•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Простите, как пройти в библиотеку Ивана Грозного?

В апреле 1995 года в московскую мэрию явился молодой человек. При себе он имел несколько кредитных карт, документы на имя председателя Дворянского собрания города Москвы и тонкую книжку писателя Алексеева в мягком переплете. Книжка эта была написана в начале 20-х годов в жанре сатирической повести и рассказывала о том, как жильцы одной коммунальной квартиры — безработный бухгалтер, домохозяйка и, кажется, сын деревенского дьякона — искали затерянную в веках Либерию, библиотеку царя Ивана IV (Грозного). Искали — и почти нашли.
Молодой человек вошел в кабинет, кивнул присутствующим и представился: — Герман Стерлигов. Начальник штаба поисков тайной библиотеки царя Ивана Васильевича.
Так научная общественность впервые узнала о том, что Герман Львович Стерлигов, бывший руководитель частной биржи «Алиса», страстный пропагандист оздоровительных мундштуков «Фрэнд Коядер», намерен отыскать пропавшую Либерию.
Недавно Герман Львович Стерлигов встретился с Юрием Михайловичем Лужковым. О чем они беседовали, никто до сих пор не знает, но только после этой встречи мэр распорядился создать совет содействия штабу поисков, найти людям Стерлигова помещение, обеспечить их оргтехникой и выделить из внебюджетного фонда 494 миллиона рублей. Похоже, Юрий Михайлович действительно поверил, что Либерию, наконец, отыщут.


Краткая история Либерии
Надо сказать, что еще до Германа Львовича Стерлигова поисками Либерии занимались лет триста. Кладоискатели до сих пор перекапывают тысячи кубометров земли, ломая лопаты, ноги и собственные судьбы. Ученые пишут диссертации, расшифровывают древние манускрипты и сходят в могилу, так и не найдя следов легендарной библиотеки.
В итоге нескольких столетий тяжкого научного труда исследователи пришли к выводу, что Либерия почти наверняка существовала. В связи с этим теперь принято считать, что собрание манускриптов, среди которых находились бесценные древнееврейские и древнегреческие рукописи, тайно вывезла из Рима в Москву племянница последнего византийского императора Софья Палеолог. Вскоре супруг Софьи, отец Ивана Грозного, Великий Московский князь Василий III спрятал библиотеку в тайном книгохранилище подземелья Кремля.
Во всяком случае, об этом писал Максим Грек, специально вызванный в Москву для составления каталога библиотеки и перевода на русский язык некоторых греческих книг.
Имеются упоминания о Либерии и в Ливонской хронике XVII века. Ее будто бы видел дерптский пастор Иоганн Веттерман, современник Ивана Грозного.
Вот, собственно, и все, что более или менее достоверно известно о тайной библиотеке Ивана IV. Дальше — научные (и не очень) гипотезы, исследовательские работы, отчеты археологов. Поиски движутся по синусоиде: то почти прекращаются, то снова активизируются.
Когда в 20-е годы советское правительство переехало из Смольного в Кремль, Либерию пытались отыскать. Но вместо библиотеки археологи нашли лишь гробницу Марфы Собакиной, одной из жен царя Ивана Васильевича.
А последний всплеск поисковой активности приключился в середине 80-х годов.
Тогда сразу несколько московских экстрасенсов разом пообещали показать заветное место. Ехать, дескать, надо было в город Александров, бывшую Александровскую слободу, где Иван Васильевич имел обыкновение уединяться, если ему вдруг казалось, что народ его больше не любит.
При Министерстве культуры немедленно была создана специальная комиссия, представители которой стали с неподдельным интересом наблюдать за тем, как ясновидящие граждане расхаживают по бывшей слободе с чудодейственными рамочками, проволочками и вертушками, и прислушиваться к рассказам местного населения.
Благодарный народ в ответ припомнил, как лет пятьдесят назад то ли трактор, то ли грузовик внезапно провалился на глубину десяти метров, где вдруг открылся тоннель. Да такой широкий, что по нему можно было кататься на тройке.
Мало того, был в Александрове еще и другой заслуживающий самого пристального внимания случай. Один человек как-то перекладывал стены в своем подвале и вдруг наткнулся на подземный лабиринт циклопических размеров. Только человек этот из Александрова давно уехал и даже, кажется, умер. И теперь никто уже не помнит, кто он и где жил.
В общем, библиотеку не нашли и в конце 80-х.
