•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

«Правительство реформ» работает над нами уже полгода

Примерно с марта в разделе «Форс-мажор» международных контрактов, где речь идет об обстоятельствах, препятствующих выполнению условий сделки независимо от воли сторон— стихийные бедствия, природные катаклизмы, катастрофы и так далее, — стали записывать: «Решения правительства и Верховного Совета России, а также публичные заявления российских официальных лиц». По степени воздействия на экономику слова и деятельность наших лидеров приравниваются к землетрясению и извержению вулкана.
Не менее шестидесяти процентов распоряжений «правительства реформ» посвящены созданию специальных условий деятельности для российских и зарубежных предприятий. Как правило, речь идет о фирмах «особо крупных размеров», выделяющихся . либо объемами мощностей, либо размерами прибыли, либо дефицитностью продукции. Мотивы, которыми ^обосновывается необходимость исключения, своей основательностью, как правило, не вызывают сомнений. Сомнение вызывает только то, что для обеспечения обычной работы полезных и прибыльных предприятий приходится каждый раз принимать специальные решения. То есть общие правила исключают возможность нормальной деятельности.


К этому адаптировались даже зарубежные партнеры. Руководитель восточноевропейского департамента крупнейшего английского производителя нефтеперерабатывающего и химического оборудования — фирмы «Джон Браун» Энтони Брюс рассказывал, что бри^ танское правительство постоянно лоббирует перед российскими коллегами оплату долгов английским компаниям. Например, о долге перед «Джоном Брауном», построившим в Ставропольской области завод по производству полиэтилена, посол Великобритании в России вел переговоры лично с Е.Гайдаром. Энтони Брюс не смог ответить на вопрос, много ли послов, по его мнению, ежедневно встречается с Гайдаром по аналогичным проблемам.
Но если вопросы каждого конкретного предприятия приходится решать в рабочем порядке на правительственном уровне, то какого же качества и содержания в таком случае общие правила игры, создание которых, собственно, и было предметом деятельности правительства в эти полгода?
Цели определены, задачи поставлены. За работу, товарищи?
Так называемая либерализация цен на самом деле явилась практически не чем иным, как децентрализацией ценообразования, контроля за ценами и распределения товарных ресурсов — двадцать один процент торговых точек и магазинов к началу апреля стали юридическими лицами, причем многие из них были объединены общей бухгалтерией — формально в целях экономии, фактически — в целях сохранения контроля за их работой. Возникли ограничения на вывоз товаров за пределы России (и других республик, с которыми связана экономика страны), а также краев, областей и даже районов внутри Российской Федерации. Либерализация торговли завершилась развитием «блошиных рынков», которые вывели из сферы государственного товарооборота весь мало-мальски дефицитный и конкурентоспособный товар.
Либерализация внешнеэкономической деятельности завершилась установлением жесткого квотирования и лицензирования на экспорт товаров не только за границу бывшего СССР, но и в бывшие братские союзные республики. Решение по квотам принимается правительством в эксклюзивном порядке, что создает атмосферу для процветания коррупции и затрудняет развитие внешнеторговых операций. Экспортные поступления сокращают из-за высоких пошлин. В первом квартале правительству многократно приходилось принимать решения по освобождению от них экспортеров.
Большинство правительственных решений.в самом скором после их принятия времени. подвергается ревизии. Например, помпезно разрекламированная кампания по привлечению ведущей иностранной фирмы, специализирующейся на поиске зарубежных банковских счетов, завершилась разрешением экспортерам энергоносителей (что составляет подавляющую долю российского экспорта) оставлять почти 40 процентов валютной выручки на счетах иностранных поставщиков. Несмотря на Указ президента России «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы», чиновники, в том числе самого высокого ранга, занимают «на общественных началах» (без зарплаты) посты руководителей и сотрудников совместных предприятий, коммерческих структур, сохраняют за собой места в зарубежных фирмах, где работали до назначения.
Финансовая стабилизация, на которую делалась ставка, не достигнута и теперь уже не может быть достигнута в принципе.

