•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Человек из Лапландии

Человек из ЛапландииКаждый год московские дети пишут Деду Морозу письма. Как и положено, наивные, трогательные и с грамматическими ошибками. Дети просят у Деда Мороза подарков. Они надеются на чудо. Но чуда не происходит. Письма московских детей в Лапландию скапливаются в Москве в отделе нерозданной корреспонденции Главпочтамта.
А потом уничтожаются. Их кромсают на мелкие кусочки специальным прессом.
Мы решили эту новогоднюю традицию хотя бы раз нарушить.

Мы поехали на Главпочтамт и попросили отдать детские письма с обратными адресами нам. Мы прочли эти письма, потом сходили в магазины и купили то, что дети заказывали Деду Морозу. Мы назначили шеф-корреспондента Алексея Митрофанова Дедом Морозом (он большой), а шеф-корреспондентку Екатерину Гончаренко Снегурочкой (она похожа).

Посадили их на редакционный «рейнджровер», загрузили в него заказанные подарки и отправили в город. Не скроем: мы не просто хотели осчастливить конкретных детей. Нам еще было чрезвычайно интересно узнать, как наши сограждане, москвичи, отреагируют на чудо? Готовы ли? Ждут ли? Поверят ли? Поэтому Дед Мороз и Снегурочка были твердо проинструктированы по поводу специальных условий их задания:
а) не предупреждать заранее ни самих детей, ни их родителей о своем появлении;
б) представляться исключительно Дедом Морозом и Снегурочкой, вести себя соответственно и на все вопросы отвечать, что приехали из Лапландии;
в) не нарушать этих условий ни при каких обстоятельствах.
Мы наряжены и готовы ехать. Борода трет Деду Морозу подбородок, Снегурочка пытается привыкнуть к косе. Мы нервничаем. Потому что едем на чудо. Это с нами впервые.
Москва и москвичи не подозревают о наших планах, поэтому в родном городе преобладает перехмур. Но у нас в багажнике редакционного «рейнджровера» уже заготовлено все, что нужно для исполнения чудес. Аккуратно упакованные коробки, пакеты, сюрпризы. Мы выглядим так, что нас примут или за чудотворцев, или за идиотов. Это как кому покажется. Наш фотокорреспондент Наташа Медведева в оранжевом. В образе Лисички. Снегурочка оглаживает подол голубой униформы.
Особенно впечатляет Дед Мороз в своем наряде шестидесятого размера. В шубе он похож на оперного Бориса Годунова, празднующего Новый год с боярами.

По дороге еще раз прокручиваем сценарий. Звоним. Если открывают, представляемся гостями из Лапландии. Если впускают, вручаем заказанный подарок. Дед Мороз требует: а) прочитать стишок или б) спеть песенку, или в) показать рисунки. Лисичка все это фотографирует. После непродолжительного общения сразу уходим. Если нас не ждут и стараются ударить тяжелым предметом по голове, вызываем оленей. Оленями у нас работают сотрудники службы безопасности «Коммерсанта».
— Что же будет с нами? — спрашиваем мы друг друга.
— Я знаю, что с вами будет, — говорит нам старший группы наших охранников Борис Романов. — Стучите вы в дверь и говорите: «Здравствуйте, дети! Я Дедушка Мороз. Я подарки вам принес!» Дверь открывается, на пороге большой папа. Он говорит: «Дедушка, а ну-ка отойди на пять шагов от двери и медленно, только очень медленно, положи свой подарок на пол. А теперь руки за голову и к стене. Так и стоять до приезда саперов. Борода из ваты!»
Этот сценарий нам не понравился.
— Наш город другой, — объяснили мы Борису. — В нашем городе живут умные, добрые люди, которые верят в чудо.
— В вашем, может, и живут, — сказал Борис со вздохом.

