•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Житие архитектора Аввакумова

В нашем городе проживает архитектор Юрий Аввакумов. Он, правда, ничего в Москве пока не построил, но это обстоятельство его не слишком смущает. Дело в том, что Юрий Аввакумов — так называемый бумажный архитектор, работник чистого искусства. Он придумывает несбыточные проекты, мастерит модели и возит их по всему миру. Мировая общественность смотрит на модели, признает, что они интересны, но при этом весьма смелы и имеют малую практическую ценность.
Совсем недавно архитектор Аввакумов придумал пешеходный мост через Москву-реку от гостиницы «Украина» к хаммеровскому центру и даже получил за него премию Королевской академии искусств Великобритании. Модель этого произведения горожане увидят на выставке в Третьяковской галерее, которая откроется 12 сентября. Но главная новость заключается в следующем: есть вероятность, что мост Аввакумова действительно построят в Москве. Вот послушайте, каким он тогда будет.
Вечно живые Иной читатель может вообразить себе такую картину. Сел архитектор Аввакумов за стол, почесал голову и ни с того ни с сего принялся рисовать мост через Москву-реку. Но не было ничего такого. С появлением этого проекта связана целая история.
Началось с того, что в прошлом году Королевская академия искусств Великобритании и Центр Жоржа Помпиду организовали выставку Living Bridges. Говоря по-русски, «ожившие » или «живые » мосты. Вряд ли кто из простых москвичей знает, что это такое.
Но, объясню — мне Аввакумов все рассказал.


Живые мосты появились в Европе в XII веке. От обычных мостов они отличались вот чем. Во-первых, живые мосты были исключительно пешеходными. Во-вторых — на них располагались лавки, рестораны, гостиницы — все, что душе угодно. В общем, такие мосты не просто соединяли два берега реки, а жили своей собственной, вполне полноценной жизнью.
Тесной Европе эти сооружения пришлись очень кстати. Они экономили место в центре больших городов. Но к XVIII веку живые мосты постепенно поумирали. Трудно их было поддерживать в надлежащем санитарном состоянии. Устройство коммунального хозяйства, в частности канализации, в те далекие времена даже в Европе оставляло желать лучшего. Одним словом, живых мостов почти не стало. Те, что дожили до наших дней, по пальцам пересчитать можно.
Жаль, подумали англичане. И в прошлом году решили устроить у себя в Лондоне выставку, чтобы напомнить современникам, какими были живые мосты. К открытию вернисажа были изготовлены 22 модели. Были там мосты, сохранившиеся до наших дней (Понто Веккьо во Флоренции и Риальто в Венеции), разрушенные (старый Лондонский мост) и даже те, что существовали только на бумаге. К примеру, модель моста-гаража, который придумал в 1925 году для Парижа русский архитектор Константин Мельников. Он в то время как раз строил во Франции советский павильон для Выставки декоративного искусства. Заодно и мост французам спроектировал. Перспективы реализации этой идеи были туманны, и в итоге Мельников даже денег за работу не получил.
Английскому народу выставка мостов понравилась. Организовано все было красиво. Под моделями мостов из металла, целлулоида и дерева бурлила маленькая, но тоже живая река. Река времени. Она протекала через разные эпохи. С мостов на посетителей глядели маленькие игрушечные человечки, в двести раз меньше настоящих людей. По рассказам очевидцев, все это выглядело вполне правдоподобно и пользовалось такой популярностью, что выставка была признана в Англии одной из самых удачных.
В связи с этим организаторы решили показать ее остальному прогрессивному человечеству. Сперва выставку отвезли в Гонконг, потом придумали сделать подарок Москве к ее 850-летию. Но предварительно провели среди наших архитекторов конкурс на лучший живой мост для Москвы. В числе приглашенных был и Юрий Аввакумов.
Бумажный архитектор — Как же вас нашли? — спросил я у архитектора Аввакумова.
В ответ он пожал плечами. В самом деле, как нашли? Ну, слышали, наверное, что есть в России такой архитектор. Что построил? Да ничего. Нет, планы, конечно, были. Вот, скажем, четыре года назад собирались по его проекту построить Галерею авангарда в Луковом переулке. Объединение «Архпроект» взялось реконструировать два дома. Стояли они очень близко друг к другу, щель между стенами — три с половиной метра. Туда-то и собирались втиснуть галерею. Этакую Х-образную конструкцию из лестниц. Картины должны были висеть прямо на стенах домов.
«Архпроект» взял под это дело кредит, но денег не хватило. Пока изыскивали дополнительные средства, в Луков переулок въехал руководитель российских либералов Владимир Вольфович Жириновский. Районные власти тактично намекнули художникам, что не хотели бы, чтобы кто-то пылил и стучал отбойными молотками под окнами такого нервного постояльца, и авангардная галерея не материализовалась.
