•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

За что я не люблю этот город

За что я так не люблю этот город? Вот за что. Вчера в 23.40 я выглянул в окно. Внизу кто-то припарковал красный джип дверь в дверь с моей «шестеркой». Наверняка поцарапали. У нас в Кимрах за такое бы ноги повыдергивали. Я решил: спущусь. Заодно с собакой погуляю. Лифт не работал. Джип уже уехал (дверь мне действительно поцарапали). Теперь во дворе был милицейский «уазик», несколько домовых алкоголиков и трое милиционеров (также нетрезвых). Выяснилось, что лифт не работает, потому что там застрелили моего соседа. От прочих жильцов он отличался радиотелефоном и кавказской национальностью. В безумной Москве этого достаточно, чтобы тебе отстрелили полголовы в лифте.
Нетрезвые милиционеры выясняли у алкоголиков подробности. Ничего не добившись, решили вызывать МУР. И уехали. По приезде муровцы принялись расспрашивать алкоголиков. На меня
никто не обратил внимания. В Москве принято не обращать внимания на людей, пока им не отстрелят половину головы.
Я решил помочь МУРу. Рассказал про джип, про то, что сосед каждый вечер пил «Гиннесс», а недавно купил жене шубу. А потом до пяти утра объяснял этим уродам, откуда все знаю, зачем выглядывал в окно. Ложиться я не стал. Боялся проспать. Вышел из дому в 9.30. Лифт заработал. Но собака в него не шла.


Во дворе снова был «уазик», алкоголики и трое трезвых с утра милиционеров. Снова пришлось рассказывать про соседа, джип и осведомленность. Я сказал, что опаздываю. Меня обещали вызвать. Было два часа дня. Я решил ехать на трамвае. За поцарапанную дверь гаишники (воры и взяточники) по специальному распоряжению московского мэра сдерут три шкуры. Хотя кому это мешает? В Кимрах я ездил на битом «Москвиче » — и ничего. А Лужкову моя поцарапанная дверь не дает покоя.
Ладно. Трамвай проехал полпути, потом белая «шестерка» (как у меня) врезалась в столб, а трамвай — в нее. Я пересел на автобус.
Пьяный идиот с передней площадки (в Москве полно сумасшедших, при такой-то жизни) заорал: «Всем сидеть тихо». Я подумал: сейчас взорвет нас к чертовой матери. В Москве традиция — рвать
метро и троллейбусы к чертовой матери. Но тут нас тряхнуло на колдобине, мужик упал и заснул. А я вышел, покурил и взял такси.
К пяти был в редакции журнала «Столица » (я тут работаю). Пока писал заметку, два раза звонила жена. Говорила, что ночь на дворе и меня ждет милиция. Они опрашивают свидетелей: все жильцы дома, а меня нет. Это подозрительно, и милиционеры обещали не уходить, пока меня не дождутся. Я велел передать, что буду поздно, ждать не надо. И что угощать их нечем, потому что в Москве бешеные цены на продукты. На что милиционеры передали, что сыты и подождут на лестнице.
Я сдал заметку уже ближе к полуночи, на восемь часов позже положенного. Начальник новостного блока Петр Брантов, москвич с Цветного бульвара, пообещал меня за это уволить. Он метался по кабинету и так и кричал: «Уволить немедленно!» Немного успокоившись, москвич решил ограничиться строгим выговором, лишил меня премии и отправил домой. В метро я купил завтрашний «Московский комсомолец» и прочел заметку, как моему соседу отстрелили в лифте половину головы. В заметке сообщалось, что милиция идет по следу подозреваемого и в ближайшее время он будет задержан. Я понял, что речь обо мне, и вернулся на работу. Тем более что здесь тепло и работает телевизор, а дома кто-то забрался на крышу и украл антенный распределитель. В Москве это обычное дело.
СТЕПАН МУХИН , уроженец г о р о д а К и м р ы
Журнал «Столица», номер 0 за 1997 год
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-00
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?