•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Слава 90-летию Москвы!

В преддверии 90-летия Москвы, которая, как всем известно, официально признана городом только 1 января 1909 года, здесь произошло важнейшее событие — открылась Московская ярмарка.
Сколько же было разговоров о ярмарке! Начальник полиции Ральф Рогато мне ее заранее раз десять нахваливал, закатывая глаза: — О, какая же это феерия! И ярмарка таки действительно важнейшее событие в его жизни. Ральфа часто издевательски спрашивают, для чего в двухтысячном населенном пункте (где в каждом доме к тому же в среднем держится пять ружей и три пистолета) держать такую ораву — аж семь полицейских! Он криво улыбается и говорит: — Да знаете ли вы, что к нам собираются на ярмарку аж пятьдесят тысяч человек! Поэтому всякое может случиться.
Сделав серьезное лицо, правоохранительный начальник предупреждал меня об опасности: — Знай, что ты денег там потратишь немерено. Знаешь, сколько вкусной еды будет! Пицца, гамбургеры, курятина жареная, барбекью, сэндвичи разнообразные...
Уж конечно, кому страдать, так как раз ему. Размер мундира у Ральфа будет примерно XXXXL. А тут еще ярмарка! Но начальник полиции все мне верно изобразил. Так оно и было.
Огромная территория вокруг школы была огорожена, уставлена шатрами и навесами, среди которых ходила публика и непрестанно жевала и прихлебывала (совершенно, правда, безалкогольно) что-то купленное с лотков. И так четыре дня подряд.
А что ж торговля, ведь на ярмарке торговать положено? И это точно кажется странным: к чему нужна какая-то ярмарка в Америке? Здесь и так половина населения из кожи вон лезет, чтоб при жестокой конкуренции между продавцами умудриться продать хоть что-то другой половине страны! Но вот придумали, чем таким необходимым для публики торговать: ненужными безделушками. В основном это продукция местных умельцев. Игрушки деревянные, занавески, ящички, куклы, стекляшки, тряпочные медведи, горшки для цветов, прочая ерунда. Особое место занимают — и это очень странно — лоскутные одеяла! Миллионы домохозяек в Америке, оказываются, пошивают эти одеяла для души, хвастаются друг перед другом и шлют на особенные лоскутные выставки. Это называется — American quilt.


Москвичи, торгующие на ярмарке, беседуя со мной, дружно рекомендовали познакомиться с одним человеком: — Там! На ярмарке! Торгует настоящая русская! Доброжелатели меня прямо за руку подвели к молоденькой голубоглазой блондинке. Гипотетическая соотечественница оказалась Алиной Суворов, еврейкой из Омска, которая перебазировалась из Израиля в Америку, чтобы избежать призыва в армию. Косить самое время: ей как раз восемнадцать.
Кроме торговли и еды, на ярмарке немалое внимание уделялось воспитанию подрастающего поколения. Вот особый шатер, посвященный детским достижениям. К примеру, стрелковый клуб отчитывается о своей деятельности. Тут дети выставляют простреленные ими мишени и картинки в жанре плаката о технике безопасности на стрельбище: «Будь осторожен! Научись обращаться со своим ружьем так, чтоб не ранить ни себя, ни кого-нибудь другого!» А вот отчет другого клуба — генеалогического. Тут, соответственно, изображения развесистых древ с дядями и прабабушками. Далее показаны достижения детских курсов нянек — babysitting. Тут другие картинки: как младенцев пеленать и кормить. И инструкции с афоризмами: «Дети — детям не игрушка! Хотя с ними можно играть », «Уходя, оставьте дом в таком же состоянии, каким он был до вашего прихода».
«Чего делать нельзя: приступать к работе, если вы больны; если ребенок болен; опаздывать; наниматься на работу к незнакомым людям; забывать выполнять поручения родителей; рассказывать истории, которые вам самими неинтересны».
Продолжение темы трудового воспитания — стенд детского сельского хозяйства. Восьмилетний мальчик Джон Фицджеральд выполнял программу «Помидоры». Можно полистать журнал с его отчетностью: «Я выращивал 38 помидоров. Они ничем не болеют, но маленькие.
Им не хватало воды. Я старался их поливать чаще, но днем было очень жарко. Я узнал много о болезнях помидоров и их проблемах.
Мне нравится этот проект».
В особом разделе отчета учитель сообщает, что Джон набрал 50 очков из 50 возможных. И тут же лежит ма-а-ленький помидорчик. Сантиметров пять в диаметре^ Завернутый в салфетку, он покоится на дне корзинки. И все читают гордую надпись: это помидор, выращенный Джоном Фицджеральдом.
Теперь попробуйте себе представить американское широкомасштабное празднество без автомобилей — ничего не получится. Поэтому на ярмарке была организована выставка антикварных машин. Долго, долго ходил я по этому полю чудес. И нашел, кому адресовать свою высшую похвалу: это был автолюбитель из Подмосковья Джон Томасович, по происхождению словак. Самая замечательная машина была у него. Ford Fairlane 1957 года, retractible. Что же такое означает колючее слово геtractible? Представьте себе нечто похожее на черный советский членовоз. Вы открываете огромный багажник, потом нажимаете кнопочку на панели. И девять электромоторов, включаясь поочередно, поднимают с вашего «форда » крышу и плавными движениями укладывают ее во вместительное чрево. Перед вами роскошный прогулочный автомобиль.
Не обошлось на ярмарке и без волнительного отношения к демократическим свободам. Борцов за справедливость представлял молодой человек с бородой, в очках, с обреченным лицом и текстом, с которым он обращался к стране. Призыв был написан на щите, прибитом к ручке от лопаты: «Всем школам — одинаковое финансирование. Долой политику разделения детей на рабов и хозяев!» Борца за свободы никто не обижал. На него вообще не обращали внимания. Только я один обратил: — Ты кто такой? — Я — Курт Шотко. Идейный борец. Меня возмущает это неравенство: частные школы и публичные, богатые и бедные.
— А в свободное от агитации время чем занимаешься? — У меня бизнес, знаешь, картинки наносить на майки, ну там на посуду. Или какие-нибудь лозунги! На обратном пути с ярмарки иду по Church Street.
Народ сидит в садиках перед домами, жарит барбекью, пьет пиво.
Люди как сели тут утром, чтоб посмотреть на народ, так и засиделись до обеда.
В общем, слава 90-летию Москвы, ура! Да здравствует московская ярмарка!
ИГОРЬ СВИНАРЕНКО
Журнал Столица номер 18 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-18
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?