•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Московские народные сказки, собранные и записанные фольклористом-любителем К. Метелицей

Читатели «Столицы», видно, уже привыкли, что часто мы печатаем материалы, которые так или иначе рассказывают о характере, привычках и обычаях московского народонаселения. Мы дарили жителям города подарки, чистили им обувь, выясняли, кто чем занимается по ночам, ловили с желающими рыбу в Москве-реке, просили передавать незнакомым людям деньги и проводили день укрепления семьи. В итоге мы каждый раз убеждались, что 12 миллионов совершенно разных людей, собравшихся, чтобы пожить в столице, имеют совершенно особый московский образ мышления, НЬ который нам весьма симпатичен. То, что вы прочтете, возможно, покажется вам поначалу несерьезным набором баек. Ну, встретилась Катя Метелица, отважный владелец диктофона, с сотней москвичей и расспросила их об историях, которые они всю жизнь рассказывали и до сих пор рассказывают друг другу. Однако нам кажется, что в итоге получилось вполне серьезное социологическое исследование, которое достаточно полно демонстрирует читателю, как именно у этого города устроены мозги. И эти мозги, надо вам заранее сказать, устроены весьма оригинально.
Ну вы же слышали, конечно, историю про пингвина. Как, не слышали? Быть не может. Ладно, рассказываю. Одного приятеля моего приятеля соседи попросили посидеть с пингвином. У них был ручной пингвин, они его с Севера привезли. Ну ладно, не с Севера — с Юга, из Антарктиды, не придирайтесь. Короче, эти люди, хозяева пингвина, в тот момент уезжали за границу. И вот, они ему дали денег и сказали, что пингвин очень неприхотливый, ест мороженую рыбу. И больше ничего ему не надо. Но проблема такая: с ним надо гулять. А гуляет он в кроссовках! Потому что у него лапки-то нежные, он по асфальту босиком топать не может, они у него от этого стираются. Так он, приятель приятеля, и выгуливал пингвина, в кроссовках.
Ну вот, пингвин гулял в кроссовках по Москве, а потом на полгода впадал в спячку. Стоял в коридоре, крылышки растопырив, и спал. Совершенно не шевелился. Гости приходили, шляпы на него нахлобучивали, зонтики под крыло пристраивали. Вроде бы это такая стильная вешалка. А пингвин спал.
Вот так.


Но это еще что. А вот тетя моей одноклассницы ехала однажды в электричке. (Это была, кстати, удивительная электричка. В ней ехало в тот момент по меньшей мере пол-Москвы. Все они живые свидетели этой удивительной и совершенно подлинной истории.) Так вот, в пригородной электричке, следующей, скажем, на Электросталь, ехала нестоличного вида женщина с мальчиком лет шести. Мальчик был в шапке-ушанке, и из-под нее были видны бинты, потому что голова у него была забинтована. Но мальчик был ничуть не грустный, довольный, и все время говорил: «Мам, правда я король? Мам, ну правда же, я король?» А мамаша хмурая была такая, молчала, молчала, а потом как заорет: «Сволочь ты, а не король!» Ну, интеллигентные пассажиры возмутились: «Что это, вы, голубушка, орете на ребенка? Да еще и на больного, с завязанной головой? » А женщина, вся в сердцах, как шапку с него сорвет, как начнет бинты разматывать. «Сволочь, — говорит, — он, а не больной ребенок. Пошли с ним в Москве в комиссионку, сервиз смотреть. А он башку свою наклонил к хрустальной вазе, влез в нее башкой своей и застрял. И ваза не снимается! Четыреста рублев цена!» И видно, что под бинтами у мальчика, правда, хрустальная ваза. «Все деньги им отдала, паспорт в залог оставила. В Склифосовского ездили, они растерялись, ничего сделать не могут. Приезжайте, говорят, через два дня, что-нибудь придумаем».
А мальчик довольный такой, что все на него смотрят, и говорит: «Ну ведь, правда, я король?».
А в реках у нас водится, знаете, конский волос. Такой длинный-длинный червяк чуть толще обычного волоса. С одного конца он безопасный, но на другом конце у него — клещи! Бывает так: опустит человек руку в речку там или в ручей, а конский волос впивается и прямо в него прорастает, прямо в тело.
