•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Мостопад

МостопадСо времен Петра существовал такой обычай. На только что построенный мост загоняли что-нибудь тяжелое, а под мост ставили строителя. Все по-честному. Обычай этот блюли аж до 70-х годов нашего века. Но потом советские строители как-то стали от почетной обязанности уклоняться. «Вы тоже нас поймите, — говорили они, — одна организация мост нарисовала, другая утвердила. А становиться под мост нам?!»
Мы предложили строителям и проектировщикам Крымской эстакады возродить обычай.
Они согласились. С Натальей Виноградовой мы приехали и встали под эстакаду, когда над нами проезжали груженые машины.
Мы предложили съездить под эстакаду и главному ее строителю.
— Хоть сейчас, — сказал Борис Кадин. — Но для полноценных испытаний одного меня под эстакадой маловато. Ученые должны обвешать мост приборами и потом нагрузить в пролетах так, чтобы давление на определенные точки стало экстремальным. Пока такой команды нет. Но мы готовы испытывать мост сколько угодно.
А что трудящиеся? На Крымской эстакаде их почти уже нет: трудятся где-то в районе Капотни. Но одного я все-таки нашел. Уставший после трудового дня Виктор Иванович уже сидел под эстакадой и открывал бутылку водки. Я не стал говорить под руку. Виктор Иванович отпил, вздохнул, спрятал бутылку в карман и только потом побеседовал.
— Бояться нечего! — прямо сказал Иваныч. — Танки можно пускать! Хотя я, в принципе, против танков.


МостопадЗакончилась наконец-то реконструкция Крымской эстакады: на месте полуразвалившихся каменных глыб, к удовольствию жителей столицы и ее мэрии, труженики поставили весьма элегантное и прочное сооружение. Однако эта элегантная реконструкция еще не избавила город от опасности, которая ему грозит. По сведениям, полученным нами от экспертов, из 307 московских мостов и эстакад больше 100 не просто в аварийном состоянии. Они могут обрушиться нам на головы в любую минуту. И пока головы еще целы, давайте с помощью специалистов хладнокровно разберемся в ситуации.

Кладовщики спасли третий Рим

— Слава Богу! — чуть не перекрестился главный строитель Крымской эстакады Борис Кадин, в прошлом атеист. — Это единственный на моей памяти случай, когда вовремя обратили внимание на плачевное состояние моста. Эстакада если и не упала бы вся, то по частям развалилась бы точно.
Кадин, спасший город, похож на героя-полярника из бодрых советских фильмов. Толстый свитер, окладистая борода, не хватает только трубки и ледоруба. Герой-полярник объяснил мне, что случилось. Вещи, в общемто, общеизвестные. Когда в Москве советская власть увлеченно строила мосты, в жизнь была претворена интересная задумка партии.
Для ускорения работ в раствор, чтоб быстрее схватывался, стали подмешивать соль.
Однако соль химически не соответствует решениям партии и правительства. Она бесконтрольно впитывает воду, расслаивает бетон и гноит ржавчиной арматуру. А тут еще и прижившаяся в столице традиция посыпать зимой солью все, что плохо лежит. По принятым в мировой практике правилам на мостах и даже рядом с ними такие способы борьбы со льдом недопустимы. Но соли у нас много, жалко что ли? Словом, соль мосты и доела.
Крымской эстакаде повезло. Прямо под ней располагались складские помещения Гормоста, организации, занимающейся обслуживанием всех мостов и эстакад в Москве. Кладовщики случайно заметили трещины у себя над головой, заволновались и кинулись спасать свое добро, а заодно уж — жизни москвичей и гостей столицы. Но не под всеми же мостами склады...

Латать не строить

Слава Богу еще, что власти решили сломать эстакаду и построить новую, а не просто латать дыры. Когда стали сносить, выяснилась еще одна веселая подробность: предшественники строителей установили опоры эстакады прямо на перекрытии станции метро «Парк культуры». То есть в любой момент пятьсот тонн железобетона могли рухнуть на головы пассажиров метро.
Убрать из города аварийную эстакаду оказалось делом крайне сложным. В любой момент рабочие могли проломить своды метро и уронить груды бетона в темные тоннели и светлые вестибюли, соскребая со стен мраморных теннисисток и конькобежцев. Потолки метрополитена пришлось специально укреплять согласно проекту во избежание трагедии.
Рабочие сообщили мне, что новую эстакаду спроектировала женщина. «Бой-баба», — пояснили они (в их устах это, по всей видимости, комплимент). «Баба» при личной встрече оказалась Натальей Виноградовой, дамой интеллигентной и действительно весьма энергичной. Не успели мы познакомиться, как передо мной на столе появился чай, а вдоль стены шеренгой выстроились специалисты, которым было велено отвечать на все вопросы.
— Построена наша эстакада на европейский манер, — сказала Наталья Виноградова, главный инженер ОАО «Гипротрансмост». — Все пешеходные проходы внизу.
За счет этого шире проезжая часть. Самые ответственные узлы из английских материалов. Впервые применена гидроизоляция типа «Сервидек-Сервипак», а также установлен последний писк британской моды — резинометаллические швы «Грейс». В два раза меньше стало опор. Пролетное строение облегчено в 1,7 раза. А это позволяет уже без опаски пользоваться станцией метро «Парк культуры».
Эстакада почти готова. Только отделку гранитом оставили до тепла. А то в холод присобачишь плитку, а по весне все и отвалится. Поэтому испытания эстакады отложили до лета.

