•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Белов и дети

Парадокс заключается в том, что московский архитектор Михаил Белов — вполне взрослый мужчина, весьма даже известный в стране и в мире. Кстати сказать, профессор. И ничего. Его пример — другим наука, как писал о нем Пушкин. Именитый мужчина не поленился и создал для детей своего города уникальный строительный конструктор. Из него теперь можно в убогих и однообразных московских дворах собирать все, что душе угодно: качели, лестницы, столы, беседки и прочую радость общения с улицей. Архитектурная мысль профессора уже воплощена в двух передовых столичных дворах, и местная поросль приступила там к своему счастливому уличному детству.
Раньше Михаил Белов слыл светилом отечественной бумажной архитектуры, был лауреатом двадцати престижных международных конкурсов. Потом уехал работать в Германию. Получил там приличную зарплату, в меру процветал, был на хорошем счету у немецких коллег и имел всяческие радужные перспективы. И вдруг все бросил и вернулся на нашу специфическую Родину. Там у них, видите ли, общество нединамичное и уверенность в завтрашнем дне просто тошнотворная. По словам Белова, у него от долгого пребывания за границей разрушается личность. В общем, вопреки собственным ожиданиям Белов оказался прожженным советским пассионарием и на сытной иностранной почве не прижился. Что не характерно для большинства сограждан, нашедших работу за кордоном.


На скудном, но родном суглинке Белов немедленно стал профессором Московского архитектурного института и открыл свою мастерскую, назвав ее БСА — Бюро столичных архитекторов (вариант — Бывшие советские архитекторы). Первые реальные плоды деятельности БСА можно увидеть в Крылатском, во дворах домов № 10 и № 16 по Осеннему бульвару.
Дворовое детище профессора Белова элементарно до такой степени, что даже непонятно, чего тут было придумывать. Но это только поначалу так кажется: изобретение, как выяснилось, аналогов не имеет. Что-то отдаленно похожее было сделано в Англии в 30-е годы и в Польше в 66-м. Оба изобретения предназначались для закрытых помещений.
Беловская незамысловатая, на первый взгляд, уличная конструкция состоит из двух всем известных элементов: стойки и балки. Стойка металлическая, полая, квадратная в сечении и имеет по всем своим сторонам квадратные же дырки, в которые вставляются деревянные балки. Балка тоже с отверстиями, но круглыми. В них можно просовывать стержни и продевать канаты.
Вот и вся затея.
Прелесть же выдумки Белова в том, что любой работник РЭУ, не имеющий решительно никакого пространственного воображения, может понатыкать в землю этих стоек, напродевать в них по своему усмотрению балок, и получить массу замечательных вещей.
Лавки со спинками и без, столы, беседки, комплексы для детского лазанья с качелями, канатами, шведскими лестницами, кольцами — да мало ли что еще взбредет в ремонтно-эксплуатационную голову! Можно собрать даже крытую автостоянку. Все возможности беловского конструктора учету не поддаются. Зато в каждом случае будут получаться совершенно разные дворовые произведения. Кроме того, просим заметить: детали выкрашены в семь цветов спектра — какие в полоску, какие сплошняком. Причем не простой масляной, а специальной несдираемой краской. И столь популярный у наших сограждан вандализм этим сооружениям не страшен: уж очень все надежно.
Стиль этот сам Белов называет постсоветским брутализмом.
— Михаил, — спрашиваю я Белова, — а не зазорно архитектору заниматься качелями да лавками? — Я никогда не делил архитектуру на малую и большую, — прямо отвечает профессор. — Не верь тому, кто говорит про объект, что он чепуховый и неинтересный. В архитектуре не бывает неинтересного и второстепенного. К примеру, даже сортир можно проектировать с интересом — как произведение искусства. Я, кстати, когда прихожу на какой-нибудь объект, обязательно иду в туалет и смотрю, как он сделан. А за московские дворы надо действительно серьезно браться. Дома худо-бедно строить начали, а тем, что находится между ними, никто по-настоящему не занимается. В конце концов, это и для меня хорошо: на такой малой архитектуре можно серьезно прославиться. Представь себе, что ты станешь автором пятидесяти тысяч московских дворов.
ПР г — Миша, а как тебе вообще в голову Щ пришло дворы обустраивать? — Ко мне обратились люди из АО «Город», которые занимаются коммунальным хозяйством. Давай, говорят, Белов, придумай, как благоустроить московские дворы, а то уж больно они невзрачные. Хорошо, говорю я, придумаю, только не абстрактную концепцию, а конкретную вещь. Напрягся и создал этот конструктор, а «Город» мою идею осуществил. Правда, пока только в двух дворах. По-моему, хорошо получилось. А? Получилось у Белова хорошо. Окрестному крылатскому населению красочные нерушимые изделия для дворового досуга понравились. И мамаш с колясками тут больше, чем в других дворах, и неиспорченных малолетних детей предостаточно лазает по перекладинам, и курящие подростки в беседках обрели радость человеческого общения с девчонками. Оживление, одним словом, очевидное. Мы с Беловым специально ездили проверять.
— Так ты хочешь всю Москву этой красотой заполонить? — интересуюсь я у профессора архитектуры.
— А почему бы нет? Я самодовольно предлагаю это как комплексную программу благоустройства типовых московских дворов. Называется она «Московский дворик».
— А власти что-нибудь о программе знают? — Разным высоким людям из правительства Москвы идея понравилась, но дальше восторгов дело пока не пошло. Нет денег, говорят.
Лужкову показать что-либо невозможно: он не отвечает или временно недоступен. К тому же Юрий Михайлович воспринимает любую идею только при условии, что она уже пережевана его советниками.
Жалко, если из этой затеи ничего не выйдет. Пока никто не сказал, что это плохо.
Господа советники Лужкова! Будьте любезны, доложите мэру о проекте профессора. Денег на стойки и балки для детей надо немного.
Может быть, даже меньше, чем на памятник Петру I.
ОЛЕГ АЛЯМОВ
Журнал Столица номер 17 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-17
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?