•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Полуостров раздора. Могут ли Россия и Украина начать войну из-за Крыма?

Вопрос был задан Леониду Кравчуку на пресс-конференции в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. От прямого ответа президент уклонился. Но принятое спустя десять дней решение российского парламента об отмене акта 1954 года возвращает нас к этой страшной возможности.
Исход «крымской кампании» в российском парламенте был предрешен еще до обсуждения. 18 мая на брифинге Руслан Хасбулатов заявил, что независимо от решения о законности передачи Крыма в 1954 году Украине никаких территориальных претензий к украинскому народу Россия выдвигать не будет. Какой же тогда смысл в рассмотрении крымского вопроса на заседании ВС России? А смысл в том, заявил Хасбулатов, что Россия взяла «четкий курс на формирование действительно демократического государства и освобождается от неправовых актов, принятых прежним руководством».
Отмена «неправового акта» почти сорокалетней давности, по мнению Хасбулатова, имеет чисто символическое значение и никакого практического влияния на отношения Украины с Россией, и без того непростые, не окажет. Однако надеяться на это было бы по меньшей мере наивно. Коли уж Крым будет возвращен России де-юре, то можно ли избавиться от соблазна (а им явно охвачены некоторые политики) оформить восстановление исторической справедливости де-факто?
...Заседание российского парламента временами напоминало митинг национал-патриотов. Попытки министра иностранных дел Андрея Козырева найти дипломатический выход из ситуации — осудить акт 1954 года, но не принимать никакого решения — не удались. На министра посыпались обвинения в том, что руководимое им внешнеполитическое ведомство не защищает интересы своей державы. Один из ораторов долго вслух горевал по поводу и без того многочисленных «наших» потерь: «Мы потеряли Восточную Европу, Прибалтику, Афганистан». Другой призвал взглянуть еще шире — на все когда-либо отторгнутые у России территории, включая Казахстан. Бабурин, Исаков и поддержавшее их большинство склонили парламент к решению: считать акт о передаче Крыма Украине не имеющим юридической силы.


Таким образом, заявление Хасбулатова о том, что отмена «неправового акта» не означает наличия территориальных претензий к братскому народу Украины, было понято Кравчуком как раз наоборот претензии имеются. О чем президент Украины и заявил публично.
Тугой южный узел отчасти ослаблен решением крымского парламента отменить постановление о провозглашении государственной самостоятельности Республики Крым и приостановить решение о проведении референдума. Если в ответ на этот акт доброй воли со стороны Симферополя Киев аннулирует проект закона «О представительстве Президента Украины в Республике Крым», то есть надежда, что хотя бы южные участники спора договорятся.
Но договорятся ли теперь Украина и Россия?
Чем дальше, тем очевиднее: отмена акта 1954 года — событие не чисто символического значения. Это и способ политического давления на партнера по СНГ, как минимум в переговорах о судьбе Черноморского флота. Это и уступка российским национал-патриотам. Это, наконец, и способ отвлечь внимание народа от новых экономических ударов, связанных с неизбежным повышением цен на энергоносители. (Любопытное совпадение: идея вернуть Крым России впервые прозвучала в январе — сразу после отпуска цен.)
Да, Крым открывает России выход к Черному морю. Но и это геополитическое соображение отнюдь не ново, оно существует века, и обосновывать им сегодняшние расчеты вряд ли уместно.
Имел ли вообще право российский парламент обсуждать крымский вопрос? Вероятно, имел, коли такой вопрос существует, будоражит умы и чувства определенной, не столь уж малочисленной части общества. Вызывает ли возражения идея восстановления исторической справедливости? В абстрактном ее виде — нет, разумеется. Но когда речь идет о давно и прочно устоявшихся административно-территориальных границах (межгосударственными они стали только теперь), любая попытка их перекроить способна привести к братоубийству. Так можно объявить неконституционными и поставить под сомнение едва ли не все границы между бывшими советскими республиками, установленные во многих случаях лишь росчерком сталинского карандаша. Такое «восстановление исторической справедливости», какими бы высокими патриотическими чувствами оно ни диктовалось, означает нарушение хельсинкских договоренностей о недопустимости пересмотра границ и ведет к вооруженным конфликтам. Тревогу тут усиливает и отказ Украины подписать Ташкентский договор о коллективной безопасности.
Поспешным и непродуманным денонсированием акта 1954 года российский парламент поколебал наметившееся сближение Киева и Симферополя. Республиканское движение Крыма уже потребовало от крымского парламента отменить решение о приостановке общекрымского референдума. Спровоцировав новое обострение в Крыму, российский парламент, где раздаются речи об оскорбленном ' национальном чувстве, только усилил антирусские настроения на Украине, укрепил там подозрения в имперских притязаниях соседа. Если это на пользу России, то что же во вред? К тому же Крым хочет сам определить свою судьбу. Даже свободный от обязательств перед Украиной, он вряд ли присоединится к России.
В отличие от российского парламента Борис Ельцин, судя по его интервью «Комсомольской правде», занимает реалистичную и ответственную позицию: «У нас с Украиной тысячелетняя история взаимоотношений, и что же — будем воевать сейчас? Это преступление нам никто не простит. Мое мнение: невозможно принимать решения по тому же Крыму наверху — давайте идти за логикой жизни, а не давить на эту жизнь».
Валерий ВЫЖУТОВИЧ
Журнал «Столица», номер 24 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-24
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?