•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Кротость потребителя видео

Известный советский комедиограф Эльдар Рязанов как-то сочинил песню, слова из которой, несмотря на известную спорность, стали популярны: «У природы нет плохой погоды...» С этой точки зрения можно утверждать, что в видеопрокате и фильмов плохих нет — следует только воспитать в себе особый вид смирения и кротости.
Вот, к примеру, ремейк фильма 65-го года, который из-за превосходного качества воспринимается как откровение: «УЗКАЯ ГРАНЬ» , «ЧУТЬ-ЧУТЬ», «ЕЛЕ-ЕЛЕ» — таковы жертвой, бежит из города в глушь — только что не к тетке в Саратов. Но следователь прокуратуры в исполнении Джина Хэкмена находит ее и там, правда, попутно наводя на ее след варианты перевода на русский его названия (реж. Питер Хаймс, США). Сюжет фильма незатейлив, что вообще характерно для американского кино — там предпочитают затеи на уровне фактуры — автомобиль расстреливают с вертолета, мерзавца скидывают с поезда в пропасть, а то — отшибают голову в мизансцене: девушка-убийца стоит на крыше вагона несущегося экспресса и собирается совершить свое черное дело. «Знаешь, что мне в тебе нравится больше всего?» — спрашивает предполагаемый труп. «Что?» — любопытствует девушка-убийца. «Твой высокий рост» — тут поезд влетает в тоннель, спасающий героя от неминучей смерти эффективно и эффектно. А в завязке этого же фильма другая девушка случайно становится свидетелем убийства, но, не желая становиться очередной мафию. Им удается сесть в поезд, который, как оказывается, буквально набит убийцами, у которых только одна проблема — они знают следователя в лицо, а девушку — нет. Смотрится лента на одном дыхании. Тем более, что Хэкмен исполняет не просто набор трюков, но и рефлексирует, попав в ситуацию экзистенциального выбора, когда убийцы предлагают ему указать девушку и отвернуться. Особенно завораживает простота одного фокуса, повторяемого в фильме бесконечно: все, кого мы подозреваем, оказываются вне подозрений, а самые невинные на первый взгляд персонажи — убийцами. В абсурдистском идеале все пассажиры поезда должны оказаться мафиози с пистолетами.


Но это уже комедия. И она называется «СПЛОШНЫЕ НЕПРИЯТНОСТИ» (реж. Дэн Экройд, США). Довольно средний, с моей точки зрения, комик Чеви Чейз тут преуспевающий издатель финансового журнала. После удачной вечеринки наутро он с компанией отправляется не то по делам, не то на пикник. И все было бы хорошо, если бы шикарный BMW не занесло на проселок, где похмельный водитель не заметил знака обязательной остановки на перекрертке. Далее все разворачивается по принципу «кашу маслом не испортишь» — туповатый полицейский, район, не отмеченный на картах, дебилы, сумасшедший судья... И полное бесправие попавших в беду. Группа активных сумасшедших, построивших у себя в городке некое подобие тоталитарного государства с центром в доме судьи, предлагает «нарушителям» то «костедробилку» — гибрид «американских горок» с пыточной камерой, то «супергильотину» с четырьмя ножами по типу плуга... Героям удается вырваться, но выясняется, что ФБР — часть сумасшедшей общины. И вообще — все только притворяются нормальными, а на самом деле опасные психи.
Прелестная комедия для тех, кто убежден в обратном. На мой вкус, она слишком реалистична, да и тезис о «психах, притворяющихся нормальными», недостаточно абсурден — сходите в метро. Мне предпочтительнее простота жанра Такая, как в фильме «ВЕРСИЯ», который снят с такой аптекарской точностью следования стандартам, что временами делается удивительно (реж. Мэнни Кото, США—Израиль). Вот сюжет: теракт, похищение нового отравляющего газа неизвестно кем с военной
базы США в Израиле. Журналист, в прошлом «зеленый берет», пишет статью и заодно спасает мир от опасного маньяка — военного атташе посольства США, задумавшего провокацию с целью зазвать на Ближний Восток американскую армию, чтобы та наконец разобралась с арабами. Конечно, журналист предотвращает потраву Иерусалима. Наивность некоторых сюжетных ходов (колба со сжиженным газом привязана к колоколу, и, когда тот зазвонит, ка-к!..), призрачность интриги и средняя игра актеров только идут на пользу фильму, желающему соответствовать невзыскательным вкусам. А обильные цитаты из Ланга, Хичкока смотрятся в подобном контексте как «бенгальский огонь гениальности». Заблуждение ничуть не хуже всякого другого.
Но просто для того, чтобы отдавать себе отчет в «заблужденности», не побрезгуйте черно-белым изображением, попытайтесь достать где-нибудь более чем тридцатилетней давности фильм Хичкока «ПСИХО» (США). Но не покупайтесь на «номера» — «Психо-2, 3, 4...» — всю серию в целом можно смотреть только как пример постепенной девальвации темы и способов. Аннотировать Хичкока как-то глупо. Могу только сказать, что все ванны, в которых происходят убийства, в современном кинематографе целиком произрастают из центрального эпизода этой ленты.
Саша Киселев
Журнал «Столица», номер 24 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-24
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?