•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Гербическая сила

Гербическая силаНа этой неделе Московская герольдия представит на утверждение мэру Лужкову гербы двух административных округов — Южного и Восточного.
Если градоначальник их одобрит, то районные символы внесут в московский геральдический реестр. Там уже числятся семь гербов — самой Москвы и шести ее муниципальных округов. А всего у нас в городе может быть 140 гербов — по числу территориальных единиц. Процесс районного герботворчества в полном разгаре. Впрочем, к грядущим юбилейным торжествам он не имеет никакого отношения.
Дело сугубо добровольное. Захочет округ иметь знак отличия — его представители вынесут свой эскиз на суд герольдии, а та уж посмотрит, соответствует ли он признанным канонам.
Нет — никто заставлять не будет. Тем не менее многие территориальные единицы, а также отдельно взятые горожане торопятся обзавестись гербами. И вот что из этого получается.
У Москвы есть свой Борисов Районными гербами у нас занимается Московская герольдия. Ее еще в 1995 году учредили.
Сразу после того как приняли закон о столичном гербе и флаге. Постоянного помещения и штата с зарплатой новому ведомству, конечно, не выделили.
И теперь для того чтобы связаться с ним, надо звонить в Центральный музей физкультуры и спорта на улице Казакова. Потому что именно директор этого музея Игорь Владимирович Борисов и руководит Московской герольдией.


Правда, официально он называется сопредседателем. А в напарниках у него Валерий Павлинович Шанцев. Но вице-мэр, конечно, человек занятой, в геральдике, прямо скажем, не силен и общался с Игорем Владимировичем по поводу городской символики всего один раз. Впрочем, Борисов в подсказках особо не нуждается. Он гербами уже 40 лет занимается, диссертацию по этой теме защитил, книгу выпустил. Редкий специалист. Ученых-геральдистов в Москве ведь вообще едва с десяток наберется. В Питере чуть больше (там почва для исследований благодатней).
Кстати сказать, Игоря Владимировича московские власти через Эрмитаж разыскали. Позвонили туда из столичной мэрии. Не поможете ли, говорят, нам подобрать сведущего человека? А в Эрмитаже отвечают: «Да что же вы в Петербурге ищете, если у вас свой Бо- Щ рисов имеется?» Так и стал Игорь Владимирович главным московским геральдистом. Не из-за денег согласился (их, повторяю, ему никто и не предлагал), а потому что обидно ему было за российскую геральдику. При Советской власти она совсем в загоне была. Не нуждалось первое в мире государство рабочих и крестьян во всех этих дворянских изысках. Герб СССР и тот с грубым нарушением был выполнен. Где это видано, чтобы щит, обязательный элемент, на гербе отсутствовал? А гербы городовтружеников? Намешают в кучу атомные ядра, молотки отбойные, колоски да реторты.
Смотреть противно.
И сейчас, что интересно, то же самое происходит. Как только предложил Борисов административным и муниципальным округам своими гербами обзавестись, так и посыпались на него проекты с изображениями технического инвентаря. Вот, например, приходили недавно представители муниципального округа «Текстильщики». Что вы думаете они придумали на своем гербе изобразить? Ни за что не догадаетесь — корпуса АЗЛК.
Огорчился, конечно, Игорь Владимирович, взглянув на такой герб, но вида не подал.
А мягко посоветовал ходокам, если уж им так этот завод дорог, поискать какое-нибудь аллегорическое его изображение. Ну, скажем, кентавра на гербе нарисовать. Чтобы олицетворял он запредельную мощь и скорость, которыми славятся автомобили «Москвич».
Текстильщики обещали над предложением подумать...
Пять гербов дворника Желтова А началось все осенью прошлого года. Игорь Владимирович тогда разослал по округам письма — предлагал поразмышлять о создании собственных гербов и сообщал, что «гербовая эмблема должна напоминать жителям о древних традициях того места, на котором находится современная территориальная единица, оживлять эмблематическую гамму столицы, воспитывать чувство малой родины, поднимать авторитет территориального общественного самоуправления».
Первым уже в марте нынешнего года свой герб утвердило Митино. Вторыми были западные дегунинцы. Там местные власти через газету «Аихоборье» объявили конкурс на лучший герб. Супрефект Сергей Галактионович Титов сразу граждан честно предупредил — денег в округе не густо, вознаграждений за труд ждать не стоит. Но граждане все равно откликнулись. Рисовали кто чем — карандашом и ручкой, фломастером и рейсфедером, гуашью и чернилами. Один активный общественник, дворник РЭУ-11 Владимир Иванович Желтов, аж пять гербов предложил. А когда набралось таких вариантов 20 штук, отнесли их дегунинцы в герольдию.
