•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Как я провел лето

Как я провел летоЧто-то мы непростительно быстро, предательски и цинично повзрослели. Во рту уже не хватает зубов, в карманах — места для пейджеров, в организме — совести. Вот черт, а! Еще недавно пучили глаза в щель женского отделения бани, а теперь оказывается, что стриптиз — это голые бабы к пиву. Доллар, как выясняется, — это 5786 рублей, видеомагнитофон — бытовой прибор, джинсы — обычные портки из хлопка. Кругом евровагонка, еврокафель, евромебель, евроноски, еврокапли от насморка. Мы так стремительно взрослеем, что пухнущий евромозг, расширяясь, рвет наши пионерские панамки прямо на голове. Традиционно спокойная и консервативная Родина за это немного недолюбливает нас.
Она говорит нам: ребята! Вам теперь так уютно и сухо в памперсе, что вы просто не знаете: может, вы до сих пор еще писаетесь в штаны? Одним словом, чтоб не утомлять вас лишним словоблудием, докладываем: мы решили провести социальный эксперимент и на время совсем отказаться от памперса. Всей редакцией, с женами, детьми и друзьями мы поехали в пионерский лагерь. Назначили из своей среды вожатых, настригли из красной материи галстуков, взяли горн и барабан и поселились на подмосковной базе отдыха без столовой, горячей воды и прочих удобств. Четыре дня продолжался этот беспробудный подвиг, который с самого начала многие считали авантюрой. И теперь мы можем с гордостью рапортовать Родине: все в порядке. Мы — москвичи. Мы — нормальные люди, нас правильно воспитали, мы верно развиваемся в нашей любимой Москве. Это наш город.


Общие пионерские положения Ежу понятно, что писать заметки про самих себя очень неприлично. Говорят, со стороны похоже на то, что ты на людях ковыряешься пальцем в носу. Ну и что ж нам теперь всю жизнь в соплях ходить? Какая-никакая, а все гигиена. И к тому же: вы, что ли, про нас напишите? Как же, жди. Нет, честно. Мы вообще искренне считаем, что настоящая журналистика — это искусство получения удовольствия за чужой счет.
Шутка. Не вздумайте кому-нибудь рассказывать, а то нас всех тут переувольняют к чертовой бабушке. Поэтому тихо, без свидетелей обещаем: отчет о пионерской смене будет состоять наполовину из общественно полезной информации. Остальное — лютый цинизм, закамуфлированный под биографию пионерагероя современности, выросшего в нашей среде.
Общественно полезная часть заметки Где и как можно отдохнуть человеку в Подмосковье, спрашиваете вы нас. А мы от этого не робеем совсем, поскольку хорошо подготовились к ответу.
Милые! Сегодня в непосредственной близости от нашего города действуют около двадцати здравниц, готовых предоставить свои удобства всем желающим. К ним, конечно, необходимо добавить еще примерно столько же ведомственных домов отдыха и санаториев, которые периодически выставляют свои апартаменты в свободную продажу.
Чтобы воспользоваться их услугами, нужно за две недели до отпуска позвонить в одно из турагенств, организующих отдых трудящихся в Подмосковье, и сообщить о своем намерении приобрести путевку (телефоны ниже). За деньги вам сразу помогут. И предложат на выбор несколько вариантов пригородного досуга. Досуг, прямо скажем, бывает дорогостоящим, не очень и совсем дешевым. Мы приведем вам примеры, а вы уж выбирайте.
Горожан, не слишком стесненных в средствах, готов принять в свои объятия санаторий «Русь» — бывшее имение Совета министров, изящно раскинувшееся на берегу Рузского водохранилища в 100 километрах от Москвы. Здесь утомленные жизненными тревогами и печалями граждане за 610 тысяч рублей в сутки получат охраняемую автостоянку, двухместный номер со всеми удобствами, горячей водой и трехразовым питанием ресторанного типа.
Несмотря на близость естественного водоема, в «Руси» имеется еще и бассейн, в который желающие могут безвозмездно погружаться в течение дня. С наступлением сумерек услуги бассейна дорожают до 20 тысяч рублей с человека за 45-минутный сеанс. К тому же гости могут поправить здоровье душем Шарко (бесплатно) и сауной (50 тысяч рублей с человека за сеанс). Что касается недостатков «Руси», то к ним надо отнести отсутствие в ближайшей округе каких-либо зеленых насаждений и присутствие контингента отдыхающих, про которых рассказывают, что они работают в преступных сообществах нашего города.