Где страшнее?

Хорошо. Под Крымской эстакадой, выполненной с применением гидроизоляции типа «Сервидек-Сервипак», москвич теперь может спокойно выпить и даже закусить. Где не следует этого делать? В Гормосте за этот вопрос отвечает Юрий Енютин.
Ему положено следить за состоянием всех городских мостов. Ответственный работник, исходя из своих наблюдений и опыта, дал нам полезные, но, надо сказать, жутковатые советы.
Прежде всего, никогда и ни при каких обстоятельствах не следует ходить под метромост в Лужниках. Его первым в городе построили на соли. Упасть он может просто в любой момент. Наверняка мост подгадает падение к часу пик, когда максимальное число машин и поездов метро движется с юго-запада на северо-восток. Москва-река, перегороженная старым метромостом, двумя новыми обходными моста ми и двумя стальными фермами, в этот момент обязательно выйдет из берегов. Всю Лужнецкую излучину затопит. Вместе с барахолкой. Весь юго-запад Москвы будет отрезан от центра города.
Так пообещал мне Юрий Енютин, сказав, впрочем, что это далеко не все. Прежде чем продолжить ужасаться, я поделился с Юрием Енютиным сомнением. Глупо пугать москвичей катастрофой, когда в городе реально не рухнул ни один мост. Юрий Енютин на сомнение ответил так:
— Я понимаю, что для полного правдоподобия хорошо бы подождать, когда что-нибудь действительно упадет. Но я вам вот что скажу: при Брежневе в городе Великий Устюг построили мост через реку Сухона. Он рухнул. Хорошо еще, вопреки всем правилам подлости, ночью, так что никто не пострадал.
Докладываю: точно по такому же проекту, один в один, в Москве построены четыре моста — Автозаводский, Шелепихинский, Нагатинский и Строгинский. Последний уже прогнулся на 20 сантиметров. На ладан дышит. Остальные так изношены, что и от них ждать чего-нибудь доброго не надо. Для спасения мостов, то есть просто для строительства взамен их новых, нужны деньги. Власти денег не дают, аргументируя тем, что нужно же строить памятник Петру и рыть тоннель под Новым Арбатом.
Так что самое время начать готовиться к мостопаду. Для предусмотрительных москвичей я привожу ниже список мостов, готовых рухнуть в ближайшее время.
Я не знаю, будут ли все эти мосты и эстакады обрушиваться по очереди или одновременно, но если апокалипсис начнется, бегите под Крымскую эстакаду.
Она крепкая, она укроет от бед. Правда, как попасть к эстакаде жителям, например Замоскворечья, я не знаю. Вплавь?
ИГОРЬ ЛЕПИН


Московские мосты, которые еле держатся:
Абрамцево—Гольяново
Автозаводский
Белорусский
Богородский
Большой Каменный
Большой Краснохолмский
Большой Крестовский
Большой Устьинский
Бородинский
Варшавский
Вешняковский
Владимирский
Воробьевский
Загородный
Калининский
Калужский
Клейтуковский
Краснопресненский
Крылатский
Крымский
Малый Крестовский
Матросский
Медведковский
Мытищинский
Новоспасский
Ново-Басманный
Останкинский
Остаповский
Парковый
Ростокинский
Сайкинский
Свалочный
Северянинский.
Сетуньский
Старо-Басманный
Строгинский
Шелепихинский
Шереметьево-1
Шереметьево-1 / ДВОЙНОЙ
Шереметьево-2
Шереметьево-2-1 / ДВОЙНОЙ
Шереметьево-2-2 / ДВОЙНОЙ
Шереметьевский
Электрозаводский
Также могут обрушиться Самотечная эстакада и Савеловская развязка.
Журнал «Столица», номер 0 за 1997 год
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-00
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?