Супрефект Сергей Галак- j тионович Титов ратовал за тот вариант, на котором было | изображено сразу все: рос- * сийский флаг, московский флаг, церковь, высотное здание, зеленый крест, змея, чаша, книга, циркуль, весы, гиря, волейбольный мяч, сетка, электровоз, рельсы, шпалы и семафор. Вот он, сегодняшний день Западного Дегунино! Но Игорь Владимирович этот герб отверг. А заодно и почти все остальные. И объяснил дегунинцам вот что. Во-первых, герб должен располагаться на щите, а не просто болтаться в воздухе. Во-вторых, сам щит должен напоминать зубец кремлевской стены. Это и символично, и удобно: нет нужды писать на таком щите слово «Москва». И так понятно. Тем более что согласно геральдическим традициям на гербе вообще не должно быть буквенных изображений. Одни только символы и аллегории. А название округа пишется на ленте.
В итоге изо всех предложенных дегунинцами вариантов отобрал Игорь Владимирович работы только одного конкурсанта — Владимира Николаевича Ковалева. Тот, хотя и не художник по образованию, а строитель, но как узнал, что не хватает району герба, тоже решил в соревновании поучаствовать.
Долго дорабатывал свой эскиз Ковалев, раз десять еще в герольдию на консультацию являлся, но наконец получилось. На фоне белого щита две голубые ленты, в основании — красный зубчатый столб, в центре — дерево.
Все глубоко символично. Белый фон олицетворяет прохладный климат севера столицы.
Голубые полосы — местные речки Лихоборку и Бусинку. Зубчатый столб — откосы Спиркина оврага, исторического дегунинского центра. Ну и, наконец, дерево — древо жизни, символ многочисленных медицинских учреждений района. Таких, например, как Производственное протезно-ортопедическое объединение.
Этот герб и утвердили. Сначала герольдия, потом префект Северного округа. Теперь он значится в московском геральдическом реестре. Вместе с гербами других пяти муниципальных округов— «Митино», «Ховрино», «Вешняков», «Тимирязевского» и «Южного Тушино». А еще около 60 муниципальных округов сдали свои эскизы в герольдию и теперь ждут решения.
как это Гораздо хуже обстоит дело с гербами в округах административных. Тут только два экземпляра практически готовы — в Южном округе и Восточном. На следующей неделе их на подпись к мэру понесут. А до тех пор Борисов о них предпочитает не распространяться — вдруг Юрию Михайловичу не понравится? Говорит только, что на гербе Южного округа изображен Свято-Данилов монастырь, резиденция Патриарха. А у восточных жителей — лосиная и соколиная головы. Потому что именно на территории нынешнего Восточного округа до XVIII века имели обыкновение охотиться русские цари.
Вот и все. Остальные административные округа пока молчат. Зеленоград, правда, попытался себе герб изготовить. И даже художника для этой цели подыскали. Но после того как творец запросил за работу две с половиной тысячи долларов, зеленоградцы решили, что с гербом можно и повременить.
Глубоко личное Впрочем, теперь не только районы могут гербы себе заказывать, но и самые обычные горожане. Сейчас с этим делом попроще стало. Не то, что до революции. При проклятом царизме в этом отношении довольно жесткие правила существовали. Гербы могли иметь только дворянские фамилии, да и то не все. Их либо государь жаловал за особые заслуги перед Отечеством, либо семья сама обивала пороги канцелярий с прошениями. И каждый родовой герб самодержец утверждал лично.
А сейчас личные гербы разрабатывает и утверждает Русская геральдическая коллегия, возглавляемая специалистом по военной геральдике и символике подполковником Игорем Станиславовичем Сметанниковым. С 1991 года его ведомство изготовило больше 400 гербов. Для банков, школ, торговых компаний и, конечно, частных лиц. В основном гербы заказывают военнослужащие. Такова традиция. Реже — предприниматели средней руки, чьи фамилии никому ни о чем не говорят.
— Так что же, — поинтересовался я у подполковника Сметанникова, — герб любой желающий получить может? Оказалось, что нет, не любой.
Армигерами (гербовладельцами) могут стать только хорошие люди. А как хорошего человека от плохого отличить? Для этого заказчику надо заполнить анкету. О себе рассказать, своих родителях, увлечениях. Коллегия потом эту анкету рассматривает и решает, кому герб можно давать, а кому нет. Правда, за шесть лет всего одного нехорошего человека выявить удалось.
Подполковник Сметанников имени его не называет, но об обстоятельствах дела рассказывает довольно охотно. Тот заказчик требовал, чтобы герб ему нарисовали непременно на княжеской мантии. Дескать, титул этот даровал ему российский император Алексей Брумель. Князя признали за самозванца и герба ему делать не стали. А вообще-то, дворянские гербы находятся в ведении Департамента герольдии Российского дворянского собрания. Но там простолюдинов не ждут.