Или на иголку если наступишь — это верная смерть. Она войдет тебе в пятку, а потом попадет в кровеносную систему и вопьется в сердце.
Если находишь на улице упаковку жвачки или игрушку новую, их брать нипочем нельзя. Потому что все это или отравлено, или взрывается. Или заражено чем-нибудь, и вот ребенок сжует такую жвачку, а потом заражает целые классы. Это все ЦРУ подбрасывает специально. Нашу игрушку еще можно взять, а если иностранная — начнешь ее заводить, а она и взорвется. Или кукла говорящая скажет «мама» и тоже взорвется.
Да, вот еще: колорадский жук. Почему он называется колорадский — потому что в Колорадо там у них был исследовательский институт закрытый, пентагоновский, и этого жука — его же не было в природе раньше! — его вывели специально и закинули в Советский Союз, чтобы он пожирал картошку. И вот началась эта эпидемия. А ведь их трудно очень уничтожить, их только в керосине топить нужно было.
Поэтому стали выпускать очень много керосина.
А в польском шампуне блохи. Моешь им голову, а у тебя потом блохи заводятся в голове. Этих блох специально «Солидарность» подбрасывает, потому что они нас ненавидят.
А если в фанту положить двухкопеечную монету на ночь, то утром монеты не будет. Растворится. Многие это делали, и у них растворялось. А колготки если положить, они растворяются за два дня. А на заводе, где делают пепси-колу, рабочие заметили, что в бочке с пепси-колой плавает лезвие бритвенное. А на другой день уже не плавало — тоже растворилось.
Вот молдавское вино — это на самом деле лучшее в мире вино. Английская королева пьет только молдавское вино. Специально заказывает, и ей привозят. Небольшими партиями. Еще растворимый цикорий, который у нас делают. А если курит она, то только «Приму». А с фабрики «Свобода» английской королеве посылают кремы, потому что наша парфюмерия самая натуральная. И стоит недорого, хотя английская королева платит, конечно, валютой.
У нее, кстати, своих денег нет совсем. Всеми ее деньгами распоряжается парламент. Хочет королева купить себе, допустим, кошку — должна писать специальный запрос в парламент, и они решат, выделить ей из бюджета денег на кошку или нет.
В Англии специально такая конституция, что у них может быть только королева. А короля не может быть. Потому что королева — это так, для красоты и поддержания традиций. А от короля неизвестно еще чего ожидать, может даже начаться гражданская война.
А один мужик получил чуть не Ленинскую премию за то, что создал технологию обработки кофейных зерен. У них отшибается та часть, в которой содержится кофеин. Острым паром. Так прямо и называется: острым паром. Это все делают прямо в аэропорту, куда кофе привозят. Кофеин идет на производство лекарств, а кофе — в продажу. Или еще есть другая технология: кофеин выпаривают прямо из мешков. Тоже острым паром.
А дешевую водку гонят из дерева. Поэтому и называлась она раньше «сучок».
А в пиво добавляют соль.
В армии солдатам сыплют в кисель бром. Чтоб не ходили в самоволку. Но от этого потом у них не будет детей.
А еще поймали американца, который запускал специальных крыс на наши мясокомбинаты. Даже судить его не смогли, рабочие его сами... разорвали.
А на Курском вокзале поймали негра, который заражал автоматы с газировкой сифилисом. Пил из всех автоматов и не мыл стаканы. У него был целый мешок трехкопеечных монет. Пьет и ставит стакан, переходит к другому автомату и опять пьет. Когда его взяли, в мешке 720 монет осталось. А по пломбе банковской определили, что всего их было десять тысяч. Прикиньте?! А вот еще рассказывали, шел поезд «Москва—Пекин». Остановился где-то. Одна американка вышла на полустанке каком-то и платок уронила. Подняла его, посморкалась и опять в поезд вошла. А наши ее — хвать! Руки-ноги свинтили. В чем дело-то: она камень подняла. А по камню можно определить, где какой военный завод находится, в скольких километрах от этого места. Вот так.
Про платок еще другая есть история. Было так: в метро люди едут вечером. И женщина такая сидит типа библиотекарши. Такая очень строгая, с поджатыми губками, в очочках. Скромная очень. И заходит пьяный вдрызг мужик и садится рядом. А у девушки этой, библиотекарши, насморк. Она достает платочек, сморкается в него, и порывом сморкательным этим платок у нее из рук вырывается и падает мужику на ширинку. Причем она у него была расстегнута к тому же.
