•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Настырные запахи июля

Как говорится, не все коту масленица. В смысле, что с пятого на десятое июля успели поджариться на солнышке, заполучить законную дозу ультрафиолета, а теперь хоть и рано, но придется жить воспоминаниями. Временный, будем надеяться, тайм-аут взяло лето.
Но вспомним, чем пахнет июль? Нам, девушкам, это небезынтересно. Мелкой и кислой клубникой он пахнет, потому что только такая растет на наших подмосковных грядках. Этот аромат разносится по тамбуру пригородного поезда, так пахнут вокзалы и автобусы с надписью «Осторожно, дети». Дети, кстати, хоть и не злая собака, но их тоже следует обходить стороной. Нам все равно не ответить на их главный вопрос — о способах воспроизводства живой материи. Сами до сих пор толком не разобрались, откуда дети берутся. По крайней мере, в июле.
Еще июль пахнет чаем из пластиковой крышки термоса и фольгой от бутерброда с докторской колбасой. Та самая ароматическая субстанция, которая сопровождает наш пикник у дороги. Москва затыкает нос, чтобы не испортить обоняние от резких посторонних запахов; задерживая дыхание, поднимается на этом скоростном лифте: понедельник, вторник, среда... И в субботу плюхается на траву в любом малоиспорченном антропогенным влиянием месте и шуршит фольгой, бурлит чаем из термосов, глубоко дышит кислородом, чавкает колбасой.


Июль пахнет скупой мужской слезой на небритой мужской же щеке. Мужья, отправившие семейства за сто километров от Москвы, плачут в прозрачные пеньюары сидящих в троллейбусе девушек: горе-то какое, жена на даче, квартира пустует, душа просит... Девушки, будьте бдительны! Брошенные на грядках жены умышленно не стригут ногти — месть будет страшна.
На левом берегу Москвы-реки возле Крылатского моста поселились гости столицы — те, что без определенного места жительства. В июле они смогли определиться с местом в жизни. Стирают скудное белье в жесткой московской воде, сушат на берегу. Запах, прямо скажем, специфический. Но и он принадлежит июлю. Молодая бомжиха Маринка просит оставить покурить и сумбурно рассказывает, что подали они в загс заявку с водителем грузовика, а его мать Маринку из дома выгнала: мол, много ест. Смотрит, какой толщины масло на хлеб Маринка кладет, а сама собак бутербродами с паштетом кормит. Вот и живет здесь, а жених ей выпивку и закусь по вечерам носит. Летом хорошо, тепло. Здесь под каждым кустом готов и стол и дом. А вот что дальше делать? Отравить, что ли, этих собак? Не надо травить. Тоже ведь живность. У нас тут в редакции служба очистки забрала трехногого пса Рэма в рамках подготовки к 850-летию города. Добрый был пес, царство ему небесное. И чем он городу мешал? Надоела мне эта Москва со всеми ее запахами, со всеми ее юбилеями. Беру кредит в банке на покупку вертолета, чтобы не колесить по негуманным улицам. Взмыть в небо и плевать на все с высоты вороньего полета. Звоню в префектуру узнать насчет частных полетов, а они мне про то, что летать можно только военным вертолетам да Лужкову, а всякому сброду над Москвой не место. Обломали, короче.
Рожденный ползать садится за руль колесного средства передвижения и наконец понимает, что московский аромат — это самый сильный в мире наркотик. Самое токсичное и быстроусвояемое организмом вещество. Стоит уехать на день из этого города, лишиться его запахов, и начинается истинно наркоманская ломка. Абстинентный синдром.
Спать не можешь, аппетит пропал вовсе. Где мой московский июль? Тут он, никуда не делся. Видишь, твой сын весь в крови и зовет врача? Набрал в карманы джинсов войлочной вишни и театрально истекает клюквенным соком. Такое возможно только в июле.
ОЛЬГА ПЕСКОВА
Журнал «Столица», номер 11 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-11
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?