•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Москвич! Будь чище!

Москвич! Будь чище!В огромных количествах для москвичей были закуплены мочалки, шампуни, жидкое мыло, гели — как увлажняющий, так и освежающий. Чай также, сахар и сушки. Был предусмотрен душевный разговор на кухне. Но какие же это пустяки о сравнению с главным — в квартире на улице Демьяна Бедного была горячая вода! Мы дали объявление нг об акции «Москвич! Будь чище!» в журнале. Нам помогала радиостанция «Серебряный дождь». Мы начали принимать на пейджер сообщения от желающих помыться. Мы подозревали, что власти, отключая воду, задевают москвичей за живое, но не предполагали, насколько оно живое! «Всю дорогу приходится придерживать рассыпающиеся на куски волосы обеими руками. Обязательно приеду. Спасибо!» «Вы дадите мне помыться или нет? Срочно позвоните по телефону...
Ольга. Спасибо». «Уважаемые! Прошу в срочном порядке решить вопрос с помывом, ибо по телу бродят насекомые, грязь отваливается от тела, жду адреса вашей бани». «СКОЛЬКО же можно! Звоните скорее! От этого сейчас зависит жизнь двух любящих друга друга людей!» Вот что вы нам сообщали на пейджер. А ПОТОМ вы начали к нам приезжать.
Чистая музыка Знали бы те, кто отключает горячую воду, кого они лишают этой воды! Может, и передумали бы.
Максим Горелик. Приехал из Филей. Воды нет с третьего июня. Не мылся три дня.
— Раз в три дня обязательно надо мыться.
Я музыкант и пою, — сказал чистый Максим, усаживаясь за чай. — Человек не может чисто петь, если сам — грязный.
Максим поет в ансамбле солистов «Златоуст». Ансамбль играет духовную музыку.
Максим готовится к сольной карьере, но пока, сам признается, смиренный ученик.
Но он далеко не ученик в пейджинговой компании, где зарабатывает на хлеб.
— Я вам так благодарен! — сказал Максим. — У меня есть один человек, его зовут Данила. Мы с Данилой всегда ездили друг к другу мыться.


Но в этом году воду у нас отключили одновременно, и мы не знали, что делать. И вот вы.
— Но где же Данила? — спросили мы.
— Сегодня же День независимости, — объяснил Максим. — Поэтому он вынужден был уехать на дачу. Так нужно.
Не очень мы поняли, что за нужда погнала Данилу в День независимости на дачу.
— Да, нужда, — горячо настаивал Максим. — Жизнь человека состоит не из удовольствий, а из преодоления себя.
Вы думаете, для меня мытье — удовольствие? Нет, напротив, суровая жизненная необходимость. Понимание это идет от разума. Но то, что делает возможным понимание, это порыв бытия, а не разум, так говорили древние китайцы. Уже они понимали, что разум и бытие разделяет пропасть. Дерзнувшие броситься туда находят либо смерть, либо вечную дорогу, где без устали ходит свирепый космический ветер...
Так сказал Максим, допил чай и попрощался с нами.
Мир вашему дому На улице дул свирепый космический ветер, и хоть было чем дышать в этой духоте. Город праздновал День независимости. Хрущевской пятиэтажке, где мы сняли квартиру, было заметно не по себе от этого. К остальным праздникам она притерпелась, а этот, новый, изумлял ее. Еще не было и полудня, а жители, собравшись у одного из подъездов, уже разбирали всемером смеситель — и никак не могли разобрать. Что-то не ладилось у них, что-то не получалось. Потом нервы сдавали сразу у всех, и семеро за несколько секунд выпивали бутылку водки. И снова разбирали смеситель.
На лавочке у другого подъезда уже крепко спала немолодая женщина, утомленная солнцем и жизнью. Этажом ниже нас, напротив, не спали и спать не собирались, а громко пели и целовались, потом заплакали.
Потом раздался страшный крик: — Ты что?! Четыре мужика тебя ждут, а ты — что?! Вслед за этим появились четыре мужика и, громко топая, побежали на пятого. Мы думали, произойдет что-то ужасное, а они обнялись и ушли в тенек.
— Хорошо этому дому, — вздохнули мы.
— Ведь у них есть горячая вода. Любой праздник — в радость. Вот и гуляют они.
Музыкант Максим Горелик не может петь, когда он грязный Чистая медицина Но ведь и у Сергея Михайлова тоже в этот день был праздник! А Сергей приехал к нам и помылся! Сергей Михайлов, Преображенская площадь, воды нет со второго июня. Спасается от грязи в бассейне «Олимпийский» и у сестры в Конькове.
— Не знаю, что вам и сказать, дорогие вы мои, — приговаривал он после длительного отсутствия в ванной. — Как благодарить, чем? С этими словами он достал из сумки детскую игрушку и подарил ее девушке Маше, ответственной за порядок в квартире. Маша наливала Сергею Михайлову чай.
— Я немного устал за последние дни, — признался Сергей. — Внедряем установку для вибромеханического расширения коронарных сосудов. Все идет не так гладко, как хотелось бы, но в общем неплохо. Ее придумал очень талантливый человек, ему тридцать шесть лет, он защитил докторскую диссертацию, а сейчас уехал в Волгоград, его пригласили, и он согласился, и ему сразу дали пятикомнатную квартиру в центре города.