Антоша и «Лето»

«Здравствуйте, дорогой Дедушка Мороз! Пишет Вам Антоша. Я учусь во 2-м классе Б в 291-й школе. Учусь я хорошо. В свободное время хожу в карате, люблю рисовать. Приходите к нам в гости. Я очень хочу получить в подарок конструктор „Аего". До свидания».
Здравствуйте. Мы выходим из машины во двор пятиэтажки на Шереметьевской улице. Холодно. Дед Мороз пристроил на место свою бороду и пошел к Антону. Снегурочка, то и дело спотыкаясь на нервной почве, следовала за ним. Антон живет на первом этаже. Долго решали, кто будет звонить. Позвонила Снегурочка. За дверью послышалось движение.
— Кто там?
— Э-э-э. Это, знаете ли, вот... Дед Мороз
я, в общем.
— Кто?!
Дверь распахивается. Даже в глазок не посмотрели. Антон дома. В тесную прихожую вышла вся Антонова семья: смущенная мама, напряженный папа и онемевший мальчик.
— Заходите...
В квартире был беспорядок. Это была небогатая квартира. Ну уж какая была.
Мама Антона только что вышла из подпола, который они оборудовали на кухне, и расстроенно глядела на груду яблок в подоле.
— Вот, Дед Мороз, гниют, — сказала она, чтобы хоть как-то заполнить паузу. — Вам не нужно?
— Пригодятся, — ответил Дед Мороз.
Он поздравил Антона с Новым годом и затянул с ним популярную песню про елочку.
Мальчик от радости и неожиданности пел с удвоенной энергией.
Снегурочка в это время с неожиданной ловкостью схватила пробегавшую мимо кошку и крепко прижала ее к себе. Кошка кричала и вырывалась, но Снегурочка уверенно применяла к ней ласку.
— Люблю кошек, — сказала она мальчику.
— Мучить? — прямо спросил мальчик, проводивший в это время краткую презентацию своего художественного творчества.
От неожиданности Снегурочка разжала руки. Кошка, взвизгнув, укрылась под кроватью. Мальчику был вручен вожделенный конструктор «Лего». Он взвизгнул, практически как кошка, и навсегда скрылся в своей комнате.
— Вы кто, ребята? — шепотом спросила нас Антошина мама.
— Да из Лапландии мы, из Лапландии, — потирая оцарапанные руки, сквозь зубы говорила Снегурочка. — Не видно что ли? Ну все, нам к другим детям пора.
Антонова семья, так до конца и не поняв, что, собственно, произошло, молча открыла дверь и, видимо, так и осталась в недоумении.
А мы уже ехали дальше.