Девушка так косится, но взять свой платок, конечно, стесняется. А мужик через некоторое время очухался, смотрит, и, видимо, подумал, что это у него угол рубахи вылез. И он платок туда запихивает и молнию застегивает. А потом ему до пьяного мозга доходит, что рубашка-то у него синяя, а не розовая в цветочек. И он достает этот платок носовой. Тут уж весь вагон смеется, а им обоим становится стыдно, и они выскакивают.
Или вот, тоже в метро. На станции, неважно на какой, на Ногина, допустим. Стоят люди, ждут, нет поезда, и все. Ну никак нет! Уже пять минут прошло, десять. Думают, что-то случилось. Стоят. И вдруг слышат: музыка из туннеля. Гармошка. И выходит пьяный вдрызг гармонист — из туннеля! — а за ним медленно-медленно поезд едет. Такой отличный мужик.
А Черчилль, когда в Москве был, он сказал: «Такой народ, таких людей, которые зимой, в мороз, едят мороженое, — их никто никогда ни в какой войне не победит!» И потом уехал обратно домой пить армянский коньяк. Потому что он только армянский коньяк пил. А сигары курил — российской фабрики «Погар».
До Гагарина в космос другой человек летал. А сам Гагарин не погиб вовсе, его просто спрятали. Спрятали в один сумасшедший дом.
(Здесь обычно добавляют: Васька как раз с ним в соседней палате лежал.) Он слишком много знал, и боялись, что проболтается.
А Фанни Каплан, кстати, не расстреляли. Ленин так приказал. И она очень долго еще жила. Много лет была в Бутырской тюрьме библиотекаршей. Сосед одного моего однокурсника как раз в то время сидел в Бутырской тюрьме и с ней разговаривал.
Многие, кстати, добавляют, что Фанни Каплан жива до сих пор.
Только очень старенькая. А что Ленин ее пожалел и простил, это нам учительница в первом классе говорила, Надежда Петровна.
А Чарли Чаплин все свое состояние завещал человеку, который выпустит десять колец дыма, а одиннадцатое, маленькое, пропустит между ними. Причем чтобы, когда одиннадцатое кольцо пролетит, первые десять колец еще не разошлись бы. И вот кто это сделает, получит все деньги Чарли Чаплина. Детям своим он оставил так, мелочь, только чтобы на жизнь хватало.
Есть, кстати, такой отличный способ достать денег: можно завещать научным учреждениям свой скелет. И тебе сразу дадут сто рублей. А кто-то говорит, что и двести. Сразу дают тебе живые деньги.
Но в паспорт ставят специальный штампик, две какие-нибудь буквы.
(«Черт его знает, какие это буквы, поди сначала скелет свой продай! ») Но дело в том, что вдруг понадобятся срочно скелеты, всех сразу проверят, у кого есть в паспорте такие буквы — и ищи потом этого человека.
А на Киевском вокзале под видом баранины продают человеческое и собачье мясо.
А на сигаретах «Космос», если пачку надорвать, нижнюю часть, сложенную, развернуть, то увидишь: там буквы напечатаны. Бывает К, бывает О. Если собрать слово КОСМОС, то дадут восемьсот рублей. А если собираешь СЛАВА СОВЕТСКИМ КОСМОНАВТАМ, то сразу машину дают и деньги — в месяц тысячу рублей, пока не умрешь. Кто дает? Фабрика «Ява». Но они не хотят давать и поэтому специально не объявляют об этой лотерее. Но о ней многие знают и всегда покупают «Космос», хотя они дорогие, семьдесят копеек.
А у сигарет «Кэмел» ленточка, которой целлофан обрываешь, бывает красная, а бывает зелененькая. Так вот, если ленточка зелененькая — это с марихуаной сигареты. Это для американских солдат сделали, специально, чтобы они убивали вьетнамцев и не думали.
А пачку «Беломора» если особым образом повернуть, там видно цифры 41. Потому что этот художник, который пачку делал в 39-м году, он был зэк и работал на строительстве Беломоро-Балтийского канала, но вообще-то он был советским разведчиком. И он знал, когда начнется война, и хотел на волю это как-то передать.