Впрочем, Аввакумова это обстоятельство не сильно угнетает. Он бумажный архитектор. Термин этот кому-то может показаться ругательным, но Аввакумов против него ничего не имеет. Ведь если разобраться, это даже неплохо, что не существует реальной перспективы строительства. Творить можно свободно, без всяких ограничений. Вот, например, любит какой-нибудь архитектор конструктивизм. А заказчик от него требует чего-нибудь эдакого в псевдорусском стиле.
Архитектор, зная, что проект его будет претворен в жизнь, морщится, но заказ исполняет. А Аввакумов не морщится. Делает что хочет. И вполне собой доволен.
На бумаге, кстати сказать, он действительно многого добился. В частности, создал «Трибуну спортсмена-пролетария». Что это такое? Это шесть лестниц, которые ведут на шесть трибун для выступления спортсменов.
Трибуны расположены одна над другой. Естественно, что чем выше оратор заберется, тем больше людей его услышат. А вот обратно надо уже не по лестнице спускаться, а скатываться, извините за выражение, на заднице. Для этого к трибунам приделаны специальные желоба. Мораль такая: чем выше заберешься, тем больнее будет падать. Хорошая мораль.
Имеются у архитектора Аввакумова и другие разработки. С художественной точки зрения интересные, но практической ценности лишенные напрочь. Например, скелет статуи рабочего и колхозницы в обрамлении строительных лесов, имеющих форму Башни Третьего Интернационала — нереализованного проекта художника Владимира Татлина.
Рабочего с колхозницей, трибуну и еще кое-что Аввакумов выставлял на персональной выставке «Временные монументы» в Кельне, а потом в Русском музее. И вы знаете, профессионалам нравится. Один только пример. В прошлом году состоялась Венецианская биеннале. Сорок самых маститых архитекторов со всего мира собрались вместе.
Приехал один представитель и от России. Догадались, кого из наших позвали к себе итальянцы? Вот именно — Аввакумова.
Юрий тогда привез в Венецию модель своего «Депозитария с русской утопией». Сооружение это отдаленно напоминает мавзолей Владимира Ильича Ленина, в который вмонтированы 480 лотков. В каждом ящичке — по проекту. То, что русские архитекторы нарисовали, но так и не построили. Скажем, такие сооружения, как Дворец Советов Бориса Иофана или летающий город Георгия Крутикова.
Близки они, очень близки Аввакумову по духу. Двадцатые годы.
Счастливое время, расцвет конструктивизма. Сами посудите: на что первым делом идет смотреть в Москве продвинутый иностранный турист? На маленькие заброшенные конструктивистские клубы. Почему? Да не на что в Москве больше особо смотреть, считает архитектор Аввакумов. Не то чтобы все плохо. Нет. Просто несвежо. Советские архитекторы ведь семьдесят лет в собственном соку варились.
— Эти щи сто раз уже выкипели! — говорит Аввакумов.
Нет, лучше уж ему мастерить бумажные модели, чем смотреть на то, что происходит сейчас в столице. Скажите, отчего это у нас сейчас так популярны всякие башенки да арочки? Некоторые, конечно, полагают, что это архитекторы пытаются угодить нашему не слишком искушенному в зодчестве мэру. А Аввакумов считает, что городской руководитель здесь ни при чем. Просто не умеют современные архитекторы с формой работать. Оттого и лепят всякий раз одно и то же.
Игры взрослых На конкурс мостов кроме архитектора Аввакумова британская Королевская академия искусств через дружественную благотворительную организацию — Британский совет — пригласила еще четверых московских архитекторов: Михаила Белова, Юрия Кузина, Андрея Чельцова и Александра Бродского.
Задание конкурсантам дали такое: представить, что предстоит им построить мост через Москву-реку от улицы 1905 года (хаммеровский центр) до Украинского бульвара (гостиница «Украина »). Что это будет за мост, как ему выглядеть — решать авторам. Одно только обязательное условие — никто, кроме пешеходов, по мосту двигаться не должен.
— Это, вообще-то, игра была, — говорит теперь проректор Московского архитектурного института Илья Георгиевич Лежава, — концептуальный конкурс.
Это обстоятельство как раз и определило выбор кандидатур. Ведь все конкурсанты — бумажные творцы. И фантазировать без реальной перспективы воплощения своих фантазий в жизнь для них — дело обычное.
Впрочем, конкурс был самый настоящий. Победителю пообещали дать денег на изготовление хорошей масштабной модели для выставки в Третьяковке. Плюс стипендию Королевской академии искусств, размеры и сроки выплаты которой еще будут уточняться.
Победителя определило жюри.
Председатель — главный архитектор Москвы Александр Кузьмин, члены — Илья Лежава, директор Третьяковки Валентин Родионов и два англичанина, организатора выставки — Питер Марри и Майкл Мансер.
Кто же занял первое место? Конечно, он. Мост Юрия Аввакумова Знакомьтесь же с победителем. Живой мост «Красная горка».
Русский народный мост Попробую для начала описать вам его.
