•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Моя строгая вертикаль

И чего это мне в голову взбрело по скалам лазать? Никогда вроде бы жгучей привязанности к горам не испытывал. А тут вот вдруг узнал, что карабкаться наверх, испытывая острые ощущения и тренируя мышцы, прекрасно можно и не выезжая за пределы Московской кольцевой дороги. У и решил попробовать.
К вожделенным скалам я отправился на метро. Доехал до станции «Площадь Ильича» и проследовал на Рабочую улицу, 63. Строение было обнесено металлической сеткой и называлось Домом детского спорта (ДДС). Там меня ждал скалодром — чудо двадцатого века.
Кстати, самый большой в мире. Для вертикального передвижения по нему кроме денег необходимы были обтягивающее трико, скальные туфли и обыкновенная майка.
Деньги у меня были, чего нельзя сказать об остальном. Поэтому, перед тем как поинтересоваться прейскурантом и наличием специнвентаря и униформы, я не отказал себе в возможности поглазеть на циклопическое сооружение. Выяснилось, что скалодром — это двенадцать метров фанерной стены, расчерченной на метровые квадраты и покрытой тонким слоем смеси из краски, песка и эпоксидной смолы. По стене в беспорядке раскиданы так называемые зацепки — разной формы выступы, опираясь на которые следует покорять высоту. Делать это можно для удовольствия, получения острых ощущений, тренировки или подготовки к завоеванию медалей на соревнованиях и установлению мировых рекордов на скорость.


Вокруг гигантского тренажера копошились не только мужчины с волевыми лицами, но и женщины. Даже дети. Они играючи взбирались на самую верхотуру и, весело улыбаясь, сигали вниз, резво раскачиваясь на страховке. Это меня успокоило. Но перед тем как последовать их примеру, я решил переговорить с инструктором тренажера Еленой Пожарской.
Сначала речь пошла о вещах сугубо меркантильных. Выяснилось, что час занятий на тренажере стоит девять тысяч рублей. Больше часа —14.
Прокат веревки — семь тысяч рублей, системы (конструкция из сверхпрочной ткани, по ширине — как трусы стриптизерши) — шесть тысяч, а восьмерки и карабина — две. Скалолазам до 16 — скидка 50 процентов. Удовольствие оказалось недорогим — 24 тысячи за все.
Поскольку о существовании скалодрома осведомлены немногие, то ленточку коммерческого скалолазания пришлось перерезать мне, хотя проделать это мог любой желающий. Все остальные занимающиеся были профессиональными альпинистами и скалолазами.
Снаряжение у моих новых коллег было свое. Приобрести в Москве прибамбасы для скалолазания и альпинизма теперь проще простого.
Стоит только заглянуть в специализированный магазин (такой, кстати, имеется в ДДС) и подобрать все по размеру. Пятидесятиметровая веревка стоит 300-400 тысяч рублей, скальные туфли — 200—300 тысяч рублей, карабин и восьмерка — по 20, система — тысяч 400.
Пожарская отвела меня в хранилище инвентаря, снабдила веревкой, системой, восьмеркой и карабином. Посетовала на отсутствие в хранилище специальных узконосых скальных туфель с бесконечной шнуровкой. Сказала, что в обычных кроссовках осваивать скалодром не слишком удобно. Впрочем, не шибко приятно лазать по стене и в безразмерной системе, которую выделила Елена. Разумеется, эти мелкие неприятности не смогли испортить удовольствие общения с искусственной скалой в компании маститых мастеров.
Пожарская определила меня в пару к профессионалу с 20-летним стажем Гене. Гена пристегнул к моей системе карабин, вдел в него восьмерку (железяку, действительно напоминающую формой соответствующую арабскую цифру). Затем он ловко, каким-то замысловатым узлом, привязал ко мне конец 50-метровой веревки. Другой конец находился в крепких руках Геннадия, а середина троса крепилась на потолке.
Мне посоветовали сперва, чтобы преодолеть страх, просто покачаться на страховке. Тогда-то я и почувствовал резкую боль в паху, и страх упасть с 12-метровой высоты у меня лишь усилился. Я решил не искушать судьбу и постарался передвигаться по стене с наименьшим риском. Для того выбрал самый легкий, на мой взгляд, маршрут. На поверку, однако, оказалось, что любой путь к вершине был для меня закрыт. Максимум, чего удалось достигнуть, — это высоты второго метрового квадрата. На этой точке я беспомощно замер, не наблюдая выхода из сложившейся ситуации. Висел я до тех пор, пока мои пальцы, не выдержав напряжения, помимо моей воли не отпустили зацепку, и я не сорвался. Отдохнув, я предпринял еще две попытки покорения скалодрома. Но тщетно.
Оказавшись совершенно не приспособленным к хождению по стенам, я мужественно перенес иронические взгляды профессионалов, женщин и детей и даже не постеснялся обратиться к Гене с просьбой разъяснить, отчего меня постигла неудача. Геннадий с видимым удовольствием указал на неточности. Во-первых, выяснилось, что у меня очень слабые, нетренированные пальцы. Легко заметить, как они дрожат под тяжестью тела. Хотя пальцы устают порой даже у признанных мастеров скалолазания. Но они умело комбинируют нагрузку. Устали пальцы — опираются на ноги, велика нагрузка на ноги — переносят ее на пальцы.
Вторая причина моего горного фиаско в том, что я игнорировал золотое правило скалолазов: в любом положении должно быть три точки опоры.
— Неправильно, подтягиваясь на руках, пытаться запрыгнуть выше, — продолжал Гена работу над ошибками. — Движение по стене надо осуществлять постепенно: сначала одна нога нашла новую позицию, затем сменила зацепку рука... Да и вообще скалолазание требует постоянных упражнений под руководством опытного тренера.
Иначе не видать никогда даже 12-метровой вершины.
В итоге оздоровился я на славу. Пальцы после разового занятия окрепли настолько, что долгое время я был лишен возможности упражняться на любимой шестиструнке. Руки не слушались, словно окаменели. К тому же что-то странное произошло с ногами. После скалодрома ходил, как на протезах. Кость буквально впивалась в мясо. Но, наверное, это просто обыкновенное неудобство, которое на первых порах сопутствует укреплению ног начинающего скалолаза.
У настоящего физкультурника, вообще, кажется, только два пути: либо без устали тренироваться, либо заняться чем-то другим. В силу служебных обязанностей мне было уготовано второе. И я, ваш путеводитель по физкультурной Москве, увы, должен следовать дальше по своей тернистой беговой дорожке. Куда-то она меня теперь приведет?
АЛЕКСАНДР ЗИЛЬБЕРТ
Дополнительное время
Не уподобляйтесь вы этому Зильберту в смене пристрастий. Загляните в афишу, там телефончики. Высота — вот наш маяк, наша вожделенная цель и, разумеется, крест.
Журнал Столица номер 16 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-16
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?