•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Полная опись московских родников

Полная опись московских родниковВ Москве, прямо в черте города, как выясняется, больше тридцати родников. Жизнь возле них бьет ключом — так обычно формулируют журналисты.
У каждого источника есть постоянная клиентура и фирменная легенда возникновения. Мы решили посетить наиболее известные родники, познакомиться с местной публикой, попить воды и посоветоваться потом с медициной. Остроумный наш расчет таков: прочитав заметку, читатель сам решит, стоит ли ему бежать с емкостью к источнику или лучше просто повертеть водопроводный кран.
Экологические фобии Горожанина одолели экологические фобии.
Во вредоносности подозревают самые разные компоненты окружающего мира: дожди, рыночные помидоры, сотовые телефоны, экраны телевизоров, тормозные колодки автомобилей, стройматериалы. Однако ничто не внушает массам такого стабильного и единодушного страха, как вода. Ассортимент отечественных и зарубежных водяных фильтров в хозяйственных магазинах потрясает воображение. Под стать количеству и форма: вам могут продать не только насадку на кран, но и очиститель, исполненный в виде кувшина, и даже сложнейший агрегат, напоминающий корабельную опреснительную установку. Спрос, стало быть, нешуточный.
В то время как одни делают из воды конфетку в домашних условиях, а другие приобретают в магазине готовый продукт в бутылках, третьи, как мы уже говорили, удовлетворяют свои потребности во влаге посредством родников. К потреблению подземной жидкости нас побуждают даже энциклопедии, где написано, что «родник — это поток грунтовых вод, выходящий на поверхность земли по естественному подземному руслу. Часто вода идет с глубины в несколько сотен метров. Иногда давление столь велико, что родник бьет из-под земли фонтаном. Такой родник называется артезианским. Родниковая вода проходит целую систему естественных фильтров — песок, уголь, глину, по пути она обогащается минеральными солями и приобретает постоянную ровную температуру, независимую от времени года и погоды на поверхности».


Итак, не поленившись выйти на московскую природу, вы сможете совершенно бесплатно воспользоваться целой системой естественных фильтров. Так вперед, к истокам! Первую нашу родниковую экспедицию мы снарядили в Теплый Стан, к самому, пожалуй, известному московскому источнику в овраге, рядом с пансионатом Академии наук.
Родник «академический» Выглядит академический источник привлекательно и культурно: часовенка из красного кирпича, вода струится по каменным плитам, наполняя небольшой круглый бассейн. Родник освящен, его опекает церковь, по праздникам здесь проходят службы. Источник дорог жителям микрорайона еще и тем, что в 80-е годы они уберегли его от уничтожения — на этом месте решили строить автостоянку.
Перед часовенкой плакат: «Вода сего святого источника утоляла жажду благочестивых предков наших, шествовавших по Калужскому тракту из юго-западных пределов нашей Родины в сердце православной Руси — Троице-Сергиеву лавру. Ранее источник назывался Сергиевским, так как на этом месте было одноименное село с храмом в честь преподобного Сергия Радонежского.
Благословение его да пребудет с вами!» У ключа на лавочке сидят две бабушки — одна со старорежимным бидоном, у ног другой стоит аккуратная пластиковая канистра из-под кодаковского проявителя. Обе емкости заполнены свежей водой. Старушки энергично обсуждают, что надо делать, чтобы редис шел не в ботву, а в корень. Мы вежливо вклиниваемся в разговор: — Хорошая здесь вода? — А как вы думаете, коли ее странники благочестивые пили. Вы-то нездешние? — Нет, приехали попробовать, вкусна ли? Краеведческий интерес вызвал обильный поток рекламной информации. Мы узнали, что родник выкопал собственноручно Иван Грозный, что вода здесь не только чистая, но и целебная. По воскресеньям за ней приезжает один банкир на дорогой машине, запасается на всю неделю.
Тут у родника появился подвыпивший гражданин Николай в несвежих кроссовках.
Он некоторое время, покачиваясь, слушал бабушек, потом перехватил инициативу и поведал альтернативную историю. По его словам получалось, что родник он выкопал своими собственными руками. Помогал ему друг Стае. Церковь про Радонежского говорит неправду, никаких тут паломников не было.
Вода течет из резервуаров стратегического запаса Москвы, потому что у них там все трубы гнилые. Между Николаем и старушками завязался спор, воспользовавшись которым мы незаметно ретировались.
Следующий визит мы нанесли в Крылатское.
Татарский овраг Воды источника истекают из трубы. Над ней — небольшая металлическая модель православной часовенки, вступающая в национальное противоречие с названием оврага. Просвещать нас относительно здешнего родника по собственной инициативе взялась молодящаяся дама с чересчур ярко накрашенными губами и явным избытком свободного времени. Начала она с того, что к открытию родника причастен сам Иван Грозный (уже неплохо, подумали мы). Дальше собеседница дала нам понять, что смыслит в эзотерике, и сообщила, что эта вода не просто целебная — она восстанавливает энергетику организма.