А архитектора Алабяна посадили за то, что он Театр Советской Армии спроектировал таким образом, что каждый луч здания (оно же в виде пятиконечной звезды), каждый луч смотрит на вокзал. И немцы просто прилетали к Театру Советской Армии и прямо по направлению лучей летели бомбить вокзалы.
А Останкинская телебашня наклонилась в одну сторону. В сторону пруда. И там, по этому направлению, домов не строят, потому что она в любой момент может рухнуть.
А Юрий Левитан так уставал все время читать новости интеллигентным торжественным голосом, что, когда утром просыпался, всегда первым делом громко ругался матом. Минут пятнадцать матом кричал, потом уж вставал кофе пить. Иначе жизнь у него не шла.
А Ельцину вовсе не делали шунтирование. Ему пересадили сердце одного авторитета, которого на Петровке грохнули. Молодого мужика. Глобуса, кажется. Нет, не Глобуса. Глобуса у «ЛИС'Са» грохнули. А то — другого, армянина какого-то.
Тут обычно кто-то заинтересованно спрашивает: «Так что же, у Ельцина теперь армянское сердце? Значит, он Карабах отдаст? » А рассказчик говорит: «Не знаю. Мне это все равно». Молчит пару секунд и добавляет: «Глобус мне полторы штуки остался должен». Лицо у него при этом мужественное и значительное.
А у ЦК КПСС был свой собственный публичный дом. Он находился в Кунцево и с виду был как обычная пятиэтажка. Но люди заметили: днем никто туда не входит и оттуда не выходит. А вечером подъезжает автобус, люди вылезают в шляпах, заходят в подъезд. Свет зажигается, но не надолго. Потому что на самом деле там все под землей. А возят туда разную высокую номенклатуру и даже членов Политбюро. Специально, для конспирации, высаживают их из персональных машин и сажают в эти автобусы. А чтобы туда, в этот публичный дом, попасть, надо было на телефоне набрать (представляете себе старый телефонный аппарат, с диском, где рядом с цифрами буквы?) — надо набрать слово ЕЖЕВИКА. Семь букв.
Тут рассказчика обычно спрашивают: а сам ты звонил? Он говорит: звонил, но испугался и трубку бросил. Потому что они сразу узнают, кто это был, где он живет, и люди после этого просто пропадают.
А у одного приятеля брат милиционером в Домодедово работал. И вот когда битлы прилетели второй раз в Советский Союз с гастролями, они уже начали было из самолета выходить, но тут приказ пришел по рации, и трап отогнали. И битлы тогда к крылу самолета цепями привязались, наручниками приковались. И гитары достали (у них такие гитары были, батарейные, сзади у них такой блок батареек типа «Марс»), и вот они, значит, на электрогитарах и играли! Целый концерт дали. Но там никого не было, только ментам разрешили стоять, а всех остальных просто разогнали.
Хотя народ был, знали, что битлы прилетят.
Все приехали встречать, а гастроли не состоялись. А битлы тогда специально ведь подготовили «Back to the USSR» — «Назад в СССР» то есть. Это вторые их гастроли должны были быть. А первый раз их самолет вообще над Минском развернули. Два истребителя. До самой границы проводили. Они тогда в Польше дали концерт. В журнале «Пшекруй» еще статья была большая.
А инкогнито Леннон в Москве был, по Красной площади ходил такой, в очках. Его никто не узнавал, а он у всех спрашивал что и как. Некоторые с ним даже сфотографировались, хотя сами не понимали, что это Леннон. Потом уже поняли. Фотографии есть, конечно.
Ну, все знают, конечно, что Демис Руссос — на самом деле женщина, а муж у нее — Сьюзи Кватро, это мужик. Они в один день делали операцию, на острове в Греции, там и познакомились. В больнице.
Тут-то они и именами поменялись. Это было несложно, потому что они в один день родились. И в один день операцию делали. Бывает же совпадение, счастье у людей! А Алла Пугачева покончила с собой. Повесилась. Потому что она выкатывала свой «мерседес» из гаража и нечаянно задавила свою маленькую дочку. Кристиной звали, кажется. Собственную дочку задавила! Конечно, не смогла этого пережить.
