•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Собачки Ани с нами больше нет

Роль собачек в истории изобразительного искусства трагична. Потому что победители — кошечки.
Со всей очевидностью это продемонстрировали две выставки, открывшиеся недавно на Волхонке. Первая — галантерейная экспозиция «Дух мелочей прелестных и воздушных...» — посвящена французскому искусству XVIII века. Она размещается в Белом зале ГМИИ им. Пушкина. Вторая — «Взгляд современника» — разворачивает перед зрителем внушительную коллекцию нашего современника, фотографа, поэта-романтика Евгения Нутовича. Ее можно посмотреть в Музее личных коллекций.
Что сказать о прелестных французских мелочах? Да, грубая жизнь теперь пошла. Безжалостная практически. Нет уже былой тонкости чувств, свойственной последней четверти XVIII века. Ни тебе здрасьте-пожалуйста, ни бланманже. Бывает, так устанешь от жестокой сутолоки существования, что никаких выходных не хватает, чтобы припасть к спасительному источнику изячного и воспрянуть обновленным. Да и где такой источник сыскать? Но вот научные сотрудники Пушкинского поскребли по сусекам и представили вниманию изголодавшегося по галантности зрителя достаточное количество картинок с умилительными сюжетами. Художники выставлены мало кому известные, но состоявшие в близком знакомстве с такими бесспорными знаменитостями, как Ватто, Буше, Шарден и Фрагонар.
Смысл многих сюжетов не сразу доходит до сознания нашего современника. Поэтому каждый экспонат имеет сопроводительную записку. Так мол и так: утонченной светской даме стало дурно. Глаза ее закатились, тело обмякло. Не менее утонченный кавалер ищет выход из сложившейся ситуации... Понять, действительно, непросто.


Братскую помощь в составлении экспозиционного букета Пушкинскому оказали Оружейная палата, а также музеи Останкино и Царицыно. Наряду со всякими пудреницами и маникюрными наборами в одной из витрин были замечены предметы чайного сервиза, подаренного Наполеоном Бонапартом Александру I.
Знакомый антиквар в умилении всплеснул руками: — Тысяча восемьсот седьмой год, а уже ампир! Ведь чистый ампир! Дескать, рановато для смены стилей.
— Так все правильно, — ничуть не удивился я, — неудобно было дарить вещь ненужную и немодную. Не срамиться же на всю Европу.
Присутствовавшие на открытии экспозиции антиквары, критики и журналисты сошлись во мнении, что первое место по силе воздействия галантного сюжета на зрителя необходимо отдать «Триумфу кошечки» (1780-е). Эта картинка принадлежит кисти Маргариты Жерар, много чему научившейся у самого маэстро Фрагонара. Легкомысленная дамочка в шелках нежно прижимает к груди здоровенного кучерявого котяру с тупым выражением на совершенно песьей морде. Снизу на все это с тоской взирает мелкая беленькая собачонка и как бы говорит хозяйке: «На какого же ты, мать, сфинкса меня променяла?!» Ничего особенно грустного из жизни собачек я не ожидал встретить, отправляясь смотреть коллекцию Нутовича в Музей личных коллекций. И каково же было мое удивление, когда я лицом к лицу столкнулся с эпическим шедевром Ильи Кабакова «Гибель собачки Ани» (1973).
Евгений Нутович начал собирать свою коллекцию в конце 50-х, когда работал фотографом в Третьяковке. Не имея возможности платить за картины, он безвозмездно выполнял фотоработы для авторов, а те в знак признательности дарили ему свои произведения.
Первым отблагодарить Нутовича додумался Оскар Рабин. Так и собралась потихоньку коллекция авторов, не востребованных официальными собраниями советского времени.
«Довели животное, коммунисты несчастные, — думал я, глядя на то, как продукция советской тяжелой индустрии — самолеты, паровозы, автомобили — мрачно нависла над худенькой Аней, готовя ей несомненную гибель. — Неужели нет хотя бы одного художника, который протянул бы руку помощи несчастным тварям?»
Колесом воспользовался РУБЕН МАКАРОВ
P. S. И что вы думаете? Оказалось, есть такой донкихот! Свою мраморную собачку он снабдил отличными железными шипами и прозвищем «Сфинкс».
Зовут добряка Дмитрий Тугаринов. Его работу я видел в Саду скульптуры на задах ЦДХ.
Журнал «Столица», номер 11 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-11
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?