•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Восьмое чудо цвета

В пятом номере «Столицы» была опубликована статья «Изобретатель нового русского алфавита». Речь в ней шла о том, что открыт, собственно говоря, новый русский алфавит. Сделал это Александр Иванович Клейменов, житель нашего города.
Александр Иванович расположил общеизвестные буквы алфавита так, как они этого заслуживают, по старшинству, то есть по частоте употребления. На первом месте у него оказалась буква «о», второе заняла «а», третье взяла «е». Кроме того, Александр Иванович закрепил за каждой буквой цвет.
Всего 8 цветов, которые соответствуют 8 субстанциям — духа, души, разума...
Всего Александр Иванович открыл читателям «Столицы» 7 субстанций. Восьмую, а также цвет, в который она была зашифрована, Клейменов оставил при себе из простого соображения: «чтобы меня не раскрыли».
Сразу же после публикации Александр Иванович позвонил в редакцию и рассказал, что, после того как прочитал статью про свое открытие, у него появилось второе дыхание и работа пошла гораздо быстрее.
— После вашей публикации ко мне обратился фонд «Столица», — взволнованно сказал он. — Страна хочет профинансировать свое будущее. Попросили только написать справку о том, чем я занимаюсь. Поможешь, Андрей? Я, конечно, пообещал и, конечно, забыл. В следующий раз Александр Иванович позвонил грустный.
— Страна не хочет финансировать свое будущее, — подавленно сообщил он. — Сказали, что финансируют работы, направленные на духовное изменение России. Написал справку. А они говорят, что это языковедение какое-то.
Через несколько дней он опять позвонил.
— Есть надежда! Обратился в Фонд президента России с предложением создать Российский фонд будущего. Справку уже отправил. Жду ответа.
— Александр Иванович, — спросил я осторожно, — а работа ваша двигается?
— О-го-го! — сказал он.
— А поточнее?

— Осталась проблема только со словами «еж», «зуб», «звук» и «бык». Они как-то пока не охватываются моей системой. Работаю над этим.
Потом он опять, конечно, позвонил.
— Из Фонда президента переслали записку в правительство Москвы, в комитет по общественным и региональным связям. А хотите, — неожиданно сказал, — я вам восьмой цвет назову?
— Еще бы.
— Голубой! — выпалил он.
— Что вы теперь делать с этим будете, Александр Иванович? Ох, не найти вам правды...
— Я консультируюсь сейчас с институтом философии РАН. Они заинтересовались. Мы все посчитали. Для продолжения исследований группе из десяти человек необходимы пятьсот миллионов рублей в год.
Нет, если кто-нибудь не хочет, чтобы буквы стояли по порядку, давайте признаемся, что нам это не нужно, и разойдемся. Но если мы ответственные люди и думаем о будущем, придется нам найти эти денежки. Придется! Разве будущее не стоит пятисот миллионов рублей в год? — На что же такие деньги, Александр Иванович? — Да на то, чтобы обсчитать одного Пушкина, Институт русского языка затребовал три тысячи долларов.
— То есть? — Ну, — нехотя объяснил Клейменов, есть у них там компьютер, в котором собран весь Пушкин. Я загорелся — дай, думаю, по-научному посчитаю, сколько каких букв в произведениях самого уважаемого классика, солнца русской мысли. А то я все-таки на коленке считал. Взял книжку «Руслан и Людмила», которая по основным прикидкам является стандартом русского языка. Кто-то, может, предпочитает Достоевского, но Пушкин все-таки главнее. Взял и посчитал, какие буквы чаще всего встречаются. А тут такая возможность — всего классика обсчитать. Я загорелся. Они тоже. И сказали, что для этого нужны три тысячи долларов. Я погас.
Но Клейменов предупредил, что совсем погасить его не удастся никому. Структура алфавита наталкивает его на восьмивариантное мышление, и все 8 вариантов он пустит в ход, чтобы добиться своего.
— Это ведь, кстати, вполне в духе «восьмерки» в Денвере, — неожиданно сказал он. — И потом, семеро одного не ждут. Я уж не говорю о том, что семь раз отмерь — один отрежь. Участвуют-то везде восемь! Мне очень захотелось как-нибудь приободрить этого доброго человека. Пока я подыскивал слова, он сам сказал: — И давно пора вручать орден Бессмертия. Это будет звезда с восемью лучами, раскрашенными в разные цвета.
Так я ему ничего и не сказал. Только спросил о творческих планах.
— В принципе можно раскрасить все буквы, — сказал Александр Иванович Клейменов, — но это уже дело следующих столетий.
— Звоните, — попросил я. — Не бросайте меня, Александр Иванович. Мне будет одиноко без вас. Мы обсчитаем Пушкина и сделаем шаг к новому миропониманию. Мы упорядочим мир.
Мы катапультируем информацию о бессмертном духе и сохраним ее до новой весны вселенной. Мы все расставим по своим местам. Только звоните, пожалуйста. Как мне теперь без вас?
АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ
Журнал «Столица», номер 10 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-10
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?