А до этого она, бедная, еще долго в больнице лежала, в реанимации, потому что целовалась с Михаилом Боярским, у них же роман, это все знают, и подавилась. То есть его усы попали ей в дыхательное горло. И она ужасно долго была без сознания, два месяца не приходила в себя. А Боярского она полюбила вообще-то с горя, потому что ее муж сидит в тюрьме. Он пил ужасно, воровал, хулиганил. Она за него так боролась! Она и песню про это написала: «Сколько раз спасала я тебя! Не могу я больше, не могу!» Она Брежневу на даче пела целыми ночами, просила, чтоб мужа не сажали, а потом уж и это не помогло. Вот так.
А у одной ведущей программы «Время», нет, даже у двух, у них обеих не было ног. Обеих ног. Игорь Кириллов их по очереди привозил в студию на инвалидной коляске. Ну, ноги им, собственно, были и не нужны, их же по пояс только всегда показывали.
Элвис Пресли, кстати, жив. Живет на острове в океане. А Пеле всю жизнь бил только левой ногой. Ему правой бить запрещали.
Потому что ни один человек не мог взять его удар правой! Делали такой эксперимент: против Пеле ставили гориллу. Пеле бил правой, и горилла взяла мяч. Но у нее случился пролом грудной клетки, и она умерла.
Но это еще фигня, потому что наш Бобров вообще играл на протезе.
А когда наша сборная по хоккею первый раз в Канаду поехала, то там сказали, что у нас канадцы очень хорошо играют, и один, Морис Ришар, по кличке Ракета может даже, вот если два листа фанеры так поставить, чтобы между ними щель была в ширину шайбы, то есть в ее толщину, понятно? — то он может шайбу с пятидесяти метров закатить в эту щель. А Старшинов услышал это и говорит: я могу та закатить шайбу пятьдесят раз подряд. На спор. Они говорят: закати.
Дадим два миллиона долларов. Он сорок девять раз закатил, а потом канадцы что сделали: по радио объявили, что у Старшинова мать умерла. Нашли русского эмигранта, он по-русски объявил. У Старшинова рука дрогнула, пятидесятая шайба плашмя легла, и два миллиона долларов ему не дали.
А один таксист едет вечером. Видит, кто-то голосует, остановился.
А тут мужик молча сует ему записку: «Отвези меня в Склиф». Сказать ничего не может: у него рот открыт, и цоколь от лампочки электрической торчит! Ну, тот его посадил, привез в Склиф. А интересно же! Цоколь от лампочки. Подождал его, тот выходит через час. Спрашивает, что произошло-то. Тот говорит: да поспорил с ребятами, что лампочку засуну. И засунул. А выплюнуть не могу, потому что боюсь вообще пошевелиться: она лопнет, стекла в горло попадут. Только хирурги могут вытащить.
Ну, поговорили они, расстались. А через полчаса тот таксист приехал в Склиф, тоже с лампочкой во рту. Решил попробовать.
А вот эту историю обычно начинают так: «Сам не видел, но ребята-соседи рассказывали ».
У нас там на Таганке драка была. Нормальная такая драка, улица на улицу, человек по двадцать там дралось с каждой стороны.
И когда уже до дреколья дело дошло, у кого-то лом в руках появился и одному мужику пробили голову ломом. Насквозняк. Ломом.
Торчит просто.
Ну, конечно, все испугались, не знают, что делать. Разбежались почти все, кто-то «скорую» вызвал. «Скорая» приезжает, тоже не знают, что делать. Говорят, понимаете, если мы вытащим лом, он сразу умрет, а сейчас, смотрите, есть пульс, дыхание нормальное. Мужик в сознание пришел. Ну, ему ножовкой заподлицо отпилили лом с обеих сторон, кожу затянули так ниточками, и все. И зажило все нормально. И он еще на спор кружкой стучал по голове, и звук получался металлический.
А еще, один приятель приятеля, когда маленький был, у них там на Измайловской соседи были, муж с женой. И у них такая любовь классная была, сильнейшая. Просто не разлей вода, весь двор любовался на их любовь. А он один раз ее в спину поцеловал, и так сильно любил, что поцелуй такой силы получился, что у нее взял пункцию.
Спинного мозга. И она умерла. А суд его оправдал. Сказали, что просто любил очень сильно, что уж тут сделать.
