•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Периодическая таблица московских комаров

Замечено, что враги человечества под разными личинами — безденежье, насморк, инспектор ГАИ — подкрадываются незаметно и без предупреждения. Но есть в этом человеконенавистническом ряду исключение — не сказать, что приятное, но честное по крайней мере.
Это комар. Кто назовет комара другом человеческим? Кровь пьет, а главное — спать не дает. Но насекомое это — враг хорошо темперированный.
Конечно, речь не о тундре и тайге. Речь о городе, где тяжелое забытье, медицински называемое сном, почти единственная отрада и компенсация за всю эту комфортность. И вот накатывает эта отрада, примагничивает голову к подушке — и откуда ни возьмись — з-з-з, в-в-в — началось! И с самым честным врагом часто до рассвета продолжается безнадежная борьба не на жизнь, а на смерть.
Хорошо доверчивым и падким. Они купили себе фумитокс, напрыскались еще какой-нибудь гадостью, ввели внутрь реланиум — и забылись. А как быть недоверчивым и подозрительным? Чей обостренный слух ловит честную ночную ноту маньяка-садиста, крылатого изверга? В этом случае, помимо мучений, исподволь накапливаются наблюдения, которыми невыносимо хочется поделиться.
Если кто думает про комаров как про мужиков или про баб, что все они одинаковы, тот равнодушен к живой природе. Комар многообразен, имеет свои виды и подвиды, а также районированные сорта. Опытный комаровед никогда не спутает комара бибиревского с комаром медведковским.
Конечно, эта наука дается не сразу. Но если ваше основное дневное занятие — поиск ночевки, то совсем скоро районирование комара отзовется стройной музыкально-зоологической системой и вы станете в своем деле таким же докой, как любитель канареек или лягушачьих хоров.
Комар московский — один из наиболее трудноуловимых комаров мира. Различают два основных вида особи — комар центровой и комар окраинный (еще его называют кольцевым). Центровой комар распространен в нерасселенных коммуналках в центре столицы, а также в расселенных, но самозахваченных. Древен, тучен, родовит. Возможно, является плодом реинкарнации бывших домовладельцев и квартиросъемщиков, разметанных революционным вихрем. Из центровых комаров автору наиболее близко пришлось изучить следующие подвиды.


Комар крапивенский. Заводится и размножается в войлочной обмотке труб центрального отопления. Смены сезонов не воспринимает, отличается круглогодичным ровным аппетитом и академической наглостью, граничащей с физическим бессмертием. Размазанный по простыне, возрождается на глазах как птица феникс. Передышку дает примерно с пяти до полседьмого утра. Крапивенский комар тенорист, точнее козлетонист, вроде солиста ансамбля ПВО или Дорогомиловской пожарной части. Со|эт крапивенский зимний особо надрессирован на водку калужского производства и совершенно непримирим к польским фруктовым ликерам.
Комар тишинский. По причине нелюбви жителей Тишинки к закрытым форточкам и задраиванию балконных дверей автор готов был отказаться от включения подвида в классификационную сетку. Но путем стойкой бессонницы удалось выследить и классифицировать комара тишинского. Комар сей жидок, водянист и вялотекущ, как диагноз, освобождающий от священного долга. Способен в считанные часы довести до умоисступления; на пытку освещением, стоны и мольбы не откликается.
Поет, не разжимая челюстей, как Таня Буланова.
Из комаров окраинных, или кольцевых, автору наиболее близко довелось познакомиться со следующими подвидами.
Комар лосиноостровский. Телом гладок, уборист и ловок, как каскадер.
Умеет прикидываться мертвым и не шевелится, даже если его, падлу, на спичке жечь. Способен подражать голосам электрички, кошки и младенца.
Комар перовский. В силу экологических особенностей района голоса практически лишен. Издает неясный сип и даже ультразвук, как дельфин. Но в схватке с человеком проявляет себя как ниндзя и якудза сразу. Монархист, роялист и камикадзе. Беззаветной отвагой напоминает персонаж: из эпоса К. И. Чуковского: «Подлетает к пауку, Саблю вынимает...», далее по тексту.
Комар петровско-разумовский. Заражен компанейщиной. На одинокого ночлежника не нападает. Ждет полного сбора и широкого застолья. Привержен хоровому пению в стиле «Хасбулат удалой».
Разумеется, перед вами лишь первая робкая попытка систематизации опыта общения с озвученным вражиной. Автор на этом не оставляет усилий и продолжает свою научную схватку с действительностью, чтобы хоть к концу столетия составить наиболее полную периодическую комариную систему. Одновременно он, то есть она, то есть, собственно, я, обращаюсь к москвичам с призывом творчески относиться к ненавистным насекомым. И перед тем как опустить на их грешные комариные головы свою суровую карающую длань, изучить их, присмотреться, попытаться понять и поделиться наблюдениями с любимым журналом. Потому что комары, какие уж они гниды ни будь, живут вместе с нами в Москве. А это наш город.
МАРИНА КУДИМОВА
Журнал Столица номер 15 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-15
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?