В пансионате Внешторгбанка «Конобеево», что стоит на 65-м километре Новорязанского шоссе в окружении разномастного леса, собирается публика поспокойнее.
В стоимость дневного пребывания там (123 доллара с человека) входит только двухместный номер с телефоном, телевизором и холодильником. За питание, плавание в бассейне (реки и озера в Конобеево отсутствуют) и внимание сторожей к вашему автомобилю придется доплачивать отдельно — из расчета примерно 70 долларов на двоих человек в сутки.
Несколько дешевле обойдется простому москвичу досуг в обществе работников управления делами президента. Принадлежащий этой организации дом отдыха «Сенеж» стоит на берегу одноименного озера в 60 километрах от столицы. Двухместный номер там стоит 438 тысяч рублей.
За открытый бассейн, питание и охрану машины здесь тоже приходится доплачивать отдельно. Но это дешевле, чем в «Конобеево», — дневные расходы двух взрослых человек не превысят 300 тысяч рублей.
Теперь о более демократичных способах проведения личного времени. Неплох минфиновский пансионат «Елочки» на 43-м километре Каширского шоссе. Здесь помимо собственно елочек вы получите вполне сносный двухместный номер за 168 тысяч рублей. Правда, из удобств в нем будут только горячая вода, холодильник и радиоточка, но за отдельную скромную плату можно договориться с администрацией о выделении в ваше временное пользование целого цветного телевизора. Приплатив еще самую малость, отдыхающие смогут залезть в бассейн (20 тысяч рублей) и как следует попотеть в сауне за 50 тысяч. Завтрак, обед и ужин в «Елочках» стоит 250 тысяч рублей.
Примерно тот же набор жизненных благ за еще меньшие деньги предлагается бывшими базами отдыха спортивных обществ.
Скажем, в «Подмосковье» (недалеко от Домодедово), «Загорских далях» (30 километров от МКАД по Ярославскому шоссе) и пансионате «Русское» (80-й километр трассы Москва— Симферополь) за двухместный номер у вас попросят 150-170 тысяч рублей, а за трехразовое питание — около 200 тысяч. В стоимость путевки входят бассейны, очищенные и приспособленные для купания пруды, леса, пригодные для сбора съедобных грибов и ягод, волейбольные площадки и футбольные поля, а также формально бесплатная охраняемая автостоянка. Впрочем, бывалые люди свидетельствуют, что для полного спокойствия автовладелец должен все-таки оказать местным сторожам дополнительное уважение в размере 50 тысяч рублей.
И, наконец, варианты для самых экономных и неприхотливых отдыхающих. Таковым можно посоветовать туристические базы, которые в изобилии раскиданы по берегам подмосковных озер и водохранилищ.
Взять хотя бы базу «Лукоморье» на Истринском водохранилище в 60 километрах от Москвы. Одна кровать в деревянном четырехкомнатном доме здесь стоит всего 50 тысяч рублей. В стоимость помимо проживания в четырехместном номере с соседями, чей выбор остается на совести администрации, входит пользование газовой плитой, сковородками, тарелками, вилками и открывалками для консервов и бутылок, которые с нетерпением ждут лукоморцев на кухнях.
Централизованное питание в такого рода заведениях не предусмотрено, основные удобства находятся на почтительном расстоянии от корпусов, а за водой (холодной) требуется ходить к колонке. Зато вокруг J есть лес с грибами и ягодами, лодочная станция, на которой плавсредство выдается на весь световой день всего-то за 30 тысяч рублей, и точно такие же, как и за 100 долларов, солнце, воздух и вода.
Вот, собственно, и все, что мы хотели вам сказать полезного. Жаждущие дополнительных подробностей легко получат их, если не будут валять дурака, а позвонят в туристические фирмы, организующие отдых москвичей в непосредственной близости от родного города. Вот они, наши киски, лапки и крохоборы.
Совершенно бесполезная часть заметки Теперь, конечно, правильный читатель, который пропустил всю полезную часть заметки и сразу же кинулся читать самую хамскую ее часть, ждет от нас подробностей.
Так вот они. Из всех описанных выше подмосковных удобств мы, разумеется, выбрали самые неудобные и дешевые — 50 тысяч в сутки на человека. Зажигательная смесь природной скупости и жажды героизма привели нас на базу отдыха «Истра» в 60 километрах от Москвы, за городом Истра.
