•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Подпольный персик

От чего пьянство — «Клубника », «Персик » и «Лимон » — Рискованная дегустация — Хорошо!
Наконец я понял первопричину удивительной дисгармонии в душах употребляющих москвичей. Вроде приличные люди и выпивают не Бог весть сколько. А как примут чего на грудь, так начинается! Удары о фонарные столбы, разводы с женами, изгнание с работы и неявка на муниципальные выборы. А всему виной поддельные водки и ликеры, заполонившие столичные прилавки. Однажды всякому терпению приходит конец — я поднял трубку и набрал номер Миши, давнего приятеля из отдела общественных связей налоговой полиции Москвы.
— Не планируете операции против этой алкогольной сволочи? — Сейчас пока нет, — ответил Миша. — Как будет, пригласим, лично поборешься с гадами.
Через неделю в 23.30 раздался телефонный звонок.
— Это налоговая полиция, — сказал незнакомый мужской голос. — Выходите на Ленинградское шоссе. Наденьте что-нибудь темное.
На улице ко мне подошел крепко сбитый человек в черном плаще.
— Казаков? — спросил он. Я кивнул. За углом мы забрались в микроавтобус «Хундай». Там сидели шесть человек в зеленых комбинезонах, бронежилетах, черных масках, вооруженные спецавтоматами «Кедр». Мне вдруг захотелось вернуться домой.
— Оружия мы вам не дадим, — сказал человек в плаще. Я не возражал. Минут через сорок машина свернула во дворы на 1-й Курьяновской улице и тормознула у дома № 18. Бойцы подразделения физической защиты налоговой полиции («физики» на профессиональном жаргоне) бесшумно рассредоточились вокруг дома.


Трое бойцов встали у дверей подвала, один нагнулся над окном, остальные прикрывали сзади. Женя — тот, что в черном плаще, — подошел к двери, нажал на звонок и неожиданно забубнил какой-то пьяной скороговоркой: «Открывайте, слышь, сантехник это, трубы рванули в соседнем подвале, щас и вас затопит...» Дверь приоткрылась. Сметая все на своем пути, внутрь ввалились бойцы. За ними секунд через двадцать сунулся и я.
Четыре женщины и трое мужчин лежали в наручниках на грязном полу. Угол занимали штабеля ящиков с готовой продукцией. Рядом — бочки с разноцветной бурдой, от которых тянулись резиновые шланги.
Вонь стояла невыносимая. Я подошел к бутылкам.
Радужно светились знакомые названия винных напитков: «Малина», «Персик», «Клубника», «Лимон». Пока составлялись протоколы, я, мучимый любопытством, украдкой схватил бутылку «Малины» и, выскочив на улицу, сделал пару глотков маслянистой жидкости. Сначала мне показалось, что я засунул себе в рот горящий бенгальский огонь. Распухшим языком мужественно протолкнул «Малину» дальше. Память услужливо подсказала мне вкус гидролизного спирта, который я в 18 лет выпил в фотолаборатории. «Ничего себе аперитивчик», — выдохнул я и выкинул бутылку в кусты.
Детей алкогольного подземелья посадили в вызванный милицейский «уазик», а мы с Женей занялись нехитрой арифметикой.
— Эта лавочка хоть и убого выглядит, — сказал он мне, — но производит около четырех тысяч бутылок подобной гадости за смену. Потом на оптовом рынке это сдается по семь тысяч за бутылку. Помножил? Двадцать восемь миллионов. А затраты минимальны: спирт самый дешевый, налоги, конечно, не платят, зарплата у рабочих — шестьдесят тысяч за ночь.4 Я вышел из подвала. В микрике меня ждали «физики».
— Ну что, понравилось? — поинтересовался Женя.
— Хорошо шарахнули, — подтвердил я.
ВОЛОДЯ КАЗАКОВ
Журнал Столица номер 17 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-17
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?