Увы, они больны не нами
Недавно появился очередной программный документ российского правительства по имени «Среднесрочная программа. (Концепция)». В нем описываются очередные три сценария развития ситуации, имитация математического моделирования которых не маскирует банальности содержания. За исключением некоторых действительно оригинальных «находок» (вроде заявок на контроль над кредитной эмиссией на территории соседних независимых государств), все остальное уже хорошо знакомо по другим программам других авторов: стабилизация, приватизация, демонополизация и мать их — частная собственность. Интересно другое — в этой программе нет ни слова про кризис неплатежеспособности предприятий, объем задолженности которых превысил объем денежного оборота. Ничего не сказано про критический спад производства (по оценкам некоторых экспертов, свыше 20 процентов), про регионализацию России и связанные с этим проблемы: безработицу, падение уровня потребления, рост цен, кризис наличности... Словом, в ней нет ничего про нашу жизнь, словно ее писало правительство другого государства. Или даже не правительство, а группа неких совершенно независимых экспертов, работающих не за наши деньги и, следовательно, не для нас. Но, между прочим, ситуация совсем даже не такая.
Последним (предпутчевым) откровением Валентина Павлова было заявление о том, что главная проблема нашей экономики — это слабая подготовка к зиме. Гайдар (судя по последним выступлениям) главную проблему видит в нехватке денежной налинности. Такая самодостаточность, по-моему, не может не восхищать. Если бы ее еще хватало для счастья всем, а не только друзьям правительства, которых оно сплотило вокруг себя в клубе «Восхищение». И там в непринужденной обстановке выслушивает от экономистов и журналистов доброжелательные замечания об отдельных недостатках, допущенных в работе по реформированию российской действительности. Там все в порядке, только вот пятитысячных купюр нужно подпечатать — чисто техническая проблема.
В эту идиллию не вписывается «диссидент» Г. Явлинский со своим последним «Диагнозом». Но, как намекнул недавно другой бывший диссидент, а теперь очень уважаемый журналист и постоянный гость правительственного клуба, эти странные сегодняшние публикации Явлинскому, случись что, припомнят. И это не облегчит ему выход на капитанский мостик — там прямо так и сказано. В статье, правда, не уточняется, что имеется в виду под «случись что» и о каком мостике речь, но поскольку перед этим пассажем говорилось, что на некоторых «капитанов рыночной мысли» (цитата) «напала порча» (цитата) и они не молчат, даже когда сказать нечего (почти цитата), то речь, видимо, идет об ожидаемых переменах в высших правительственных кругах. Потому что допустить, чтобы термин «капитан мысли» относился к Г.Явлинскому, я не могу даже при очень богатом воображении. Скорее уж к Е.Гайдару, научной и политической репутации которого, думается, уже никакое заступничество повредить не может.

Нашу экономику описывают только в медицинских терминах
По-моему, это Явлинский первым сравнил кризис экономики с кризисом в болезни и сказал, что в нашей ситуации нужно слушаться профессионалов, как врачей. Теперь он вместе со своей командой — Центром экономических и политических исследований — написал работу под названием «Диагноз». В ней вполне убедительно доказывается, что, во-первых, российское правительство не достигло за полгода ни одной из поставленных им целей и, во-вторых, поставленные
российским правительством цели не соответствовали ни времени, ни обстоятельствам, ни потребностям экономики и общества, то есть изначально были выбраны неверно. Об этом, кстати, свидетельствуют постоянные попытки правительства переложить ответственность за срывы своих начинаний на другие органы государственной власти и управления. Ясно же, что если на сцене висит ружье, то оно должно выстрелить. И если правительство приходит на съезд с заявлением об отставке в кармане, то,это заявление будет оглашено. В приложении к «Диагнозу» группа Явлинского показывает, что средства, запрошенные в докладе главы правительства, были больше, чем записанные в постановлении съезда, который был обвинен в нагнетании инфляции.
Как все работы этой команды, «Диагноз» тоже вызвал многочисленные отклики. Правительство пытались поддержать даже методом «от противного» — если Явлинский утверждает, что «реформаторам» не надо было делать того, что они делали, то, может, даже хорошо, что ничего из этого не получилось? Не могу себе представить, в каких терминах, кроме медицинских, можно оценить этот силлогизм.
Я была среди тех журналистов, кто в прежние унылые годы усиленно призывал к власти профессионалов. Когда правительство состояло из «опытных хозяйственников», их экономическое невежество казалось едва ли не самым большим злом.
Теперь к исполнительной власти пришли профессиональные экономисты, теоретические знания которых, полученные в лучших столичных и зарубежных школах, ничем не подкреплены. «Любимые ученики» наших академиков, как они отрекомендовали себя недавно в «Независимой газете». Но голого профессионализма мало. Мало быть прилежными учениками и послушными интерпретаторами зарубежных советчиков. Хорошо бы еще научиться понимать, что происходит в своей стране.
Ирина ДЕМЧЕНКО
Журнал «Столица», номер 24 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-24
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?