На сегодняшний день мнения о судьбе и предполагаемом местонахождении Либерии расходятся. Одни исследователи полагают, что она погибла в московском пожаре 1547,1571 или 1611 года. Другие — что Либерия растворилась по частям в древних библиотеках. Третьи нисколько не сомневаются, что она цела, только находится не в Москве, а, положим, в Кирилло-Белозерском монастыре под Вологдой, куда царь Иван собирался уйти под конец жизни, да так и не ушел.
А совсем недавно 87-летний москвовед Апалос Иванов лично доложил мэру Лужкову, что Либерия спрятана в подземном тайнике под Румянцевским холмом прямо напротив Кремля. Там ведь в XVI веке находился Опричный приказ. Так что если библиотеки там нет, то ее нет и вовсе.
Одним словом, предположения высказываются, поиски продолжаются. И, что самое интересное, продолжаются теперь очень организованно. Организация, непосредственно занятая изысканиями — штаб под управлением Германа Львовича Стерлигова. Спонсор — правительство Москвы. Группа поддержки — совет содействия под руководством Юрия Михайловича Лужкова.
Добрый царь В нашей мэрии непосредственное содействие штабу оказывает Владимир Александрович Ивановский, который был заместителем начальника управления по организации подготовки к 850-летию Москвы. Его задача заключается в том, чтобы обеспечить исполнение руководящих указаний мэра. То есть подыскать для Стерлигова помещение и компьютеры.
Официально комментировать последние решения правительства Владимир Александрович не хочет, хотя как частное лицо считает, что поиски библиотеки — дело нужное, а отношение к этой проблеме прессы несколько обостренное. Разумеется, Владимир Александрович уверен в том, что за каждую копейку выделенных на поиски Либерии денег Стерлигов будет держать строгий ответ лично перед мэром.
О прочих подробностях работы он судить не может, просто ничего о них не знает. Подробности известны только Стерлигову. Ну и Юрию Михайловичу, конечно...
Германа Львовича я нашла через знакомых моих знакомых. Они знали человека, который знал журналиста, которому представитель Стерлигова предлагал объективно осветить поиски библиотеки в позитивном ключе. Тот журналист почему-то отказался. А я согласилась. И уже через пятнадцать минут в моем кабинете зазвонил телефон и голос в трубке произнес: — Герман Стерлигов. Начальник штаба поисков тайной библиотеки Ивана Васильевича.
Первым делом Герман Львович поблагодарил мэра, который, как оказалось, сначала вдохновил его на поиски, а теперь вот еще и денег дал. До этого Либерию ведь искали на добровольные пожертвования московских дворян.
— А в Дворянском собрании ничего об этом не знают, — пробовала возразить я.
— Это вы просто не в то собрание обратились, — ответил Герман Львович. И объяснил, что в Москве имеется официально зарегистрированное Российское дворянское собрание. Председатель там — князь Голицын, а престолонаследник — шарлатан. Но это не беда. Поскольку есть в нашем городе еще и Московское дворянское собрание, тоже, конечно, официальное.
Там председатель как раз Стерлигов (вроде даже именно он это собрание и учредил). Члены этого собрания и выступили с инициативой найти наконец Либерию и далее собрали на благое дело около полумиллиона долларов. На эти деньги штаб Стерлигова работал почти два года.
Зачем дворянам понадобилось собирать полмиллиона долларов? Да затем, что они просто не могли этого не сделать. Ну посудите сами: мог ли серьезный бизнесмен, один из крупнейших поставщиков меда в Москву и потомственный дворянин Борис Угренович не дать денег на Либерию? Конечно, он их дал.
— Только с самим Угреновичем вам общаться не следует, — предупредил меня Стерлигов. — Он вам все равно ничего не скажет. Он с прессой не общается. Да и зачем вам Угренович? Я вам сам все расскажу.
И Герман Львович рассказал мне, что те несколько поисковых экспедиций, что он организовал на дворянские пожертвования, были такими дорогими (иные по 10 миллионов рублей, а иные — по триста), что деньги уже почти все закончились. Ну да, слава Богу, теперь можно работать на средства, выделенные мэрией. До конца поисков, конечно, еще очень далеко, но определенные результаты уже имеются.
Скажем, проверен целый ряд объектов предположительного нахождения библиотеки: Рязань, Вологда, Александров...
Обнаружить ничего не удалось. И это неплохо. Зато круг поисков постепенно сужается. И в процессе этих поисков осваиваются новые методики, связанные с геофизикой и эхолокацией. Без него, Стерлигова, научный мир еще не скоро дошел бы до таких передовых методик.
— Мы же не ученые, — честно признался мне Герман Львович. — Мы просто организаторы и можем делать все, что приходит нам в голову. Нам не надо спорить по научным вопросам. Поэтому нам никто не мешает и все помогают.
