила Богомолова, и пишут, что предпринимают энергичные усилия в этом направлении.
К тому же г-н Серегин предложил максимальное содействие МИДа России и администрации в организации командировки корреспондента «Столицы» в Перу, чтобы дать возможность на месте разобраться в происходящем. Я ведь и поеду.
АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ
Журнал Столица номер 15 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-15
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?