•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Скромненькой девочке холодно зимой

Скромненькой девочке холодно зимойЗима на этот раз припозднилась. Не то чтобы я скучала по московскому дубняку.
Просто бардак не выношу. Полдекабря проходила с ощущением, что вот-вот что-то случится. А оно не случалось. Как будто мужа из командировки ждала: уже и любовников всех спровадила, а его все нет и нет. Тем более его действительно нет. В общем, чувствуешь себя полной идиоткой.
Как в театре, в котором заменили обещанный спектакль.
Но! Под занавес первого акта наконец выпал снег. Выхожу я утром 15 декабря из подъезда, даже по привычке сажусь в машину, даже по привычке включаю зажигание... И только тогда понимаю, что обзорность нарушена — ветровое стекло снегом засыпано, а под ним ледяная корка сантиметра на полтора. Идут мужики-«безлошадники», горю моему активно радуются: «Вы, дамочка, печку-то включите, так оно минут через сорок, глядишь, и оттает...»
Соврали мужики. Час стояла, погодные экскременты со стекла отверткой откалывала.
Я это к чему: во втором акте начались смелые актерские импровизации. Ведущие артисты выздоровели. На место уволенных введены молодые. Зима пришла. Настоящая. Брутальная. Вымерзло небо, сжались градусники, вымучивая из себя отметку «минус тридцать», воздух остановился в легких. Внезапность наступивших морозов Москва переживала как стихийное бедствие. А значит — стойко.
Летит моя «шестерка» по Садовому, выделывает кренделя на обледенелом асфальте. Отсюда мораль: если ты права купила, а шипованную резину не поставила (потому что дорогая она), так катайся лучше на троллейбусе. Да нас, девушек, разве разберешь? Сперва ты релаксируешь от температурного зеро, потом цепенеешь от тридцатиградусного мороза. Сегодня мечтаешь о связи порочащей Завтра думаешь только о том, как бы довести остатки либидо до полного вымерзания.
И только детство на Патриарших прудах радостно загоняет шайбу промеж двух рюкзачков, имитирующих ворота. Им мороз нипочем, им на либидо наплевать. Живут они полнокровной жизнью, бесцельно тратят минуты, которых потом не хватает.


И смотрит на них из-под снежной шапкиушанки баснописец Крылов. Улыбается.
Он свое уже отстрадал. К нему какие претензии?!
А я, слабая женщина, раззадоренная морозами, выделываю кренделя на асфальте, и несет меня вместе с «шестеркой » в разные «злачные» места, где камин, немного алкоголя и компания единомышленников. Есть такое место недалеко от Арбата — мастерская художника Лавинского и дочки его Лизаветы, той самой внебрачной внучки Маяковского, которая больше всех любит поговорить о пользе девственности. Я эту идеологию не разделяю, но к числу гревшихся у камина примкнула. Что поделаешь?
Зима. А за окном опять перемены, и что удивительно — к лучшему. Третий акт авангардной пьесы расставил акценты правильно — мороз и солнце. 12-15 градусов ниже нуля, слабый снег, ветер юго-западный, 5-7 метров в секунду... В целом, удовлетворительно.
Мотает меня по декабрю, а измученная погодным непостоянством столичная публика сосредоточенно пытается пережить навалившуюся зиму, как чуму. Потный, курящий, опухший от гиподинамии мегаполис глотает девственный снег иссохшим от жажды черным ртом. Пытаясь смешать аристократический декабрь с борьбой за выживание, с солью на асфальте и тяжкими воспоминаниями о минувшем високосном.
А помнится... Только когда это было?.. Декабрь, куцая шубка из кошки, обледенелые качели. И чувство любви, и чувство полета. И тесный двор, где, в общем-то, мы и познакомились. И снег скрипучий, но мягкий, и будто даже теплый, как постель.
Только не для нас. Потому что существует пошлое чувство долга... А сейчас холодно в городе. Тебе тоже холодно, милый? Чувство долга, оно ведь не греет...
ОЛЬГА ПЕСКОВА
Журнал «Столица», номер 0 за 1997 год
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-00
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?