Помогает Стерлигову, как он меня заверил, целый ряд академиков, включая даже такого знаменитого, как академик Сигурд Оттович Шмидт. Естественно, что при такой мощной поддержке штабу поисков удалось достичь очень многого.
Совсем недавно, к примеру, был составлен подробнейший план подземелий Александрова.
Имеются на счету штабных работников и другие важные открытия. Сенсационные результаты, например, дала работа по исследованию личности царя Ивана Васильевича. Группа исследователей (с которыми говорить ни к чему, поскольку лучше говорить с Германом Львовичем) почти два года изучала образ жизни, привычки и наклонности монарха. В результате было неоспоримо доказано, что покойный Иван Васильевич был царем. Человеком образованным, глубоко верующим и, что самое главное, скромным, человеколюбивым и абсолютно равнодушным к власти. Ни жен своих, ни детей он не убивал. Царевич Иван, чью преждевременную смерть талантливо живописал художник Репин, оказывается, умер сам по себе. Очень болезненный был человек.
И уже абсолютной несправедливостью являются обвинения царя в организации кровавых походов на Псков и Новгород.
Все это — чистейшей воды вымысел, искажение исторической истины, основанное на лживых источниках — донесениях папского нунция (с которым тоже говорить уже не нужно). То есть — резидента иностранной разведки.
Кстати сказать, вполне вероятно, что дальнейшее объективное и всестороннее изучение личности царя поможет исследователям понять, где именно Иван Васильевич спрятал свои книги.
Необходимо также отметить, что параллельно с созданием психофизического портрета гуманного правителя штаб поисков занимается сбором всех касающихся библиотеки сведений, идей и предположений. Для этого при Стерлигове постоянно находится специальный человек (общаться с ним нет никакой нужды, потому что все сведения все равно стекаются к Герману Львовичу). Правда, человек этот сейчас сильно устал и постоянно просится в отпуск. Да и немудрено: ведь большинство граждан, желающих поделиться со штабом сведениями о Либерии, явно не в себе.
Некоторые, например, полагают, что драгоценная библиотека спрятана в четвертом измерении. Понятно, что там ее найти крайне сложно.
Но нет худа без добра: случаются и здравые предположения. Вот, скажем, приехал недавно один мужик из деревни под Рязанью. У нас, говорит, там плита со словами. Все прочитать не могу, но вроде что-то про царя Иоанна написано. Исследователи, конечно, сразу выехали на место, подняли плиту, но нашли под ней только узкий подземный ход и немножко золота. Так, ерунда, просто несколько монет. Ничего интересного, холостой выезд. Такое часто бывает. Вот и сейчас Герман Львович снова в экспедицию отправляется. Проверять новую версию.
Прямо завтра и уезжает. Куда — пока секрет. Он никогда посторонним не говорит, куда экспедиция. Чтобы не привлекать праздных зевак. Вот когда работы будут закончены, тогда он обо всем и расскажет. А пока рано.
Тут Герман Львович помолчал немного и зачем-то добавил: — На некоторые объекты мы уже по нескольку раз выезжали. А никто и не подозревает, что экспедиции были.
Пропавшая экспедиция Это, между прочим, чистая правда. Об экспедициях Стерлигова действительно не подозревают очень многие.
В частности, ничего не знает о них академик Российской академии образования и председатель археографической комиссии РАН, крупнейший специалист по письменным памятникам XVI—XVII веков Сигурд Оттович Шмидт. А ведь должен был бы знать.
Дело в том, что Сигурд Оттович официально значится членом совета содействия штабу Стерлигова и главным его консультантом по научной части. Хотя видел он Германа Львовича всего пару раз, полтора года назад. Впервые — как раз на том памятном заседании в мэрии, куда Стерлигов пришел с книгой писателя Алексеева. Сигурд Оттович на том заседании рассказывал, какие гипотезы имеются относительно местонахождения Либерии. Увидев приключенческий роман Алексеева, он позволил себе заметить, что поиски библиотеки — дело ответственное, в связи с чем Герману Львовичу, вероятно, имеет смысл ознакомиться с литературой более серьезной, нежели книга малоизвестного сатирика. Вот хотя бы с монографией Николая Николаевича Зарубина «Библиотека Ивана Грозного», которая содержит полный обзор историографии по проблеме, подробный рассказ о поисках библиотеки и попытку реконструкции ее каталога.
