•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Физтех. Следующая — Кащенко

Ясным летним днем на выходе со станции метро «Октябрьская-кольцевая» я купила карманный календарик, на обратной стороне которого была напечатана схема московского метрополитена. Всю жизнь я была убеждена, что «серая» линия, официально называемая Серпуховско-Тимирязевской, заканчивается станцией «Алтуфьевская». На схеме, которую я держала в руках, за «Алтуфьевской» была обозначена еще одна станция.
Она называлась «Физтех».
Поразила ли эта информация вас в самое сердце? Нет? Значит, вы просто не поняли, что произошло. Объясняю. «Физтех» — это жаргонное наименование Московского ордена Трудового Красного Знамени физикотехнического института. Физтех — замечательное учебное заведение, несомненно достойное своей станции метро. И лишь одна причина мешает ее построить: институт, хоть и называется московским, местожительствует в подмосковном городе Долгопрудном. И поэтому тянуть туда метро — утопия.
Первое, что я сделала, оказавшись в непосредственной близости от телефонной книги, — позвонила в Метрострой.
— Правда ли, что вы собираетесь довести «серую» ветку до физтеха? — Неправда, — уверенно ответили мне. — Мы сейчас вообще о новых станциях не думаем — денег нет. А что такое физтех? — Это Физико-технический институт, — ответила я. — Знаменитое учебное заведение, где воспитываются будущие русские ученые.
— Тогда у ученых и спрашивайте, — лениво ответили мне.
И я отправилась к ученым.
Электричка терпеливо тащила меня через подмосковную природу. За окнами дачники пололи клубничные грядки, деревенские жители пасли коз. Москва напоминала о себе лишь облаком пыли и смога позади поезда.
На станции «Долгопрудная » меня ждал бывший заместитель декана, доцент Алексей Иванович Лобанов, хранитель всех физтеховских былей, баек и легенд.


— Алексей Иванович, — спросила я, протягивая календарик, — вы видели это? — Конечно. У наших студентов и выпускников считается хорошей традицией пользоваться именно такими календариками. Потому что появление на схемах метро станции «Физтех» — их работа.
— Как же им это удалось? — полюбопытствовала я.
— Мысль внести название родного института в схемы метро посетила наших студентов в прошлом году, перед первым апреля, — начал раскрывать карты Алексей Иванович. — Надо сказать, что Физико-технический институт — особенное заведение. Мы стараемся принимать людей, у которых аналитический ум сочетается с фантазией, а здравый смысл — с творческим подходом к решению любой задачи. Но, согласитесь, невозможно с таким набором качеств ограничиться одной наукой. В середине шестидесятых физтеховцы блистали в КВН. Потом передачу закрыли.
Освободившуюся энергию надо было на что-то направить. Тогда и расцвели физтеховские первоапрельские приколы.
Лет 17 назад молодые люди покрасили на станции «Долгопрудная» рельсы черной краской и ухитрились переключить светофор на красный. Поезд остановился. Машинист посмотрел вперед, на дорогу, а рельсов перед ним не оказалось! Черная пустота. Естественно, у машиниста случилась истерика, движение было парализовано. Скандал был страшный — вспомните, в какое время это происходило. Вот так примерно шутит физтех.
За прошедшие годы многое изменилось.
Но студент, он и есть студент. Каждое новое поколение стремится доказать, что не уступает «великим старикам». Так и возникла идея — подарить городу новую станцию метро. Ребята нарисовали на компьютере кружок серого цвета, изображающий строящуюся станцию. Поместили рядом с ним надпись «Физтех». Правильно подобрали цвет, шрифт, размер букв. Размножили все это на цветном принтере. После чего отправились по вагонам московского метро. Вы хотите узнать, как все это происходило? — Прочтите этот номер студенческой газеты. Он уже, можно сказать, исторический, — говорит мне обозреватель физтеховской многотиражки «За науку» восемнадцатилетний Дмитрий Бойцов.
Я беру в руки исторический номер и читаю: «Одна за другой от студенческого общежития подмосковного городка Долгопрудного отделялись оживленные группки студентов и направлялись к платформе „Новодачная". Там они садились в проходящие мимо электрички и уезжали. Было три часа дня... Теоретически механизм расклейки был предельно прост. В поезде метро 7 вагонов, в каждом вагоне по четыре схемы. Работали, соответственно, группами по 7 человек, за каждым закреплялась определенная ветка. Каждый входил в свой вагон и вклеивал „Физтех" в конец „серой" ветки, над „Алтуфьевской". На остановке все выходили.
Интересовались нашим занятием, в основном, бабульки: „А что, милок, новая станция открывается?" Большинство удовлетворялись положительным ответом и понимающе кивали головой, и только одна строго посмотрела на меня и пробормотала: „Как же, как же, врешь все!" Одна женщина задала неожиданный вопрос: „А вы сами хотите, чтобы станция была построена?" Ну что можно было ответить? „Дык!" После того как акция завершилась, участники ее сели в электричку и направились обратно в родной институт. Вышли на станции „Новодачная" и, переставив буквы на табличке, переименовали ее по традиции, которая соблюдается уже 47 лет, в „Водочную".
Так закончился этот славный день».
— После этого, — продолжает Дмитрий Бойцов, — прошли безмятежные полгода.
Можете представить, как мы обалдели, когда в продаже появились календарики, где на обратной стороне была напечатана схема метро, и там мы обнаружили наш «Физтех»! Оказывается, их выпустило издательство «Аист». По причинам, скорее всего, коммерческим «аисты» не обращаются в службу метрополитена за новой информацией, а просто отслеживают изменения на схемах, которые расклеены в вагонах.
— Но как могло получиться, — спрашиваю я, — что сейчас, спустя год и три месяца, после студенческой шутки, активно продаются и уже совсем новые схемы? На них кружочек, над которым работали молодые физтеховские умы, заштрихован и «Физтех» тем самым изображен как действующая станция.
— Наша редакция провела самостоятельное журналистское расследование. Удалось выяснить, что календарики с этой схемой выпустило издательство «Сорэк-экспо». Художник попросту сканировал продукцию «Аиста». При этом он, с доверием отнесся к отечественным строителям и решил, что новую станцию или уже успели построить, или, по крайней мере, построят к тому моменту, когда новые схемы попадут к покупателям.
Тираж «сорэковских» календариков — 300 тысяч экземпляров. «Аистовских» — тоже 300 тысяч. Кроме того, станция, которую подарили городу молодые студенты, попала на страницы справочника «Улицы Москвы » и на одну из новых карт города (тираж каждого издания — по 100 тысяч). Итого — 800 тысяч экземпляров! Не слабо, правда? Я была согласна с Дмитрием. Действительно, не слабо. Что к этому молено добавить? Представители старшего поколения! Верьте в нашу молодежь. Она способна на многое. Если сомневаетесь, купите за тысячу рублей карманный календарик со схемой метро и почаще смотрите на конечную станцию серой линии.
ЕКАТЕРИНА ГОНЧАРЕНКО
Журнал «Столица», номер 10 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 5
Номер Столицы: 1997-10
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?