•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

А душу нельзя лишить движения

«Благотворительность — помощь, лицемерно оказываемая представителями господствующих классов эксплуататорского общества некоторой части неимущего населения с целью обмана трудящихся и отвлечения их от классовой борьбы». Большая Советская Энциклопедия, издание второе, том 5. В третье издание БСЭ понятия «благотворительность», «милосердие» не входят. Отсутствуют они и в указателях произведений классиков марксизма-ленинизма, хотя, что по этому поводу думали классики, выяснить нетрудно — жалкая подачка, средство обмана и притупления классового сознания трудящихся. Возможно, они и изменили бы свое мнение, узнав, сколько теперь в стране людей, нуждающихся в «подачке», в помощи, в милосердии. Но что теперь делать нам, забывшим эти понятия? Учиться, учиться, учиться. И учат нас приезжающие из-за рубежа, те, для кого благотворительность — смысл жизни, профессия, судьба. Целую неделю провела в Москве удивительная женщина — Джони Эриксон-Тада.
Первое, на что обращаешь внимание в ее облике, — то, как прямо и гордо держит она голову. Двадцать пять лет назад Джони Эриксон, вчерашняя школьница из Мэриленда, сломала шейные позвонки. Неудачный прыжок в воду сделал ее, стремительную и спортивную, инвалидом — почти полностью лишил движения и руки, и ноги. Очевидно, только душу нельзя лишить движения. И эту истину американка несет по всему свету — в проповедях, книгах, картинах, которые она рисует, зажав зубами кисть или карандаш, в песнях, записанных на пластинки.


Девочку назвали Джоанной, но отец за неуемный нрав и мужской характер прозвал ее Джони. Теперь это имя знает не только Америка, где Эриксон-Тада входит в Национальный совет по делам инвалидов при президенте Буше и представляет свою страну в комиссии ООН. Существует общество «Джони и ее друзья», созданное в помощь тем, кто получил жестокую травму, их семьям. Джони слишком хорошо знает, что пережила ее семья, чуть не потерявшая дочь, помогавшая девушке вновь обрести себя в беспомощности. Об этом трудном пути снят фильм «Джони», в котором она согласилась сыграть саму себя. А сыграть это — все равно что вновь пережить. Премьера фильма состоялась недавно в Доме кино, одновременно в Большом и Белом залах, потому что в один зал не поместились все зрители. А теперь фильм вышел в широкий прокат.
Она считает, что обрести себя ей помог Бог. Она рассказывает о себе спокойно и твердо, не скрывая пережитого и чуть смягчая рассказ иронией. В наше время трудно ошеломить сенсацией, но простое повествование Джони способно привлечь внимание любой аудитории в залах любых масштабов — от дворца спорта «Динамо» до гостиничного холла. Конечно, прежде всего она обращается к инвалидам. «Когда все это случилось, мы были в шоке, и я, и моя семья. Так же, как все семьи пострадавших, с которыми я встречалась. Несчастье не знает дискриминации. И в наших больницах я видела людей после внезапной травмы и их родных, которые все время проводили рядом».
Она не говорит «мужайтесь», но обликом, жестом, улыбкой, блеском глаз под-
тверждает: да, есть надежда. Возможно, потому ее хочется слушать. На пресс-конференции Джони едва справилась с волнением. Накануне она побывала в нашей больнице, но не делала выводов о российской бедности и неустроенности. Ее поразило другое: лицо парня с Кавказа, раненного в позвоночник на собственной свадьбе. «Я узнала себя, свое лицо». На секунду голос ее прервался.
Америка не всегда была милосердной — Джони напоминает об этом. Закон о защите инвалидов был принят лишь в 1990 году. Пятьдесят лет огромная страна шла к этому закону, и настаивали на его принятии прежде всего те, кто был в нем заинтересован. Объединяйтесь и учитесь защищать свои права, сказала Джони представителям ассоциаций инвалидов. Не ждите, что мир изменится в лучшую сторону моментально. Можно принять закон, защищающий права инвалидов, но нельзя научить любви и состраданию всех сразу.
А что с союзным законом о социальной защищенности инвалидов, принятым в конце 1990 года? Что-то не видно обещанных в нем пандусов и автобусов с подъемниками для коляски. Константин Лубенченко, руководитель Парламентского центра Российской Федерации, полагает, что опубликованный в 1990 году союзный закон можно взять за основу для разработки соответствующего закона России, и не отрицает, что инвалиды могли бы принять участие в его обсуждении. Должно быть лобби инвалидов в Верховном Совете, которое вместе с комиссией по правам человека преодолеет дискри^ минацию людей с физическими недостатками в обществе. Когда президент Буш подписывал закон об инвалидах, рядом с его столом сидели в колясках люди, много сделавшие для принятия этого закона, а за спиной стояла миссис Пирина — мать двоих детей-инвалидов, возглавляющая ассоциацию родителей. Так будет и у нас? Возможно, если К.Лубенченко и депутаты встречались с Джони Эриксон не из праздного любопытства.
...Она бесшумно подъезжает к микрофону... Немедленно рядом вырастает Кен Тада — муж и друг, к чьим моментальным появлениям за неделю привыкли все, кто окружал ее в эти дни. Джони благодарит миссию «Возрождение», пригласившую ее в нашу страну, благодарит министра социальной защиты населения Эллу Панфилову, пришедшую со словами приветствия. Она уезжает, оставляя фильм, картины -— удивительно ясные, выпукло выписанные, свои слова. Пусть они приезжают как можно чаще и собирают полные аудитории, миссионеры с Запада, деятельные, уверенные, милосердные. Может быть, вспомним и мы, что когда-то было в нас национальной чертой, да оказалось забытым.
Ксения КЛИМОВА
Журнал «Столица», номер 24 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-24
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?