Герман Львович на это ответил, что про замечательную книгу что-то слышал, но найти ее не смог. Сигурду Оттовичу такой ответ показался странным, но удивления он не выказал, а пригласил Стерлигова в гости и подарил полезную в работе монографию. Герман Львович поблагодарил авторитетного ученого, пришел в восторг от идеи Шмидта переиздать книгу Зарубина, обещал профинансировать издание и дополнить его результатами собственных изысканий.
На этом, собственно, консультация закончились. Больше Сигурд Оттович со Стерлиговым не встречался.
Теперь академик Шмидт пребывает в растерянности. И не он один. Скажем, совсем недавно Сигурд Оттович общался с Дмитрием Сергеевичем Лихачевым, руководителем отдела литературы Пушкинского дома, академиком. Тот, между прочим, интересовался, что происходит с Либерией, ведутся ли поисковые работы. Сообщал, что Стерлигов к нему за помощью не обращался.
Это бы еще ладно. В конце концов, Дмитрий Сергеевич далеко живет, аж в Петербурге. Но Стерлигов ведь и у столичных специалистов не консультировался. Ни у главного археолога Москвы Векслера, ни у профессора Кучкина.
Ученых это сильно настораживает. А ну как Герман Львович и в самом деле какие-то раскопки ведет? Это же катастрофа! Нет, академики и профессора не против участия Стерлигова в поисках. Мировая история ведь свидетельствует, что люди авантюрного склада могут многого достичь. Но одним из главных условий серьезного исследования все равно является участие специалиста. И со Стерлиговым обязательно должны ездить профессиональные археологи. Не важно, найдут они библиотеку или нет. Дело тут в другом. Культурный слой эпохи царя Ивана Васильевича интересен науке уже сам по себе. Обращаться с ним нужно чрезвычайно бережно, поскольку в древних отложениях могут попадаться ценнейшие находки, отличить которые от обычного мусора может только специалист. Дилетант такую находку наверняка в отвал выбросит.
И лишит тем самым историческую науку предмета ее изучения.
К слову, о картах александровских подземелий, якобы составленных Стерлиговым, археологам и историкам ничего не известно. Никто их не видел. Равно как никто пока не имел возможности оценить значимость новых подробностей биографии царя Ивана, собранных подчиненными Германа Львовича.
Впрочем, ознакомившись с ними в моем кратком пересказе, академик Сигурд Оттович Шмидт сначала погрузился в глубокую задумчивость, а потом сказал: — Да-а, все гораздо хуже, чем я предполагал. Иван Грозный — гуманист! Очень интересная теория. Нет, это просто фантастика! Впрочем, во всей этой истории меня удивляет только одно: как это Лужков Герману Львовичу денег дал? Все у нас получится Надо сказать, что этот вопрос волнует не только Сигурда Оттовича. Ученые, как водится, спорят. Одни полагают, что Герман Львович в случае обнаружения Либерии пообещал разделить с мэром славу выдающегося открытия. Другие считают, что Стерлигов просто заразил увлекающегося Юрия Михайловича своим нечеловеческим энтузиазмом. Третьи осторожно высказываются в том духе, что дело, дескать, в 494 миллионах рублей, выделенных мэрией на поиски библиотеки. Четвертые возражают, что за такой ерундой, как полмиллиарда рублей, и без того небедный Стерлигов гоняться бы не стал.
Кто прав, пока неясно. Зато доподлинно известно, что деятельный Герман Львович уже застраховал ненайденную библиотеку в компании «Лидер» на два миллиона долларов. Непонятно, правда, как ему удалось добиться столь крупного научного успеха (дело в том, что наши законы разрешают заключать договор между страхователем и страховщиком только при наличии достоверных сведений об объекте страхования и его стоимости) — но ведь удалось же! Аи, молодец! Герман Львович, кстати, и сам этого не отрицает. И хотя комментировать неувязку отказывается, но зато очень эмоционально обещает выяснить, откуда произошла утечка секретной информации, и строго наказать виновных.
Правда, не сейчас. Сейчас ему некогда.
Он отправляется в очередную экспедицию. Он ни за что не прекратит поиски Либерии — это ведь очень увлекательное занятие. Настолько увлекательное, что сотрудник мэрии Владимир Александрович Ивановский, по мере сил помогающий Герману Львовичу в нелегком научном труде, уверен, что, независимо от конкретных результатов поисков, о них можно будет написать целый роман.
Что ж, не исключено, что это будет интересная книга. И вполне возможно, что когда-нибудь, лет, скажем, через пять, Герман Львович принесет эту книгу на заседание мэрии и приветливо скажет собравшимся: «Добрый день! Я начальник штаба поисков философского камня. Давайте сотрудничать!»
ЕКАТЕРИНА КОСТИКОВА
Журнал Столица номер 17 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-17
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?