•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Дети людям не игрушка

Семья москвичей из далекой Пенсильвании решила усыновить русского ребенка Простая американская семья Биларди в жизни устроилась хорошо. Вот признаки счастья. Муж Ларри любит жену Патрисию (сокращенно Пэт). Оба они живы-здоровы. У обоих любимая работа, успех и деньги. Их большой и красивый дом на лесистой окраине Москвы слеплен не из обычных для здешних мест древесно-стружечных плит, но построен из натурального кедра. Пэт ездит на щегольском черном кабриолете «сааб-900 », Ларри — на джипе. В доме у них стоит концертный рояль, на котором в часы досуга приходящий музыкант учит их играть «Собачий вальс». Собака у них, кстати, есть, и кошка тоже. Пэт тратит на них свои богатые материнские чувства, ну и еще, конечно, на мужа Ларри — больше не на кого. Потому что у них нет детей.
Трагедии в этом как бы и нет, если посмотреть со стороны. Но на самом деле в Америке такая ситуация достаточно драматична. Ведь страна эта — с натуральными, несомненными, неподдельными и железно общепризнанными family values — семейными ценностями, которые в России выглядят больше экзотикой, чем правилом.
Никакие дружки не везут Ларри проводить мужской досуг в жанре мальчишника, в сауне с девчонками, или просто пропьянствовать весь уик-энд, чтоб расслабиться. Никакие подружки не зовут Пэт смотаться на курорт, чтоб там развлечься с красивыми юношами или просто отдохнуть от семьи.


Не зовут, потому что такого там не бывает. В свободное от работы время американцы сидят дома с семьей или куда-нибудь едут с ней же.
Вот почему муж и жена Биларди чувствуют себя изгоями, отщепенцами, не такими, как все, одинокими людьми. Любовь к домашним животным и племянникам проблему может притупить, но, конечно, не снять целиком.
Почему, кстати, у них нет детей? Будучи людьми сугубо американскими, Биларди подвергли себя множеству медицинских анализов и проверок по этому поводу. Медицина установила, что в деле раскрытия тайны бездетности семьи Биларди она бессильна. Несмотря на то что анализы производились самые наилучшие и передовые — в частной клинике, которой Пэт лично руководит.
«О-о! — сказали бы сразу американцы. — Президент частной клиники! Ну, денег тогда немерено». Точно, с деньгами полный порядок.
Пэт сделала блестящую карьеру. Сначала она училась в колледже на мэнеджера, потом пошла в государственный госпиталь и там дослужилась до вице-президента, а далее, несмотря ни на какие дополнительные прибавки и удовольствия, которые ей сулили, ушла в частную клинику главным начальником. То есть Пэт — настоящая успешная карьерная бизнес-вумэн.
Это вы поняли. Но чего вы не ожидаете услышать, так это того, что Пэт — не мужиковатая нахальная стерва, но совершенно доверчивая, веселая компанейская тетка, которая ничуть не кичится своими кабриолетами, особняками, финансовой свободой и потрясающими командировками в Японию (по обмену опытом с тамошними медиками).
Более того, Пэт смешлива и любознательна. И это все, разумеется, очень симпатично. С ней, к примеру, очень приятно выпивать, чего не о каждом американце скажешь.
А муж у нее, как у всякой бизнес-вумэн, домашний, толстый (Пэт ему привезла из Токио статуэтку «Борец сумо» — страшно похоже), покладистый добряк. Он быстро подаст закуски и мигом слетает за стаканами на кухню — с приятной улыбкой. Он в школе работает психологом. При доходах-то жены это ему на карманные расходы.
Пэт меня затащила в свою клинику и с упоением все показывала. Все там красиво, богато и ловко. К примеру, у каждого врача, кроме смотрового кабинета, есть еще и кабинет офисный, где о медицине ничто не напоминает, — здесь с пациентом просто беседуют.
Кстати, про медицину: почему ж детей-то нет? Какие версии? Пэт грешит на гормональные противозачаточные пилюли: штука как бы удобная, но никто не знает, чем именно она аукнется через 20 лет. И еще, конечно, возраст. Ведь решение о том, что пора размножаться, семья Биларди приняла четыре года назад — когда Пэту и Ларри было по 35 лет. Сначала же надо было сделать карьеру и заработать для будущих детей денег. То есть сами дети были отложены до лучших времен, времена эти лучшие вроде уже наступили, а детей вот нет. Увы.
В такой ситуации при известной широте взглядов чего, казалось бы, проще, чем усыновить ребенка? Но на белых сирот в Америке записываются, как мы когда-то на телевизоры, и надо ждать годами. И вот в прошлом году добрые люди познакомили Биларди с беременной девушкой, которой будущий ребенок был не нужен.
Рассуждала будущая мамаша примерно так: поскольку она ребенка не планировала, так и воспитывать его не собирается. В то же время она не могла отступить и от религиозных убеждений, которые не позволяли ей отправиться в абортарий. Так вот Пэт и договорилась с решительной девушкой, что будущего ребенка они усыновят. Ближе к родам к донорской мамаше был послан юрист, призванный оформить документы. А в роддоме он столкнулся с другим юристом! Который юрист выписывал справки на того же самого ребенка, но для совершенно других родителей из далекого и циничного Нью-Йорка! По некоторым сведениям, проныры нью-йоркцы сочли естественным дать мамаше денег, что наивным Биларди даже в голову не приходило.
Бездетные супруги долго приходили в себя от шока и не знали, куда девать уже к тому времени припасенные коляски и пеленки. Пэт сутками рыдала. А потом решила усыновить ребенка за границей: — Чтобы никто-никто не смог у меня его отнять, — сказала она мне. — Я второго раза не переживу. Села в самолет — и все, улетела.
И он будет только мой, и больше ничей. Они же потом не будут прилетать в Америку, чтоб забрать ребенка, ведь правда? И вот такая возможность появилась в Брянске. Пэт собирается в Россию за ребенком из детского дома. Пока еще не знает, каким. Мы обязательно с ней съездим в Брянск и все вам расскажем. Подруги ее уже снаряжают и дарят подарки — к примеру, ранец для детей, с которым очень удобно путешествовать по России.
Пэт ужасно любит детей. По всей квартире у нее развешены фотографии племянников. Все ее сестры и братья сразу после школы переженились и наплодили кучу детей.
— Ты, Пэт, ведь им теперь завидуешь? Небось, начни жизнь сначала, так плюнула бы на карьеру и принялась рожать одного за другим? — Ты с ума сошел? Карьера важней всего, и я ее ни на что бы не променяла. Да и с чего ты взял, что я брошу работу?
ИГОРЬ СВИНАРЕНКО
Журнал Столица номер 17 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-17
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?