И грязи тут тоже быть не может: за качеством воды следит непосредственно Центральная Кремлевская больница, поскольку в микрорайоне проживает много депутатов. Сама дама готовит на этой воде все — от супов до киселей — и ежевечерне совершает прогулку вниз и вверх по холму с ведерком.
— Вы попейте, попейте, девочки, — уговаривала нас дама, подпуская в голос таинственные интонации, — я же вижу, у вас ауры деформированы.
Мы глотнули. Не столько для коррекции аур, сколько чтобы завершить общение. Ничего. Вода как вода. Холодная.
Едем дальше.
Родник «Царевна-Лебедь» Недалеко от станции метро «Войковская», за Дворцом водного спорта ЦСК ВМФ, в живописном, но изрядно замусоренном парке Покровское-Стрешнево находится родник «Царевна-Лебедь».
«Царевной » именуется изможденный траншеями болотистый участок парка, где прямо из раскисшей земли беспорядочно торчат куски металлических труб. Вода не очень бойко вытекает из них, разжижая почву. Складывалось впечатление, что недавно здесь закончились локальные общевойсковые учения. Табличка при источнике гласит: «Родник — это бесценный дар природы. Тимирязев ». И ниже: «Родник „Царевна-Лебедь" построен в мае 1972 года силами общественности. Родник дает около шестидесяти тысяч литров воды в сутки.
Граждане! Следите за чистотой нашего родника! Оргбюро по охране природы».
Пока мы размышляли над загадочной связью поэтического названия с изрытыми ямами и труднопроходимым участком парка, за нашими спинами внезапно очутился мужчина с двумя двадцатилитровыми канистрами.
Борясь с одышкой, он спросил: «У вас прыщи есть?» Пока мы мысленным взором устремлялись в экскурсию по родным телам, мужчина вдохновенно пустился в описание лечебных свойств здешней воды. Их оказалось столько, что многие области медицины надо было бы просто ликвидировать за ненадобностью.
— А выкопал родник случайно не Иван Грозный? — попытались мы навести историческую справку.
Противник прыщей не растерялся: — Здесь многие так считают, но я не уверен. А вот императрица Елизавета Петровна в этом ключе лечила трофические язвы на ногах. Это уж точно. Ее сюда на носилках приносили, — мужчина показал на ржавые куски труб. — Ставили серебряное корытце, в которое она опускала ноги. В память об исцелении царица часовню поставила. В двадцатые годы часовню разрушили, а фундамент дачники на кирпич растащили.
Подмывало спросить, неужто Ее Величество возили сюда из Санкт-Петербурга и несли на носилках к «Царевне-Лебеди»? Но мы не стали дезавуировать местную родниковую мифологию.
Раздумывая над неизменной причастностью августейших особ к проблеме водоснабжения столицы, мы отправились в Коломенское.
Коломенская родниковая система Один из коломенских родников на берегу Москвы-реки источает воду в непосредственной близости от знаменитой церкви Вознесения. Как и в большинстве случаев, он представляет собой ржавую трубу, торчащую из холма. Таких ключей здесь семь.
Граждане, образовав небольшую ленивую очередь, набирали воду кто во что. Из родниковой клиентуры наиболее словоохотливым оказался некто Виктор Петрович, мужчина с великолепной черной бородой, будто вчера купленной в театральном магазине.
История возникновения родника на этот раз обошлась без Ивана Грозного.
Согласно исторической справке Виктора Петровича, быстрого на расправу царя-копателя в Коломенском заменил Николай II. Оказывается, в 1918 году, в день, когда последнего русского самодержца вынудили отречься от престола, некой местной старице было видение Богоматери. Заступница указала спящей старице место, где следует искать родник в память последнего русского императора. Вода здесь, как и следовало ожидать, по лечебным свойствам чуть ли не превосходила облепиховое масло, а по чистоте была сравнима с дистиллированной.
Наши впечатления от всех последующих ознакомительно-родниковых путешествий (около 10) были примерно одинаковыми и основывались на трех неизменных факторах: а) восторженные отзывы пользователей по поводу вкусовых качеств подземного напитка; б) непоколебимая убежденность в стерильной чистоте и целебных свойствах влаги московских недр, базирующаяся на пункте «в»; в) легенда, согласно которой к возникновению родника причастны неземные силы (как правило, в лице Богоматери) или представитель правящей династии (в большинстве случаев Иван Грозный). Иногда вокруг родника культивируются легенды обеих разновидностей, противореча, но не мешая друг другу.
Пить или не пить Мы помотались по Москве во всех направлениях, всласть напились ключевой воды и набеседовались с теми, кто предпочитает ее водопроводной и бутылочной. В результате этих опытов в нашем сознании случился переворот. Мы были на грани отчаянья от того, что употребляем изподкрановую воду, в то время как любители природы и легенд исцеляются, избавляются от прыщей, укрепляют здоровье, восстанавливают энергетику, попутно утоляют жажду чудесной и совершенно доступной московской подземной водой. И, заметьте, бесплатно.