Представьте себе, что с двух берегов Москвы-реки навстречу друг другу отчалили два корабля с длинными и узкими, как у Буратино, носами. Посередине реки они встретились. Притерлись друг к другу вплотную. Вот так примерно выглядит мост архитектора Аввакумова, если взглянуть на него сверху.
Состоит он из двух гигантских треугольных ферм, устремленных в небо. Ровно посередине реки эти клинья встречаются, и по перешейку можно перейти с одной половины моста на другую.
Каждый клин — это 136 ступеней вверх.
Шаг, другой. Вы поднимаетесь над Москвойрекой. Ступени становятся все уже и уже. На самом верху, на высоте 20 метров, вы переходите на вторую половину моста. И спускаетесь вниз — на другой берег.
На первый взгляд, как видите, простой пешеходный мост, хотя и довольно необычной формы. Но это только видимость. Она обманчива. Дело в том, что под ступенями моста, по замыслу автора, находятся разные полезные помещения. От 100 до 500 метров площадью. Там можно разместить кафе, ресторанчики, художественные галереи. Или одни только галереи.
Уже определено место для автостоянок — пандусы моста. На ступеньках можно развернуть палаточную торговлю. Хотя что и где обустроить — это мелочи. Мост концептуальный. А концепцию диктует название — «Красная горка».
Название это так появилось. Сел Аввакумов за стол, нарисовал два клина над Москвой-рекой. И вдруг отчего-то ему подумалось — а уж не Красная ли это горка? Стал тогда Юрий размышлять, с чего бы такая мысль его посетила и нельзя ли действительно новый мост Красной горкой назвать. Соседний район — Красная Пресня. Созвучно.
А потом (это архитектор Аввакумов в толковом словаре вычитал), Красная горка — это ведь замечательный русский народный праздник. Отмечают его, когда на реках сходит лед, а поймы затопляются вешними водами. Народу в это время положено отмечать приход весны на незатопленных островках — красных горках.
Такое толкование архитектору Аввакумову понравилось чрезвычайно. Он сразу понял, что клинья его моста здорово напоминают льдины на весенней реке. А главное, что мост «Красная горка», так же как и одноименный праздник, — это безудержное народное гуляние, которое может проходить по-разному. Можно, скажем, купить в палатке пива и выпить его, сидя на ступеньках моста, или спуститься вниз — в кафе.
Можно устроить на мосту концерт. На одной из его половин удобно размещаются зрители, а внизу, на набережной, монтируется сцена. Если проводят такие концерты на Красной площади, то чем мост плох? Над рекой, на свежем воздухе.
А еще на Красную горку в старину справляли свадьбы. Для этих целей мост архитектора Аввакумова тоже как нельзя лучше подходит. Смотрите: к одному берегу подъезжает черный лимузин с невестой. К другому — жених. В компании друзей и единомышленников они поднимаются навстречу друг другу. И на вершине моста встречаются. Поцелуи, цветы, брызги шампанского! А потом молодожены спускаются в ресторан. И гуляют там до утра. Поди плохо.
А почему бы, рассуждает теперь Юрий Аввакумов, этот мост не построить? Очень выгодное вложение средств. Место удобное, почти центр. Что обычно отпугивает инвесторов в центре? Дорогая аренда земли. А в нашем случае арендовать надо всего-то ничего — два пятачка под опоры моста. Конструкция висит в воздухе. А это, между прочим, восемь тысяч квадратных метров площади самого моста и пять тысяч метров в помещениях под ступенями. Строительство — дело дорогое.
Навскидку, миллионов 100 долларов. Деньги, спору нет, большие. Зато и проект уникальный.
На этом, к сожалению, плюсы заканчиваются. Мост Аввакумова, конечно, интересен как архитектурное сооружение, но его необходимость вызывает большие сомнения. Горожанам для переправы с одного берега Москвы-реки на другой пока вполне хватает того, что уже есть. К тому же, в 500 метрах от того места, где мог бы быть построен мост Аввакумова, уже возводится пешеходный мост архитектора Бориса Тхора, который должен соединить район Сити с Кутузовским проспектом. И строители обещают сдать его еще до конца года.
В общем, игра пока остается игрой. Но англичане, организаторы будущей выставки в Третьяковке, настоятельно рекомендуют Аввакумову сделать свою модель потщательней. Глядишь, и инвестор какой объявится.
Юрий все уже обдумал. Выставочную модель непременно надо делать из меди. Она быстро окислится, покроется патиной. И у посетителей вернисажа создастся впечатление, что мост уже старый, чуть не сто лет стоит.
Скоро из Лондона Аввакумову пришлют несколько сот маленьких игрушечных человечков, которых расставят на выставочном мосту. Но окажутся ли когда-нибудь на их месте настоящие живые москвичи, пока не ясно. Так что вы просто приглядитесь как следует к картинкам, которые мы печатаем.
Может, вам понравится.
СЕРГЕЙ ШЕРСТЕННИКОВ
Журнал Столица номер 15 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-15
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?