Мальчик, его папа и вездеход «Дакота»
Человек из Лапландии
«Дорогой дедушка Мороз! Я очень-очень хочу, чтобы ты принес мне вездеход „Дакота". Я учусь во 2-м классе, и у меня были тройки, и была одна двойка. И я обещаю, что во второй четверти будут одни пятерки. Я очень постараюсь».
Мы приехали на 16-ю Парковую улицу.
— Не нравится мне этот дом, — сказал один из оленей.
— Почему? — спросила Снегурочка.
— Не знаю, — нахмурился олень. — Ладно, посмотрим.
Нам открыли дверь. Трехкомнатная квартира. Ковры на стенах и голые полы. Привлекательный плакат с писающим мальчиком на двери туалета. Приличных размеров телевизор Sony в спальне.
Мальчик запрыгал от восторга.
— Я же вам говорил, что он придет! — крикнул он родителям.
К нам вышел папа с убедительным лицом.
Голова его была чисто выбрита, чего нельзя было сказать о лице. На шее поверх майки во всю широкую грудь покоилась золотая цепь.
— Приехали, — шепнула Снегурочка.
— Хау мач? — сразу спросил резкий папа у Деда Мороза. — Сколько стоит?
— Это подарок, — твердо сказал Дед Мороз.
— Я уж чувствую, — папа напрягался. — Ладно, сколько я вам должен за всю эту фигню?
— Нисколько. Мы из Лапландии.
Папа побледнел.
— Ясный пень. Откуда же еще? — повторил он задумчиво.
На лбу у него выступили крупные капли пота. У нас тоже.
— Джип внизу ваш?
— Наш! — подтвердил Дед Мороз. — Там нас ждут наши олени!
— Сейчас мои олени тоже подсосутся. На пяти таких джипах, — сказал папа. — На лоха рассчитывали? Совесть есть — через ребенка наезжать? Он-то чем виноват? Да еще под Новый год. Звери вы, вот вы кто!
В голосе папы звенело неподдельное отчаяние. Мальчик в обнимку с вездеходом вжался в стену. В дверном проеме замаячила тревожная мама.
— Да! — пискнула с перепугу наша оранжеватая Лисичка, которая по инерции щелкала фотоаппаратом. — Мы звери! Я Лисичка.
— Тогда я козлик, — сказал папа саркастически.
Мама мальчика зашептала Снегурочке:
— Ребята, если вы не оттуда, лучше скажите, откуда. Несчастье у нас в семье: он на продовольственной базе работает директором. Уже два года. Телефон наш засекречен, но все равно без конца звонят, угрожают. Ну и он, конечно, звонит, угрожает. Так и живем.
В разговор вмешался мальчик. Он зачарованно смотрел на нашу компанию. Он не слышал папу.
— Дед Мороз, — спросил он, — а у тебя вертолет есть?
— Есть, — сказал Дед Мороз. — Хочешь, в следующий раз привезу?
— Нет! — крикнул папа.
— Вы простите его, — шептала нам мама. — Если б вы пару лет назад к нам приехали, все было бы по-другому. Как у людей... А сейчас мы на осадном положении.
Олени внизу уже кусали удила.
— В следующий раз пойдем с вами! — постановили они.

Саша, Сережа, НКВД и ФСК

«Пишут тебе Саша и Сережа, мы в этом году вели себя хорошо. Саша просит у тебя велосипед и умную книжку, а Сережа коробку киндеров с сюрпризом».
Здесь дверь нам открыли сразу — мама Сережи и Саши.
— Ой, Дед Мороз! — обрадовалась она. — Проходите, пожалуйста, в гостиную. Сереженька здесь, а Сашеньке три годика, он спит сейчас.
— Сережа, предъяви рисунки, — начал было Дед Мороз.
— Какие рисунки? — закричал внезапно обнаружившийся отец семейства. — Если вы хотите увидеть настоящее искусство, сейчас же проходите в эту комнату!
В этой комнате он зашторил окна, поставил на пол большую чертежную доску с резным изображением святого, зажег под ней свечку.
— Это Илья Пророк. Я сам сделал.
Мы смотрели на Илью Пророка и на папу.
Вместе они стоили друг друга. Дед Мороз попытался снова обратить внимание на Сережу и попросил его почитать стихотворение.
— Какое там стихотворение! — опять закричал папа. — Лучше я вот что расскажу.
Мой отец, Сережин дедушка, — Герой Советского Союза. Он был летчиком. Испытывал крылатую ракету. Дедушка сидел внутри ракеты. Были тогда такие ракеты! Он взлетал на ней, разворачивался над Владивостоком, бомбил Воронеж и успевал приземлиться!
— Что бомбил - удивлялись мы.
— Ну как будто бы бомбил, — объяснял папа.
Сережу эта история не удивила. Видимо, он слушал ее не в первый раз.
— Жалко, старшей дочери нет, — шумно сокрушался папа. — Она бы порадовалась!
Но она на дежурстве. Вся наша семья на дежурстве, все работают в одном месте! Раньше оно называлось НКВД. Теперь ФСБ.
— Она на дежурстве, а мы-то нет! — спохватился он вдруг. — Света, неси!
Света принесла. В первый раз Деда Мороза и Снегурочку хорошо угостили. Олени завели профессиональный разговор с папой.

