•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Секреты подмосковной эротики

Американская порнозвезда Стефани Эванс из Флориды объявила, что снова собирается посетить IIoAMOScowbe в ходе своего всеамериканского турне. По оценкам экспертов, ее noAmoscowHbm недельный заработок достигает 20 тысяч долларов. В Москву Стефани заезжать не будет за неимением в последней специально оборудованных для нее площадок — не в баре же у Джима Кеноски выступать, в самом деле. Там его дети летом трудятся, помогают папе спаивать народ...
Никто во всей округе не умеет так, как Эванс, пускать организмом струю воды на 30 футов (почти десять метров), набрав ее предварительно не скажем куда. Как обычно, девица Эванс будет выступать в русском джентльменском стриптиз-клубе Grandview, что по дороге из Москвы в Нью-Йорк. Здесь уже вывешено ее фотоизображение, сделанное в момент, когда струя начинает свой сверкающий полет. Представляю, какое будет столпотворение. И так клуб даже в будни по вечерам полон! Grandview называется русским клубом не из-за посетителей. Его хозяин Семен (можно просто Сэм) Хробучак — наш земляк. Впрочем, о его происхождении говорит только характерное русское широкое лицо с народным носом. По-русски, как это обычно бывает со вторым поколением эмигрантов, — ни слова. Не пьет водки, не ругается матом, не ищет правды и не желает ни спасать, ни обустраивать мир. Вместо всего этого он тихо и честно трудится в сфере эротического обслуживания населения, управляя голыми девушками. В отношениях с ними у хозяина не бывает проблем и неожиданностей, поскольку в заведении неотлучно присутствует его жена Тина.


— Сэм! — интересуюсь я, — как вы готовитесь к гастролям? Охрану берете дополнительную, металлоискателей пару небось думаете поставить, а? Или, к примеру, девочек потрогать кто-нибудь вздумает? — Да ну, такого у нас отродясь не бывало, приличное ж заведение! — обижается за мужа Тина. — Там дядечка у нас на входе собирает с посетителей по десять долларов, вот и все предосторожности.
Девушек тут трудится десять. Есть просто чудесные, а есть — так.
По общему мнению как посетителей, так и хозяев, наипервейшая красавица тут — Хэзер. Такая Барби-брюнетка в натуральную величину, только живая. Хэзер замужем, у мужа свой строительный бизнес. Она, правда, зарабатывает больше, и потому с дочкой по вечерам сидит супруг. (По экспертным оценкам, за вечер можно наличными снять до 1500. Делиться ни с кем не надо, даже с хозяевами. Их прибыль — только от входной платы.) Вообще же, Хэзер студентка: учится в университете, на бухгалтера.
Достоинств всех местных специалисток не перечислишь. Вот, к примеру, Деджа. Главное в ней, что она блондинка — не толстая и не тонкая, не вамп, но и не гимназистка. Просто симпатичная девушка средней американской наружности, что в ней, видимо, и ценно.
Или вот возьмем Викторию. Черненькая такая. Не в смысле брюнетка, а вообще, полностью. Очень, надо сказать, гибкая. Что вытворяет! Дружок у нее русский, лет десять как приехал. Отношения у них серьезные, но Виктория боится, что его строгая семья узнает, чем она занимается.
Переживают ли стриптизерши, что избрали такой способ зарабатывать деньги (как уже говорилось, неплохие)? — Я все-таки чувствую себя отчасти виноватой: церковь ведь не одобряет публичной наготы, — рассказывает Тина, хозяйка.
Ей около пятидесяти, она осанистая, с высоко поднятой головой, благородными чертами лица, чистым взглядом. Приличная полька из католической семьи, мать семейства.
— Но, с другой стороны, я ж плохого ни ч е г о н е Д е л а ю - Вольностей никаких мы тут не допускаем, девушки себя блюдут. Они все серьезные: медсестры тут есть у меня, учительницы, некоторые в колледжах учатся, иные замужем, а у кого и дети.
Происходит это так. Клиент заходит, уплативши червонец, и поначалу направляется в бедную пустую комнату типа бывшей советской пивной, чтобы глотнуть перед представлением. Потому что, с одной стороны, кто ж трезвый ходит на стриптиз, а с другой — закон штата Пенсильвания не велит выпивать в процессе стриптиза.
Значит, попили — ив зал. А там арена типа цирковой, только поменьше и прямоугольная, с бортиком.
Девицы по очереди заскакивают в этот загончик, под музыку стягивают платье, какое есть, и остаются только в одних туфлях и подвязке на одной ноге. Далее под музыку они двигаются, как умеют, предъявляя разные части тела посетителям. Если какому-нибудь зрителю эти части приглянутся, он тогда подойдет к бортику и положит на него свою трудовую долларовую бумажку. Девица, как увидит купюру, сразу к посетителю подойдет и чуть ли не минуту будет демонстрировать все самое интересное ему одному.
Так что всякий эрогенный орган (если кому интересно) может быть рассмотрен с великой тщательностью. Далее гражданка поставит на бортик ногу, оттянет подвязку, и клиент туда двумя пальцами заложит другой трудовой доллар. Вот такая занимательная анатомия. Недорого, кстати.
Еще бывают так называемые танцы. В углу зала установлены кабинки, похожие на телефонные, только без двери. Клиент за 20 долларов садится в такой кабинке на стул, а девица перед ним как бы пляшет. В том смысле, что музыка играет, барабаны бьют, а она ему опять все показывает и даже подносит к самым очкам. Старается, молодчина, изо всех женских сил. Хорошо. Но тесно, конечно. И довольно глупо. Сидишь ты, например, в очках, а тебе прямо в них показывают задницу. За кровные, значит, 20 долларов. Довольно обидно.
— А дочек ты пустила бы работать стриптизершами? — интересуюсь я у Тины.
— Если деньги нужны, отчего ж не поработать.
— А что у вас там за комнатки подозрительные на втором этаже? — Это? А, так тут раньше гостиница была, вот они и остались.
Кто-нибудь из девушек ночует, если ехать далеко. И гастролерша Эванс там останавливается. Ну та, что со струей из... Прости, Господи. А за ней еще девчата подъедут из «Пентхауза», и еще из «Плейбоя», так что всем места хватит. А вольностей у нас нет никаких.
Последнюю фразу с угрюмым лицом выслушал Гэри, хозяйский сын, неженатый лысеющий юноша под 30, который протирал стаканы в безалкогольном баре внутри заведения.
— Да, такая она, — говорит он, — мои дружки, когда тут бывают, просто от зависти помирают. Нам, говорят, несолоно хлебавши по домам, а ты тут со всем гаремом кувыркаться будешь! А на самом деле я тут посуду мою.
— Да брось ты, сынок! — утешает его папаша, старик Сэм. — Какая разница, на чем бизнес делать? Девки эти — все равно что, к примеру, картошка. Ни капельки не волнуют. Я-то жизнь знаю, все-таки шестой десяток на свете живу.
Очень интересный народ, эти американцы. Прости, конечно, Господи.
ИГОРЬ СВИНАРЕНКО
Журнал «Столица», номер 11 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-11
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?