А один мужик циклевал пол. Жара была, он в одних трусах. А у него котенок маленький был. И этот котенок ему живот поцарапал, самое нежное место. Когтями. Мужик испугался от неожиданности, рыпнулся вперед, шарахнулся головой о батарею. Тут жена прибежала, видит, что он лежит в крови, вызывает «скорую». Приезжают они, берут его на носилки. Лифт узкий, они по лестнице с носилками спускаются. Он тем временем пришел в себя, они говорят: как же тебя, мужик, угораздило? Он рассказывает, они ржут и со смеху его роняют.
Роняют его, ломают ему ногу, он теряет сознание. Делают ему операцию, останавливается сердце... В общем, мужик инвалидом стал.
Из-за котенка.
А вот еще шли однажды домой муж с женой. Видят, сидит на улице кошечка. Симпатичная кошечка, но странная немножко. Передние лапки какие-то очень коротенькие. Несчастная такая, бездомная. Ну, они ее взяли себе. И смотрят, кошечка вроде хорошая, но очень уж тихая. Никогда никаких звуков не издает, не мяучит, ничего.
Вот. А как-то к ним пришли в гости их друзья, и у них с собой была собачка, спаниэль. И они за столом сидят, выпивают, закусывают и замечают: что-то тишина какая-то, собачка не лает. Стали искать, нет собачки. Шир-шир, смотрят: под кроватью шкурка только и несколько косточек. Они обалдели. Взяли, значит, эту... штуку эту животную отнесли в зоопарк, и там эксперты сказали, что это какая-то перуанская крыса, которая в какой-то момент может сожрать даже всю семью.
Нет, на самом деле все было не так.
Это один мужик купил на Птичьем рынке щеночка. Ему сказали, что это щеночек болонки, он очень красивый будет, очень умный и все такое прочее. И он принес его домой, а потом щеночек стал страшно расти, он порос весь такой жуткой шерстью, у него выросли такие невероятные (рассказчик показывает обычно на себе), такие страшные зубы, он начал страшно всех кусать, и мужик очень испугался, и он повел его к ветеринару, а оказалось, что это мексиканская крыса.
Это такой хищник, который живет в Мексике.
Это настоящая крыса, она очень опасна, она там питается какими-то трупами, еще чем-то.
Вот. И сейчас контрабандой завезли большое количество их в Москву и продают под видом болонок.
Вот вся история. Мне ее рассказывали раз пять. Обычно выводится мораль: не ходите на Птичий рынок! (Потому что на Птичке продают также и афганских крыс — под видом щеночков такс. Да, да. Псевдотаксята отличаются от настоящих тем, что не вырастают, не лают и грызут все подряд.
Правда, говорят, что афганские крысы уже мутировали таким образом, что не отличаются от такс практически ничем. И все московские таксы на самом деле являются афганскими крысами.) А еще в Москве есть такой мужик, который специально птиц закупает и зверей и делает из них мутантов. Что-то такое им как бы колет, какие-то специальные медикаменты, отчего они совершенно сходят с ума, у них там изменяется форма тела. У птиц зубы растут. И за страшные деньги продает их на Птичке.
А в Склиф привезли однажды одного мужика с разбитой головой и обожженной задницей, все остальное цело. Его спрашивают: как же это вас так угораздило? Необычное какое-то сочетание травм, врачи заинтересовались. А он говорит: закурил, говорит, в туалете, спичку в унитаз бросил, а оттуда пламя столбом. Он подпрыгнул от боли и башкой в потолок врезался. Ну, не в потолок, в стену. Хотя мог бы и в потолок, он в хрущевке жил. А пламя почему: потому что его жена какие-то пятна с блузки выводила бензином и остатки бензина вылила в унитаз, а он не заметил.
А был еще такой случай. В одной квартире в хрущевке жила бабушка, очень толстая. И там был такой маленький туалет, что она в нем никак не могла толком развернуться. И эта старушка приспособилась, когда дома никого не было, снимать штанишки прямо в коридоре и входить в туалет пятясь. Но она однажды не заметила, что там был ее маленький внук. А внук сидел себе тихонько, и вдруг открылась дверь, и на него надвигается бабушкина попа. И он так испугался, что не смог сказать ни слова. И в целях самозащиты взял и ее укусил.