Мальчик в темнице сырой

Мы, конечно, решили проявить и собственную инициативу, для чего купить детям мешок со сладостями. Остановились тогда у мини-маркета. Дед Мороз начал давать указания:
— Всех лукумов по коробке. И халвы. Всех шоколадок по штуке. Это зелененькое что? Дайте зелененького. Нет, всю упаковку.
На гору сладостей, растущую на прилавке, ошеломленно смотрит мальчик лет шести.
Дед Мороз достает какую-то коробку.
— Знаешь какое-нибудь стихотворение про Деда Мороза или про лисичку? — спрашивает этот ряженый инквизитор, помахивая коробкой перед носом мальчика.
— Сейчас вспомню, — сказал мальчик, не отводя взгляда от коробки. — Я вспомню... А! «Сижу за решеткой в темнице сырой...»
Оставшиеся сладости мы повезли дальше.

Соня и болонка Кетци

«Дедушка Мороз, я надеюсь, вы сделаете. Это, что я нарисовала, это собака живая породы болонка, пушистая девочка с бантиком на голове и по кличке Кетци!»
Это чудо оказалось самым заковыристым. Выяснилось, что купить живую болонку в Москве гораздо труднее, чем живого ротвейлера. Вот приехали мы на Птичий рынок. Ротвейлеры. Сантехника и газовое оборудование. Пиво. Оборудование для дома и офиса. Опять ротвейлеры. Такое впечатление, что весь город готовится пить пиво в офисе, а потом обороняться.
Но рынок есть рынок. Как только на Птичке сообразили, что нужна болонка, ремни и ключи куда-то пропали и появились болонки. В неограниченном количестве. Мы не стали торопиться с выбором. Ведь мы искали конкретную болонку, соответствующую Сониному рисунку. И мы нашли ее. Через пять минут болонку украсил огромный красный бант, а пол «рейнджровера» две маленьких лужицы.
Дальнейшая судьба животного представлялась нам туманно. Примут ли ее по-человечески. Или спустят нас вместе с нею с лестницы? Мы очень надеялись на Соню.
Нам открыла девочка лет двенадцати. Короткая мальчишеская стрижка. Приветлива и сдержанна, как стюардесса «Люфтганзы».
Она объяснила, что ее младшая сестра Соня, которая сейчас гуляет во дворе, всю жизнь мечтала об этой болонке, и папа, работник банка «Возрождение», вчера вечером даже сдался и сказал, что Дед Мороз, видимо, принесет в дом болонку.
После этого девочка закрыла дверь. Ну и умница, решили мы. Далеко пойдет. Впрочем, дверь тут же снова открылась, девочка была уже одета и обута и через мгновение искала Соню во дворе. И вот Соня на ватных ногах приближается к нам. Глаза ее широко открыты. Она была бледна и нема.
Дед Мороз, похоже, и сам немного сомлел. Собачка вырвалась у него из рук и резво кинулась на асфальт. Двор вскрикнул. Болонка с бантом, впрочем, деловито засеменила сразу к Соне. Соня взяла ее на руки.
— Соня, я Дед Мороз, — сказал Дед Мороз.
— Дед Мороз... — прошептала девочка.
— Ты написала мне письмо...
- Да...
— И вот твоя мечта исполнилась...
— Она же есть хочет! — вдруг встрепенулась Соня.
— Девочка, расскажи, как ты учишься.
— И в туалет хочет!
Соня была уже не здесь. Она, опустив голову, кинулась в подъезд...
Мы потом звонили Сониным родителям из банка «Возрождение». Они благодарили и спрашивали, сколько нам должны.

