•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Европокаяние со склада в Москве

Святые явились под вечер. Тетки — кровь с молоком, румянец в три ланиты, мани-сибирячки. Сами-то в чем-то неместном, холщовом до пят, как Ярославна на юру, но под подолом землистые кроссовки.
Значит, вляпались — у нас же во дворе переукладка труб.
— Будете каяться! — говорят в ультимативной форме.
— В чем?! — на быстрой перемотке я прокручиваю былое и — до кучи — думы.
— Вот списки. Напротив своего греха поставьте галочку, впишите цену и к нам, на Ленинский проспект. Собор Активной Святости, сокращенно САС. Будем решать вопросы.
На бумажке под грифом «покаянный свиток», как в любом нормальном каталоге товаров и услуг, грехи удобно рассортированы.
Сначала по-тяжелому. Общие грехи народа и страны. На закуску — личные.
Итак, в ассортименте «общие грехи» Москве и москвичам предложено по-хорошему покаяться в: — убийстве царя Николая и его семьи и в его лице распятии Божией Матери, — отвержении праведных отцов, — тоталитаризме, — международной агрессии (под маской борьбы за мир), — растлении умов и сердец, — преследовании правдолюбцев и праведных российских, — возвеличивании нечестивых, человеконенавистников и гордецов, — пропаганде греха средствами массовой информации и в учебных заведениях, — непредании почве трупа Ленина, — порнографии, разврате, растлении молодежи, — презрении к стране, народу и человеку, — нечестии руководителей, предательстве интересов народа, — уничтожении природы, — национальной гордыне, — оскорблении и поругании святынь.


Я уже было совсем собрался покаяться в международной своей агрессии и особенно в непредании почве трупа Ленина, но решил сэкономить средства на личные грехи — их выбор таков, что глаза воистину разбегаются, а душа трепещет, как молчание ягнят: гордыня, тщеславие, самопоказ, саможаление, самооправдание, корыстолюбие, эгоизм, себялюбие, использование ближних в личных целях, осуждение ближних, ненависть к врагам, гневливость, подставление ближних под удар, зависть, каинитство; осуждение под видом обличения в форме сатиры, юмора и насмехательства; духовный сон, окаянство (упорное стояние в грехе), нежелание искать вину в себе, предъявление счетов Богу, нежелание каяться, атрофия совести пред Вышним и пред ближними, прострация, фарисейство, услаждение грехом, цинизм, лицемерие и лицедейство, гипноз, ненависть к правде, паразитизм, невосстание на грех, леность, провоцирование и подстрекательство на грех окружающих, начетничество карьеризм, авторитаризм, прожектерство, трусость, страх смерти, человекоугодие, похоть телесная, сакрализация секса, инфантильность, отказ от мужского начала у мужчин и от женского у женщин, аборты, мысленное разложение, чревобесие, содомский блуд, колдовство и магия, астральные выходы, интерес к запретному знанию, суетность ума, бесконтрольность помыслов, безрассудство, празднословие, жестокосердие, бессердечие и рационализм, скептицизм, бесчувствие к страданиям узников геенских, алкоголизм, наркомания, токсикомания...
— Прикинем: если каяться по всем позициям результативно, не на бегу, хотя бы уж пятиминутку в сутки — то это душа обязана будет трудиться и день и ночь, и день и ночь. На остальное, на совершение тех же грехов, даже на бесчувствие к страданиям узников геенских, времени автоматически не остается. И тут являются они, духовные посредники, активные святые в холстинах, — люди добрые. Они берутся все уладить с Богом. Да не в духе ли времени это? Не удобство ли разве, и как раз к началу отопительного сезона, когда нас особенно мучают чревобесие и приспособленчество к новым прогнозам погоды? И я поспешил решать вопросы на Ленинский проспект. Собор святых активистов базируется в бывшем* институте, в методическом его кабинете. Отпочковался от известного Собора Святой Руси, который три года назад в Питере устроил массовое покаяние.
За главного — мужик, по-кашпировски нелобаст, руки по локоть в сэндвиче. И паленым тянет.
— Горим? — тревожно озираюсь я.
Нет, идет плановое уничтожение грехов путем сожжения отработанных покаянных свитков. Пепел будет развеян в районе Берингова проезда ближе к сумеркам.
— Вы грешите, а у нас дым коромыслом. Ну что там наскреблось? — главный погрузился в мой отработанный свиток, куда я от себя вписал еще грех футболемании и пиволюбия. Он расторопно жал на кнопки калькулятора и протянул результат: — Если с сакрализацией секса — полтора миллиона, если без сакрализации — восемьсот тысяч. Вот наши реквизиты, оформите в сберкассе перевод.
— А нельзя ли получить справку, что такой-то в грехе, допустим, пиволюбия раскаялся и может в том же духе продолжать.
— Справок не даем. Пока. Но осознаем, что назрело. Индульгенции, пенитенциалии, епитимьи, чтоб все как у людей. Проставим прейскурант. А пока приходится выкручиваться.
Мы прошли в соседний кабинет. Там на полу лежало что-то гробоподобное, но побольше.
— Модель иерусалимского гроба Господня в натуральную величину. Известно, что каждое касание гроба погашает один грех. Приходил недавно клиент, отстегнул кобуру, упал плашмя. Такой вот спрос на покаяние. Если бы не палки в колесах, я бы уже дал Москве духовный центр по типу того же Диснейленда. Такой религиозный парк.
Были бы макеты и модели всех культовых святынь мира. И не только христианских — никого не обидим. Зачем далеко ездить — люди бы приходили, припадали, каялись. Трудно им без партсобраний, некуда нечистоты с души сбросить, негде духовно облегчиться.
А вы можете уже ступать. Как только получим перевод, сразу свитки предадим огню, будьте спокойны.
И я двинулся просветленный по Ленинскому проспекту и радовался, сколь же мы шагнули в сфере духовности, с тех пор как в первый раз встали на колени в кинотеатре «Россия» на премьере «Покаяния». Но тогда была стихийность, доморощенность, любительщина, а теперь — бухучет, коммерческая жилка, возможна сдача совести в залог и в аренду, и не сегодня-завтра будем душу менять на недвижимость, и в благоприятном эквиваленте.
В белых одеждах по городу будут ходить активно святые и напряженно искать, в чем бы еще раскаяться.
А больше-то и не в чем. Все грехи развеяны в районе Берингова проезда.
ИГОРЬ МАРТЫНОВ
Журнал Столица номер 15 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-15
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?