•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Баку без линии фронта

Когда я брожу по узеньким, точно прищур китайца, старинным улочкам Баку (помните «Бриллиантовую руку»? Это здесь снимали!), когда я вижу в роскошных дворах этого города вывешенное белье — веревка протянута от одного дома к другому! — когда мы встречаемся с друзьями на веселой пирушке и произносим в честь друг друга бесконечные — искренние! — тосты, я понимаю, что Баку, как Москва или Париж, тоже мой родной город. Баку нужно увидеть сердцем! Тогда многое станет понятно. Конечно, сейчас Баку немножко другой, чем был прежде. Война сделала свое черное дело. Ее здесь проклинают все. О чем бы вы ни заговорили с бакинцем, речь тут же перейдет на Карабах. Но в общем-то жизнь продолжается. Цены в городе ниже, чем в Москве: каравай белого хлеба, например, стоит три рубля, проезд в метро — тридцать копеек...
Баку всегда был интернациональным городом. И по-прежнему здесь много армян, русских, лезгин... Живут. Нормально живут. Никто друг в друга не стреляет. Хотя, когда мы только собирались сюда, один наш знакомый сказал: «Куда вы лезете? Уже последнего русского выгнали из Азербайджана. Опасно там сейчас». Мы все-таки рискнули. Прилетели. И не пожалели. Ибо увидели все своими глазами. Увидели множество русских. Которые уж никак здесь не чувствуют себя национальным меньшинством. Вот картинки из бакинской жизни: идут рука об руку две подруги, русская и азербайджанка, что-то мило обсуждают. Или: русский пожилой мужчина невозмутимо отчитывает продавщицу-аборигенку за то, что та недовесила ему халвы... Согласитесь, испуганный человек — некоренной-то национальности! — в спор с продавщицей вступать не будет.
У русских в Азербайджане нет панического страха.


У азербайджанцев нет шовинистического настроения. Когда мы спрашивали у прохожих что-то по-русски, нам всегда по-русски и отвечали. С русскими хотят дружить. И простые люди, и высокие чины. Первый заместитель председателя Совета Министров Азербайджана Фейруз Мустафаев (теперь уже, правда, бывший), когда мы заговорили с ним об интернационализме (помните еще такое слово?), так разволновался, что даже отложил все свои важные совещания, долго с нами беседовал.
— Мудрейший сын азербайджанского народа Нариман Нариманов сказал, что великое счастье азербайджанцев в том, что мы связаны с русскими, с Россией. Я уверен, что так будет вечно. Мы все едины. И мы, конечно, должны развивать с Россией, с другими странами СНГ и дружеские, и экономические отношения, а не ждать гуманитарной помощи от Запада. Когда я слышу про эту гуманитарную помощь, я очень переживаю, даже потею...
Любезно нас принял и президент государственного концерна «Азер-нефть» Санан Али-заде. Разговаривали тоже о российско-азербайджанских отношениях.
— Сейчас мы в Россию нефть не продаем, — грустно заметил Санан Али-заде, — увы, за рубли продавать никак не можем. Республика и отрасль крайне нуждаются в валюте. Однако возможны между нашими странами бартерные обмены. В подобные отношения мы сейчас вступаем, например, с прибалтийскими государствами. Хотели бы вступить и с вашей страной. Мы отдаем себе отчет в том, что Россия — великий сосед. И традиционно дружеские отношения между нашими государствами должны развиваться.
Приятно такое слышать? Лично мне приятно. Но еще приятнее было, когда рабочие с нефтеразработок говорили нам о том же. И не просто говорили. Угощали тем же, что ели сами. Приглашали в гости. Все было, как в старые добрые «застойные» времена. Монтажники Юрий Данилов и Асад Асланов даже удивились нашему вопросу о национальных проблемах в бригаде.
— Что нам делить! — воскликнули они в один голос. — Железяки вот эти, что ли?!
Трогательным был рассказ Валерия Кузнецова (из той же бригады):
— Когда начались черные январские дни, наша соседка, азербайджанка, пришла к нам домой и сказала моей маме: «Лена, если вдруг у кого-то поднимется на тебя рука, если тебя начнут выселять — уедем из Баку вместе. Я тогда скажу, что я тоже русская!»
Люди остаются людьми. Даже в экстремальных условиях. И какая по большому счету разница — в Христа вы верите или в Магомета? В Баку так говорят: лучше спать в одном доме с иноверцем, нежели с неверующим. Главное, чтобы человек ВЕРИЛ. Верил в добро. Это главная человеческая вера. У бакинцев она есть. И ниточки дружбы не рвутся. Те же нефтяники Каспия, например, по-прежнему заключают договоры на поставку тракторов, запчастей с Щекинским, Челябинским заводами. Иначе нам всем не выжить. По одиночке-то. Вот еще конкретный пример. Не бакинский, правда, но все же... Наш товарищ Сахавад Джабраи-лов из Ленкорани. Это рядом с иранской границей. Сахавад — директор рыбоконсервного завода. Когда мы с ним встретились, он рассказал такую печальную историю:
— Еще несколько лет назад мы выпускали семнадцать видов продукции. Сейчас — только кильку в томатном соусе. И то с перебоями. У нас есть рыба; есть томатный соус.
И больше ничего. Дефицит — алюминиевая лента, крышка, подсолнечное масло. Все это раньше поставляла Россия. А теперь — нет. Конечно, нам не отказывают прямо. Но, скажем, Дмитровский завод так взвинчивает цены на алюминиевую ленту, что это воспринимается нами как вежливый отказ. И при такой цене на ленту кильку мы должны будем продавать по пятнадцать — двадцать рублей за банку. Разве это выгодно потребителю?
Конечно, это невыгодно ни азербайджанскому, ни российскому потребителю. Как невыгоден любой разрыв экономических и человеческих связей, как невыгодна вражда.
Нужно просто увидеть друг друга сердцем. Это же так просто!
Евгений СТЕПАНОВ
Журнал «Столица», номер 24 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-24
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?