•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Нельзя выбрасывать старые куклы

Посещать «Детский мир» и отделы игрушек в магазинах стало тоскливо. Особенно с детьми. Особенно когда проходишь по рядам с коммерческими и дидактическими играми типа «Естественный отбор». А потом в поле зрения ребенка обязательно попадает Барби или Синди. И как же им не попасть в поле зрения, если, кроме этих самых Синди-Барби, суровых дидактических игр и дорогих страшненьких машин, магазин ничего не предлагает. Дети клянчат: «Купи!» — в то время как у родителей, так же как и у дедушек с бабушками, эмоциональное начало борется с рациональным, и последнее, как правило, побеждает. Родители предпочитают выразить любовь к чаду каким-нибудь неденежным способом: например, обещанием купить игрушку в другой раз. При этом родители со светлой грустью вспоминают собственное детство. И хочется им вернуть прошлое не потому, что куклы тогда стоили в пределах червонца, а потому, что они были лучше, обаятельнее, симпатичнее, интереснее нынешних — прекрасных и недоступных, как звезды.
И завидуют, завидуют мамы и бабушки тем, кто может сделать куклу своими руками — такую, какую захочет.
У Елены Советовой сто сорок кукол «собственного производства». Недавно они демонстрировались на выставке в Солнцеве. Люди смотрели и удивлялись: а ведь сделать такое не так трудно. Чуть-чуть умения, чуть-чуть таланта, кучка лоскутков, нитки...


— У меня три, так сказать, серии кукол: мягкая игрушка, куклы из папье-маше и куклы, сделанные из старых, сломанных. Для таких достать «исходный материал» проще всего: много старых кукол осталось — спасибо маме — после меня, иногда друзья приносят. Часто нахожу голых лысых кукол на улице. Вообще, когда я вижу кукол, торчащих вверх ногами из мусорного ящика, сердце кровью обливается. Ведь есть вещи, которые делать нельзя. Я считаю, что выбрасывать старые куклы кощунственно. Я реставрирую их, подкрашиваю и использую их детали. Из деталей старых кукол получаются прекрасные «бабы на чайники», но можно сделать и совершенно новую куклу — с другим характером. Например, моей Тетке Чарлея я приделала голову от сломанного Карлсона. Такую куклу может сделать каждый, кто хоть немного умеет шить. Чтобы сделать мягкую игрушку, достаточно три-четыре дня. Правда, очень трудно с материалом. По идее, их надо набивать ватой... Хотя был еще один замечательный набивочный материал — мочалка по 17 копеек. Из нее и «волосы» хорошо получались, и «шерсть». Но сейчас этой мочалки нет ни за рубль семьдесят, ни за сто семьдесят рублей. Можно набивать обрезками ткани — но не всякую игрушку. Декоративную подушку, например, таким образом не сделаешь.
— Вы рассказываете, что это так легко, а на Арбате и в Измайлово самодельные игрушки стоят бешеных денег.
— Там, как известно, в основном продается товар для иностранцев — куклы в народном стиле. Я однажды тоже решила сделать такую куклу, и даже начала, но быстро поняла, что для этого надо сперва долго сидеть в библиотеке. А вообще по нынешним ценам сделать игрушку не так уж дешево: большая кукла из папье-маше обходится рублей в двести плюс одежда. Примерно столько же уйдет на мягкую игрушку с хорошей набивкой.
— А вы пробовали делать кукол на продажу?
— Пробовала, когда в семье был «финансовый кризис», но ничего хорошего из этого не вышло, потому что работа в самом начале застопорилась. А потом я решила, что вещь можно никому не продавать и оставить дома. Все сразу стало получаться, и через два дня была готова одна из самых любимых моих кукол. Вот сейчас я выполняю очень интересный заказ. Одна женщина принесла мне куклу, которую ее бабка выиграла в лотерею на трехсотлетие Дома Романовых. Эта красавица, вполовину человеческого роста, с фарфоровой головой. Ее надо совсем немного подреставрировать и одеть. Причем одеть, сами понимаете, не в лоскутки. Когда-то давно я предложила оформить витрину в кафе «Буратино» на Арбате. Но не вышло. Сначала мне предложили продать шесть больших кукол из папье-маше за 250 рублей. Я хотела всего-навсего сдавать их в аренду. Сказали, что нельзя. А потом выяснилось, что мои куклы «не соответствуют образам»: и Пьеро им показался похожим на Емелю, и Мальвина какая-то не такая. Да, мою Мальвину я сделала стервой. Так она стерва и есть, это вам каждый ребенок скажет: помните, как она учила Буратино, а потом еще наказала его. Но я не стала комплексовать по поводу «несоответствия образам», потому что дети никогда не путали моего Пьеро с Емелей, и вообще, им очень нравились куклы из серии «Золотой ключик».
— Сейчас многие делают кукол и игрушки, и то, что это хобби так распространено, — странно. Ведь, скажем прямо, от кукол в хозяйстве мало пользы. То ли дело работа с деревом: люди делают мелкую мебель, предметы быта — приятное с полезным совмещают.
— Да, куклы — это что-то вроде «искусства ради искусства». Но я не представляю нашей квартиры без кукол. Когда из ста сорока моих работ на выставку увезли восемьдесят четыре, я места себе не находила. Квартира сразу стала ужасно пустой. И на выставке они тоже, мне кажется, не очень хорошо смотрелись. Дело в том, что дома для каждой куклы есть свое место, для определенного места большинство кукол и делалось. Снежный человек Коля был сделан для угла на кухне, барон Мюнхгаузен — для серванта, ведьма на метле — для люстры, змеи — для наших замечательных труб под потолком. Я не могу .спокойно видеть голые стены и углы, поэтому куклы у нас висят, сидят и стоят везде: свободного места в квартире нет.
— Если бы вы управляли фабрикой игрушек, каких кукол делали бы под вашим «чутким руководством»?
— С выражением на мордочках. Пусть эти куклы будут на лицо уродцами, но пусть их рожицы что-то выражают: восторг, изумление, хитрость. С такими куклами детям интересно...
Елена АВЕРИНА
Журнал «Столица», номер 24 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-24
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?