•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Про Борю

Бытового Криминалиста Рослякова на этот раз повело в провинциальную лирику. При помощи окраинных российских литературных напевов писатель хочет нам продемонстрировать уровень развития организованной преступности в стране. Чего-то автор, впрочем, не договаривает, что-то явно допридумывает. Но что С HUMU, литераторами, поделаешь? Была бы воля Охлобыстина — он их всех быстро определил бы на костер. Но откуда у Охлобыстина воля? Да и у нас ее нет. Читайте, что поделаешь...
Этот случай интересен тем, что герои устроили состязание: кто сообразительнее, предприимчивее, а в конечном счете — наглее.
Москвич или местный. Слушайте.
Приехал в Зауральск (название по определенным причинам условное; о причинах — ниже) для совершения афер с нефтяным сырьем не особо крупный московский жулик. Ну дали ему в назидание вволю засветиться, после чего забили в клетку по статье «Особо крупные хищения ». Примчалась выручать самонадеянного расхитителя зауральской собственности его жена-красавица — не то клипмейкерша, не то вовсе певица. Туда-сюда метнулась — откупиться, но правосудие в Зауральске вид имеет самый неподкупный. С позором бабу отовсюду выгнали.
Тогда ей удалось узнать про главу объединенных бандформирований города Зауральска — Папу Борю... Конечно, надо рассказать про Папу подробнее, а то неясен будет ход дальнейших событий, и не поверит мне читатель.
Кто такой Боря в Зауральске — повествует следующая история.


Получает как-то Папа Боря записку от знакомого судьи: «Зайди к начальнику тюрьмы, там двое твоих за тяжкие телесные. Заколебали! » Идет Папа к тюремному начальнику, с которым, как и с прочей легальной местной властью, в самых лучших отношениях. Приводят в кабинет пацанов. «Ну что еще, придурки, натворили?» — «Да настучали слегка козлам. Но мы все поняли, больше не будем!» — «Не можем, значит, с самодеятельностью завязать. Все, значит, на шконку тянет. Ну и сидите, исправляйтесь!» — «Ну Борь, — взмолился тогда один. — Ну отпусти! У меня свадьба через две недели, невеста не поймет!» Это обстоятельство все же смягчает строгого, но справедливого злодея: «Ради свадьбы только. И в последний раз!» И он, официально безработный, садится в свой лимузин «континенталь» и едет к судье, которому сообщает гуманный приговор. А суд, чтоб вынести этот приговор красиво, предлагает назначить накануне свадьбы — вроде как подарок.
В час назначенный вся свадьба собирается в суде: невеста, родители, братва. Заглядывает для порядка и сам отче, которого судья с несколько озабоченным лицом просит в совещательную комнату. А там говорит, что ночью одного из заседателей сразил недуг, свезли его в больницу и замены нет. «Ты дуру не гони, — ему ответ. — Я обещал, свадьба заряжена, ищи где хочешь заседателя!» — «А будь ты им!» — «А молено? » — «А что делать? » И Папу Борю быстро вводят в суть дела, облачают в мантию с чепцом. Секретарь в зале объявляет: «Встать! Суд идет!» И трое вершителей правосудия, один из которых первый мафиози города, чинно выступают на свое возвышенное место. Кто-то из гостей даже не сдерживает возгласа: «Да это ж Боря, отче наш! Борь, ты сдурел?» Но Папа Боря живо останавливает шум: «Цыц! Где уважение к суду? » И процесс пошел.
Свидетель говорит: — Да, я все видел. Идут эти двое, навстречу им те двое. Потом они нечаянно столкнулись, те упали...
Прокурор, все еще не в силах въехать в ситуацию, перебивает: — Как это — столкнулись? Тут в протоколе: «черепно-мозговая травма, перелом ребра...» Свидетель обращается недоуменно к Папе Боре: — Борь, что говорить-то? — Правду говори! — Так я и говорю...
Процесс при полном соблюдении формальностей завершается приговором: оправдать за недоказанностью вины. И благодарная невеста, пока отмыкают клетку жениха, шлет самый пылкий взгляд отцу-освободителю. ..
Да. Вот так и наша московская знаменитость, женским своим чутьем и логикой дошедшая до верного решения, бросилась в ноги к нему, к Папе Боре: пощадите, дескать. У нас в мыслях не было вас грабить, думали, что государственное, самих в заблуждение ввели. Ну, Папа Боря ей авторитетно объяснил, что ничего государственного и бесхозного в государстве нет уже давно, о чем даже смешно не знать.
Впрочем, тронутый ее уступчивой красой и вообще как добрый по природе человек, пообещал ей мужа московского вытащить.
Сел опять в свой «континенталь» — и к надлежащему судье. Но судья откуда-то свалился новый, на старозаветных принципах, на сделку с совестью нипочем идти не хочет. Но и Папа Боря — человек слова и принципа. И после продолжительной беседы судья, весь красный, все же соглашается за мзду оправдать столичного вора.
Папа Боря сообщает это тронувшей его больное сердце даме и называет цену сделки. Но та божится, что сейчас у них нет столько за душой, но, как только муж домой вернется, тотчас все пришлют. И благородный мафиози по-джентльменски верит ей.
Затем снова суд, где прокурор прочит ворюге аж 14 лет, а адвокат силится скостить срок до восьми. И тут вдруг судья изумляет всех: улик не вижу, свидетели противоречат, подсудимого оправдываю.
Для прокурора — старика, видавшего уже немало на своем веку, — это была последняя капля: его увозят с инсультом прямо из здания суда. А вырвавшийся на свободу паразит мчит не чуя пяток на вокзал, чтобы скорее обняться в столице со своей певицей. Вскоре этот казусный процесс в Зауральске все забывают.
Но Папа Боря никогда ничего не забывает. И как-то навестил совращенного им судью — осведомиться, пришла ли благодарность. Тот смущенно отвечает: «Нет». — «Как? А чем мотивирует?» — «Да ничем. Пропал — и все».
Такая весть приводит отца местного народа в самый страшный гнев. Ибо, выходит, подлая Москва в лице какого-то залетного змея элементарно обманула его в лучших джентльменских чувствах! И страшная месть сочиняется в его мозгу.
Идет он к городскому прокурору, тот пишет протест на приговор суда, приговор отменяют и назначают пересуд. Который тут лее, еще до конца недели, совершается, и москвича заочно приговаривают на все законные 14 лет.
Популярность Папы Бори, так элегантно сделавшего москвича, подскакивает в вольном Зауральске еще выше...
Такая история. Да. Самое главное забыл. Помните, в самом начале я обещал рассказать, почему название города вымышлено? Так рассказываю. Банду Папы Бори практически в полном составе арестовали. Совсем недавно. Ведется следствие. Так-то.
АЛЕКСАНДР РОСЛЯКОВ
Журнал Столица номер 18 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-18
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?