Папа и две тысячи половинок
Человек из Лапландии
«Здравствуй, дорогой Дед Мороз! Поздравляю тебя с Новым годом. Принеси мне, пожалуйста, какую-нибудь мягкую игрушку, а папе картину, которую надо собирать из двух тысяч половинок. Таня Грунина.»
Двух тысяч половинок мы не нашли, поэтому купили пять тысяч.
— Здравствуй, дед Мороз! — дверь открылась и за ней оказался папа, еще не получивший ни одной половинки. — Только тебе в какую-то другую квартиру! Мы не вызывали.
— Это ваша дочь писала? — прямо спросил Дед Мороз упрямого и все еще целого папу.
—Ее почерк! — удивился папа.
— Будьте любезны, получите!
Папа захохотал и не смог успокоиться. Время от времени он вытирал слезы, которые появлялись у него от смеха, а в перерывах наливал себе водки, которая появлялась из холодильника. Перепало и Деду Морозу. Также веселилась и мама.
— Вот теперь мне будет чем заняться на досуге, — качал папа хохочущей головой. — Спасибо, Дед Мороз! Вот Танька! Угадала, а!
Мы однажды собирали такую штуку из четырехсот частей, так у нас на это дело ушло полтора месяца.
— Стихи знаете? — строго спросил тем временем Дед Мороз.
— Знаю, — сказал папа. — Почитать?
Папа, как выяснилось, знал стихи собственного сочинения. Что-то про багрянец, розы и морозы. Именно их он с большим выражением и зачитал. А Тани дома не оказалось. Она уехала в пионерлагерь. Так сказал папа. Когда все-таки дочитал стихи.

Даша и котенок

«Дедушка Мороз, я прошу тебя, сделай мне настоящий подарок, подари мне котенка-девочку и еще сделай так, чтобы все цветы были счастливые и чтобы всем доставались подарки и призы. Даша Шипунова.»
Дашина мама долго не могла поверить, что так бывает. Она радовалась. Мы тоже, потому что очень переживали за котенка: вдруг родители успели раньше нас. Но они не успели. Они даже не знали, что Даша написала письмо Деду Морозу.
— Они все время спорят с сестрой, — рассказывала мама. — Даша говорит, что Дед Мороз существует, а сестра старше ее на два года и не верит. Вот Даша, видимо, и решила проверить.
Мама для усиления сказочного эффекта сразу выпила с дедом Морозом водки и, немного успокоившись, стала рассказывать про свою жизнь.
— Меня вчера один новый русский кинул.
Я ему перевод с французского сделала, а он не заплатил. Поэтому вчера я была очень расстроена. А сегодня утром написала ему письмо на французском с такими словами, которых и в словаре-то нет, и только что отправила. Пусть ему кто-нибудь переведет. И поэтому у меня сейчас очень хорошее настроение.
Тут как раз пришла Даша. Она увидела Деда Мороза и котенка и вскрикнула.
— Я же говорила! — кричала она. — Он есть! Вот он!
— Я хотел уточнить, — сказал дед Мороз Даше. — А что, разве не все цветы счастливые?
— Не все. Колокольчики несчастные.
— Почему же несчастные?
— А вы что, никогда их не видели?
— Видел, но думал, что они вполне счастливы. Ну да ладно, как скажешь. Сделаем колокольчиков счастливыми, — пообещал Дед Мороз.
Посрамленная старшая сестра Аня во все глаза глядела на деда Мороза.
— Вы правда Дед Мороз? — наконец, решила спросить она.
— Еще бы, — сказал Дед Мороз.
— Но ведь так не бывает.
— Бывает.
— Теперь я понимаю, — сказала Аня и о чем-то задумалась.
Вот, собственно, и все. На этом наша поездка закончилась. Мы вдоволь натешились своими чудесами, дети и родители остались довольны, включая нервного папу с оптовой базы. Но больше всех радовался начальник нашей охраны Борис Романов.
— Я ведь никогда до этого не был оленем, — сказал он. —Я был шпионом. Так вот.
Я никогда еще так не радовался с тех самых пор, как однажды чуть не завербовал в Индии сотрудника французской разведки.
ЕКАТЕРИНА ГОНЧАРЕНКО, АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ, АЛЕКСЕЙ МИТРОФАНОВ, фото НАТАЛИИ МЕДВЕДЕВОЙ
Журнал «Столица», номер 0 за 1997 год


рейтинг: 
  • Нравится
  • 5
Номер Столицы: 1997-00
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?