Но прежде чем стать адептами ключевой водицы, мы решили все-таки побеседовать с прагматичными служащими санитарных учреждений и вообще организаций, имеющих отношение к подземному водному миру.
Представители научного мира безжалостно истребили свежезародившиеся в наших девичьих душах нежные чувства к московским родникам. Но мало того — они внесли в них же смятение полным отсутствием научного единодушия.
Главная по родникам в санитарно-эпидемиологической службе Москвы — Скворцова Ольга Юрьевна. Она первой охладила наш восторженный пыл: — Родников глубокого залегания в Москве нет, они у нас все «верховодки», и поэтому в них попадает вместе с ливневыми потоками невесть что. К сожалению, анализы проводятся только два раза в год — весной и осенью, а в течение полугода качество воды может измениться радикально и не один раз.
— А как обстоят дела с целительной силой родниковой воды? — Вы имеете в виду минеральные соли? Соли, конечно, там есть, но по составу они и близко не лежали с Ессентуками или Боржоми. Вода как вода.
— Пить-то ее можно? — В принципе можно, но лучше кипятить.
Иначе можно получить лямблиоз, — огорчила нас Ольга Юрьевна.
Но зачем такая вода нужна? «Кипяченая родниковая вода» звучит как «безалкогольный виски» — абсурдно и кощунственно. Тем не менее мы прихватили сводку санэпиднадзора с результатами последних лабораторных анализов воды московских родников.
Вот она.
Ознакомившись с документом и сопоставив его с устной информацией, мы пришли в недоумение. Вот тебе раз! — Как же это понять? — спрашиваем мы Ольгу Юрьевну. — Вот же у вас в сводке значатся одиннадцать родников, которые «соответствуют». А вы говорите, «лучше кипятить».
— Понимаете, — отвечает Ольга Юрьевна, — сегодня мы взяли анализ воды — соответствует, а через пару дней какую-нибудь дрянь неподалеку слили, и вода уже не соответствует.
Пытливость Журналистская пытливость не позволила нам удовлетвориться услышанным, и мы отправились в Институт гидрогеологии. Главный гидрогеолог отдела государственного мониторинга подземных вод Виктор Николаевич Селезнев огорчил нас окончательно.
Рубанул по-мужски, сплеча: — Практически во всех московских родниках вода плохая. И пить ее нельзя, это однозначно, — сказал специалист,— даже в таких вроде бы благополучных местах, как в Царицыно — все-таки парк, никакой промышленности. И не спешите с емкостями в Крылатское — тамошняя вода не удовлетворяет требованиям элементарной безопасности. Что касается остальных источников, то обрадовать вас тоже особенно не могу.
Санстанции, конечно, делают выборочные сезонные анализы, но состав воды постоянно меняется. К тому же проверить все ключи невозможно — это все равно, что исследовать каждую лужу.
— Но люди воду пьют из них? В смысле, из родников.
— К сожалению, пьют. Разве их чем-нибудь запугаешь? — А если кипятить? — Это не выход.
Вот и пойми этих ученых. Не успели мы открыть на территории столицы практически Живую Воду и прийти от этого в эйфорическое состояние, как тут же выясняется, что никакая она не живая и вообще желательно ее кипятить. Теперь и того хуже — оказывается, что лучше ее не пить вовсе.
И тогда мы решили привлечь еще какихнибудь специалистов. Сотрудники кафедры геологического факультета МГУ не просто окончательно расстроили — они повергли нас в ужас. Университетские геологи сообщили нам, что абсорбирующая, то есть нейтрализующая и всасывающая, способность столичных почв практически исчерпана. Это произошло от того, что атмосферные осадки содержат в себе чрезвычайно высокую концентрацию тяжелых металлов, которая год от года еще и возрастает. Она в десятки и сотни раз превышает допустимый коэффициент.
Таким образом, доканывали нашу любовь к ключевой московской воде безжалостные геологи, почва перестала служить барьером на пути загрязнения грунтовых вод.
На этом консультации с учеными мы решили прекратить, потому что поняли — каждый следующий специалист по подземной воде расскажет нам что-нибудь еще более удручающее, чем предыдущий. Несмотря на расхождение во мнениях наших ученых собеседников, мы уяснили главное: столичную родниковую воду лучше не пить — целее будешь.
Ведь ни один из наших консультантов не сказал, что вода столичных ключей вне всякой критики. Уж лучше, решили мы, наполнять стаканы из-под крана, как прежде.
Мы отдаем себе отчет: если москвич уверовал во вкусовые качества и живительные свойства подземных вод родного города, разубедить его практически невозможно.
Поэтому выбор остается за каждым. Но, может быть, не стоит безоглядно доверяться красивой легенде и собственным вкусовым рецепторам? Решайте сами.
ТАТЬЯНА ОЛЕЙНИК, КСЕНИЯ СОКОЛОВА, фото ВАЛЕРИЯ НИСТРАТОВА
Журнал «Столица», номер 10 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-10
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?