А на Ярославском вокзале, на перроне, где пригородные электрички, два мужика дрались. И один, заведомо более сильный, он другого мужика метелит, метелит! Тот прямо уже валяется на земле, с расквашенным носом. Тут как раз электричка собирается отходить, и этот, более здоровый, он вскакивает в электричку, высовывается из тамбура и кулаками еще машет, ругается, всячески над ним надругивается, над потерпевшим. А тут как раз объявили отправление, вагоны закрыли свои двери, а ему башку так вот и защемило. А другой, как бы побитый, он, конечно, вскочил, и пока электричка скорость набирала, по роже его бил. Пока перрон не кончился.
А один парень зарабатывал тем, что прыгал под машины, под иномарки. Ну, как бы аварию создавал. Чтоб его сбили. Тем самым денег наживал. У него свой травмпункт был, все дела. И в один прекрасный день его очень сильно сбила машина с дипломатическими номерами, японскими. Там девушка за рулем ехала. Его в больницу отвезли. И она стала его навещать. Короче, они влюбились, и он уехал в Японию.
А один рабочий однажды упал с лесов, с очень высокого этажа.
Но на нем были подтяжки. Он подтяжками зацепился за какой-то крюк, и с ним ничего не случилось.
А еще какие-то мужчины занимались реконструкцией старого дома. Разрушили его и приступили к расчистке фундамента. А там какие-то погреба были. И вот они вскрывают погреб, там завал кирпичей — и р-раз! Дыра какая-то. Туда залезают, там погреб.
Какие-то полки, на них какие-то протухшие банки с грибами стоят и здоровенная старинная такая четверть. Ну, четверть не четверть, здоровая такая бутылка с пробкой, и сургучом залито. Там жидкость какая-то. Они думают: о, выпивка! Самогон или водка какая-то старинная. И хотели уже было выпить, но, слава Богу, догадались: рядом собака, дворняга бегала, они ей налили в тарелочку, дали ей полакать. Она полакала, полакала и сразу так — бах! Набок и все. Они думают: какие же мы молодцы, что сразу не выпили. И со злобы эту бутыль об стену как шарахнут. А через пять минут эта собака встала и на шатких ногах дальше пошла. Вот им обидно было очень.
А еще один чувак, обдолбанный весь, ехал по городу на своей раздолбанной «Ниве» и курил траву. И вдруг видит: его тормозит милиция. Ну, он испугался, косяк сразу забычковал, сунул в сапог к себе. Стекла опустил, чтобы хоть как-то проветрить, дверцу открыл. А менты ему и говорят: слушай, у нас лажа произошла (в смысле с машиной), давай ты нас подцепишь, тут проехать два шага. До отделения. Или, там, до милицейской части. Он обрадовался так, что зря испугался, с готовностью подцепил их на трос.
Едет-едет, его — раз! — и пробило на кайф. А они еще в пробке застряли. Он думает, дай, достану свой косяк, докурю. Потом еще один взорвал. Вдруг смотрит в зеркало заднего вида, а там милиция. На хвосте у него. То есть он думает: я тут травкой балуюсь, а на хвосте у меня милиция! Он — раз по газам! Милиция на хвосте.
Он — раз! — скорость увеличивает. Они не отстают. И мигалки включили! Фарами мигают. Из окон высовываются, орут ему что-то. Он думает: ну, беда вообще. Раз — по дворам! Они за ним и по дворам петляют. Газик милицейский побит уж так слегка. Но, что характерно, не отстает. Гонялись они так, гонялись, пока чувак в столб не врезался. А менты выскочили тогда из машины и отметелили его в пыль.
Есть у этой истории и другое, более красивое продолжение. Будто бы менты его все-таки не догнали. «Он — раз! — в подворотню! И оторвался. Ну, зашифровался он быстренько, приехал домой.
Утром выходит и видит: к его машине трос привязан, болтается, и бампер оторванный от милицейского газика!» Именно такой, героически-триумфальный вариант предпочитает Иван Охлобыстин. Причем рассказывает эту историю как происшедшую с ним, Иваном Охлобыстиным, лично. В прошлом году. В районе поселка Сокол. Божится и берет в свидетели всех святых угодников.
Может, и правду говорит. Поди знай.
Да, главное забыла. Цой жив! Живет в Крыму.
Журнал Столица номер 16 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 20
Номер Столицы: 1997-16
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?