Другое дело — Русская геральдическая коллегия. Перед ней все равны. Национальность, вероисповедание и профессия никакого значения не имеют. Плати только деньги — от ста долларов и выше, и будет тебе герб. Впрочем, несколько экземпляров геральдисты бесплатно сделали. Например, к юбилею Людмилы Ивановны Касаткиной. Проект нарисовали, актрисе продемонстрировали. Та говорит: «Все замечательно, только вот что-то не пойму, к чему бы здесь кит на щите?» Ну как же, разъясняют художники: Касаткина — вот и кит-касатка. Так уж исторически сложилось, чтобы на гербах фамилию владельца доступными художественными средствами отображать. Однако неувязка вышла. Дело в том, что на родине у Людмилы Ивановны в Смоленской области китов не водится.
Зато имеются ласточки-касатки. Отсюда и фамилия. Но ничего, исправили положение. Заменили кита на птицу, и все довольны остались.
Еще подготовила коллегия герб для министра внутренних дел Куликова. Тоже хотели было его «говорящим» сделать — кулика на нем изобразить. Но министр воспротивился. Что это, сказал, за примитивизм? Получается что Куликову — кулик, Рыбкину — рыбу. А Хренникову что тогда? В итоге сошлись на Куликовом поле — зеленом гербовом фоне с русскими доспехами. И с фамилией созвучно, и воинственно. Главный милиционер страны ведь потомственный солдат.
А вот еще был клиент у коллегии — попидол Андрей Державин. У него герб очень важный получился. На щите, конечно, лира изображена, а по обеим сторонам — щитодержатели. На первый взгляд пустяк, но в кодексе коллегии четко прописано, что щитодержатели присваиваются армигеру только «в исключительных случаях по специальному решению».
— Какой же исключительный случай произошел с Андреем Державиным? — удивился я.
— Ну, он сумел пробиться, это уже заслуга, — не слишком уверенно ответил мне Сметанников, герольдмаршал, канцлер святого Михаила. — Ведь сколько у нас в России певцов неизвестных! А он смог...
И еще об одном армигере хочу сказать. О Юрии Михайловиче Лужкове. У него на гербе, естественно, изображено зеленое поле (проще говоря, лужок), имеется также Георгий Победоносец (Георгий — Юрий и есть) и лавровый венец — символ славы. Правда, сам мэр о своем армигерстве пока не подозревает. Сметанников градоначальнику навязываться не хочет: неудобно. Но как только представится удобный случай, Игорь Станиславович обязательно Юрию Михайловичу его герб покажет.
Родовой позор Надо сказать, что к личным гербам у геральдистов отношение сложное. Игорь Владимирович Борисов, к примеру, к ним относится с подозрением. За какие это, говорит, такие заслуги они выдаются? Каковы критерии? При царе вот, перед тем как герб составить, род до седьмого колена шерстили. А сейчас что? Анкетку заполнил — и вперед.
Сметанников при этом не скрывает, что анкет этих никто не проверяет: пиши в них, что Бог на душу положит. Родовой позор никто в таких гербах не отмечает. Дескать, сын за отца не отвечает. А это неправильно.
Что такое родовой позор? Сейчас объясню. Прямо на примере личного герба-экслибриса Игоря Владимировича Борисова. Он его сам для себя изготовил. По всем правилам.
Так вот. Помимо всего прочего изобразил Игорь Владимирович на своем гербе еще и рыцарский шлем в трещинах. Для непосвященного человека это не больше, чем стилизация под старину. Для знающего — целая история. Вот такая.
Отец Борисова, казак Андрей Романович Ильин, рубил красных на фронтах гражданской войны, пока шашка не затупилась. Вместе с Врангелем ушел из Крыма. Жил в эмиграции. А потом вдруг попросился обратно.
Стал советским разведчиком, сменил имя. В 1939 году был обвинен в шпионаже и расстрелян.
Теперь поняли, что трещины на шлеме означают? Родовой позор. Нарушил отец присягу царю. И сын его, если он, конечно, человек чести, это обстоятельство обязательно должен в своем гербе отразить. Таковы рыцарские традиции.
В общем, Игорь Владимирович и к себе строг, и другим спуску не дает. Просто так ни один московский герб не утвердит. Не мы каноны геральдики придумали, не нам их и ломать. Так он считает. А иначе зачем было огород городить?
СЕРГЕЙ ШЕРСТЕННИКОВ
Журнал «Столица», номер 11 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 4
Номер Столицы: 1997-11
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?