Картине, открывшейся нашему пионерскому взору, скорее всего, следовало бы присвоить название «Утро прапорщика в сосновом лесу». Деревянные одноэтажные бараки с комнатами на четырех человек, выходящими в длинный обшарпанный коридор, таились в зарослях кустарников и раскидистых крапив. Армейская атмосфера секретных луковых складов удачно дополнялась алюминиевыми рукомойниками, похожими на перевернутые бисмарковские каски, и удобствами во дворе, выкрашенными маскировочной зеленой краской. Зато имелась танцплощадка со сценой и лодочная станция с водоемом.
Лесная школа жизни вопреки ожиданиям почему-то привела коллектив из 50 редакционных пионеров в неистовый восторг.
Самородок из глубинки Андрей Орлов с сатанинским азартом даже начал демонстрировать всем заблаговременно купленный им рулон отечественной туалетной бумаги, на обертке которой неизвестным дизайнером был нарисован небольшой негритянский мальчик с совершенно белой попой. Рядом с чудесным мальчиком по кругу желтыми буквами была выполнена мистическая фраза, зовущая граждан Земли к заоблачным гигиеническим высотам: «Всегда чистые руки!» Подхваченные этой необычайной уверенностью в завтрашнем дне, пионеры принялись строиться поотрядно (всего набралось четыре отряда), отдавать рапорта и долбить в барабаны. Специально приглашенный горнист Владислав Шнейдер, похоронивший в свое время с духовым оркестром примерно половину города Баку, дул в дудку духоподъемные пионерские сигналы, с рождения записанные в генетический код нации.
Вместе с этими сигналами в организме вскрылись дремавшие резервы и, несмотря на отсутствие живого уголка и кружка авиамоделирования, пионерия взялась за буйный отдых. Были последовательно: — исполнена песня «Коммунисты поймали мальчишку» на мотив «Марсельезы»; — прочитаны три речевки; — устами жены Андрея Колесникова Татьяны спета ария Мистера X из одноименного опереточного произведения; — и, наконец, на открытой сцене при помощи двух оседланных стульев продемонстрирован бег арабских скакунов.
В разгар торжеств женщинапобратим Авдотья Ипполитова (она же Дуня Смирнова) изобразила детский хор эстонских мальчиков «Раадуга», исполняющий народную шуточную песню «Пиль-ПильТири-Лиль».
Андрей Орлов, одетый по этому случаю в потасканные шорты, чужой пиджак и омерзительно коричневый галстук, не сходил со сцены и вместе с выдающейся пионеркой Ларисой Эванс (140/40/60/) придавал этому безумию очертания песенного конкурса «Сан-Ремо-97». Кончилось дело тем, что в шесть утра на сцену поднялся пионер Колесников, потерявший из виду жену и совесть, и объявил собравшимся тягостную весть: — Случилась беда, — сказал Колесников. — Похищено знамя лагеря.
Так как на это горькое сообщение практически никто не обратил внимания, Колесников постоянно мучился похмельем и был резок с людьми. В конце концов ему пришлось признаться, что знамя он спрятал на крыше туалета, но поскольку их на территории базы отдыха несколько, судьба штандарта до сих пор остается для него загадкой.
На фоне этого беспорядка выгодно, конечно, выделялся мусульманский журналист Арифджанов Рустам Мустафа оглы, прибывший в середине смены из братского Бишкека с заседания турецкой компании «Туркселл» и кыргызской компании «Кыргызтелеком», где стороны удачно договорились о том, что неплохо было бы устроить в Кыргызстане сотовую связь, после чего разошлись по домам. Арифджанов был необычайно важен, поскольку привез из Бишкека восемь литров кумыса. Кумыс он предлагал пить каждому, но все отказывались, и Арифджанов вынужден был выпить все сам, отчего его мутило и он делался похожим на работника горкома партии, уволенного за растление малолетних.
Первые трудности, понятно, начали проявляться одновременно с чувством голода, вызванным полным отсутствием столовой. В распоряжении пионеров были только десять килограммов омерзительных сарделек «Дачные», рассыпавшихся при попытке употребить их в пищу, ящик макарон, 15 банок тушенки, склянка соуса «Чили», килограмм соли, пять кило картошки и 20 картонных пакетов йогурта «Фруктовый персик-манго». Но именно все эти непростые фрагменты бытия и сплотили добровольное поселение в единое целое.
Лагерь терпеливо варил макароны в эмалированных тазах, кушал йогурт, шел на занятие волейболом и стрельбой из спортивного лука, который взял с собой вероломный буддист-популист Евгений Атанов, танцевал вечерние танцы под музыку Юрия Антонова и ВИА «Самоцветы», проводил конкурсы художественной самодеятельности, а ночью мазался зубной пастой. Пасты на второй день из-за этого не стало, и все надежды на гигиену рухнули окончательно. Но недостатки санитарии отчасти все-таки компенсировал водоем в виде Истринского водохранилища, в который регулярно погружалась пионерская организация.
Все эти картины надругательства над здравым смыслом с интересом наблюдала администрация базы отдыха и взятое в пионерлагерь детство. Заряжаясь от родителей созидательной энергией, добрая многоголосая детвора сначала отрывала пойманным лягушкам ноги, а потом взялась мучить собак, выполняющих на базе отдыха охранную функцию. Администрация же, не видевшая пионеров последние пять лет, регулярно посещала танцы и общелагерные мероприятия. Понятно, что после этого дети и администрация сформируются как личности и станут настоящими защитниками Родины, впитавшими в себя опыт предыдущих поколений. И этот опыт бесценен, ибо под конец смены из взрослых пионеров выросли настоящие герои.
Их биографии будут вечно помнить москвичи и другие жители планеты. Одну из этих биографий мы незамедлительно доносим до широкой общественности.
Биография пионера-героя С детства Валерий Панюшкин рос нелюдимым лысеющим мальчиком, который боялся темноты. Когда Валера как следует вырос и ему исполнилось 24 года, он решил бороться с этими недостатками. Дело в том, что Валере очень хотелось есть. Для этого ему надо было попасть на кухню, где в сковороде под крышкой лежали три свиных котлеты. Но на кухне не работала лампочка, и поэтому там всегда было темно. К тому же на кухне сидела его жена и охраняла котлеты. Чтобы поесть, Валере нужно было побороть страх перед темнотой и научиться по-человечески говорить с людьми или хотя бы с собственной женой.
И вот, чтобы воспитать характер, Валерий однажды забрался в большой просторный сундук и решил там привыкать к темноте, а заодно потихоньку учиться говорить.
Со временем Валере исполнилось *28 лет, у него появился сын и новая интересная работа журналистом.
Однако никто его никогда не видел, поскольку Валера не выходил из С4 сундука, считая, что недостатки изжиты еще не полностью. Прямо в сундуке его и привезли в пионерский лагерь.
Здесь и случилось чудо. Однажды ночью Валерий впервые за последние четыре года вылез на свежий воздух и поехал на попутной машине за пивом, чтобы утром отпраздновать с друзьями свое избавление от недостатков. Он был теперь настолько бесстрашным и разговорчивым, что привез целый ящик пива, и все пионеры очень радовались этому поступку. Под конец праздника кто-то догадался взглянуть на этикетку. Все пиво оказалось безалкогольным.
Когда Валеру поймали, его снова посадили в сундук, заперли на ключ и поместили в музей боевой славы лагеря. На сундуке сделали надпись: «Здесь живет Валерий Панюшкин, который не боится темноты». И теперь, когда мимо сундука проплывают пароходы, они отдают Панюшкину свой лучший пароходный салют.
Страшная история на ночь Понятно, что отчет о пионерском лете был бы неполным, если б мы забыли напоследок, перед сном, рассказать вам страшную историю, от которой леденящий ужас поселяется в сердце человека и он никогда уже не приходит в себя.
Вот вам эта страшная история.
В одном черном-черном городе жили черные-черные люди. Черной-черной ночью по этому городу ездил гроб на колесиках, и все его боялись. Никто не выходил на улицу, не пел песен и не играл на гитаре. И поэтому мысли у всех были черные-черные. И вот однажды черным-черным днем гроб на колесиках ехал-ехал по этому городу и уехал совсем. И все сразу стали выходить на улицу, петь песни и играть на гитарах. И им стало счастье.
Потому что это наш город.
ОРГКОМИТЕТ, фото ЕВГЕНИЯ АТАНОВА и АЛЕКСЕЯ ФЕДОРОВА
P. S. Письма из пионерского лагеря, обнародованные в этой заметке, являются подлинными документами эпохи. При перепечатке ссылка на журнал «Столица » строго обязательна.
Журнал «Столица», номер 11 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-11
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?