Так Сергей Михайлов оказался врачом, аспирантом кафедры акушерства и гинекологии Московского медицинского стоматологического института.
— Так вы стоматолог-гинеколог? — удивились мы.
— Нет, — рассмеялся он, — все совсем не так. С этим институтом все в двадцать четвертом году началось, длинная история, очень непонятная, со многими неизвестными...
Мы не стали настаивать. Зато Сергей рассказал, что сейчас работает в 1-й Градской, в лаборатории по разработке новой медицинской техники. Но даже не это главное. Главное — что у себя в больнице он с друзьями построил баню и теперь не знает никаких хлопот в жизни.
— Построить баню нетрудно, если поднатужиться и собрать девятьсот долларов, — объяснял он. — Триста долларов — финская печка, триста — дерево, еще триста — работа. И готова баня! Несчастье только в том, что раз в году в Москве на месяц отключают горячую воду и баней пользоваться нельзя.
— Но зато можно пользоваться вашей квартирой! — заключил Сергей свою историю. — Раньше, в юности, у меня в жизни было только две страсти — мытье в чужих ваннах и сон в чужих кроватях. Я очень любил своих друзей и подруг, спал в их кроватях и мылся в их ваннах. А теперь я лишен такой возможности, потому что все свое время отдаю внедрению новой медицинской техники. И вот вы выручили меня! Чистое вранье Но еще горячее благодарила нас Надя Колесникова из подмосковного города Усова. История Нади произвела на нас огромное впечатление.
— Я приехала к вам со дня рождения, — рассказала она. — Не своего — подруги. Мы отмечаем дни рождения на нашей речке. Там мы, между прочим, и моемся. Все девчонки помылись, а я поехала к вам. Дело в том, что, к сожалению, в наших домах горячей воды не было никогда. Так уж вышло. Часто в наших домах не бывает и света, поэтому, случается, я моюсь при свечах. Это так романтично! Из дальнейшего разговора выяснилось, что в Надином доме нет не только горячей воды и света, но и ванны.
— О, если бы у меня была ванна!.. — мечтательно говорила Надя. — Я бы целыми днями лежала в ней и пела: «Я был зол!» — «И я сердилась!» — «Я ушел!» — «И я ушла!» Но ванны у меня нет. И, наверное, теперь уже не будет...
— Будет, — успокаивали мы ее. — Обязательно будет! И мы показали ей ванну.
— Ох, — вздохнула она. — Вы не могли бы оставить меня одну? Через пару минут из ванной уже слышался дивный девичий голос: «„Мы оба были..." — „Я у аптеки..." — „А я в кино искала вас..."» Чистая Надя попросила нас на прощанье: — Приезжайте к нам в Усово. Посмотрите, как мы живем. В речке искупаемся. Вымыться можем. Приезжайте! Мы потом долго молчали. Надя уже ушла, а мы молчали. Ведь, честно говоря, босоножка на Надиной ноге стоила всей сантехники в нашей квартире. А ее платье от Лакруа — и всей квартиры. И смеялась Надя в ответ на наши жалкие шутки так звонко, так счастливо! Так не смеется человек, у которого нет ванны. Что-то здесь было не так.
Не подшутила ли над нами студентка Текстильной академии? В общем, мы обязательно поедем в Усово.
Чистое искусство Вот пришла к нам, например, другая девушка, Лена Степанова, и сразу честно сказала, что она — актриса драмы. Никаких шуток. И ванна у нее дома есть, и горячая вода, и никакой реки поблизости. И подружку с собой привела, Зубареву Женю. Юркнули они в ванную — мы и оглянуться не успели.
Долго их не было. Мылись тихо, без всяких песен. Любо-дорого! А вымывшись, Лена сразу показала удостоверение актрисы драмы.
Но, правда, тоже недолго держалась.
— Я принцесса, — объяснила вдруг 17-летняя актриса драмы. — Хотите верьте, хотите нет. Похожа? Иву Пержинову знаете? А что знаете? Театр «Киноспектакль » знаете? — Я знаю! — воскликнула Ольга Рогожникова, администратор театра «На Покровке», которая тоже пришла помыться, такой театр! — И я театр «На Покровке » знаю, — обрадовалась Лена.
Они уединились на балконе и долго беседовали о чистом искусстве.
Чистая наука А в ванной в это время находились муж и жена Володя Заикин и Аня Дудкина, потому что в одиночку они уже давно нигде не находятся.
Перед тем как закрыться в ванной, Володя коротко рассказал о себе.
— Мультисеть. Система видеоидентификации. Работаем с Кремлем. Большего сказать не могу, не просите.
Впрочем, из ванной он вышел другим человеком, приветливым и словоохотливым.
— Чаю? — предложили мы супругам.
— Теперь — с удовольствием! После такого дела и чаю можно выпить! — согласились они.
— Хулиган! — нежно посмотрела Аня на мужа. — Отбил меня у всей группы. А ведь с другого факультета! Оказалось, что супруги до сих пор учатся в МАИ, хоть и собираются его закончить. Живут они на Соколе. Без горячей воды почти месяц.
— А ведь Яне (это Аня наоборот) один месяц и двенадцать дней, — сказал Володя. — И ей тоже надо мыться. Никуда, видимо, от этого не уйти. Но разве для того мы ее рожали, чтобы она не мылась три четверти своей жизни? Яну супруги рожали в 8-м роддоме. До него они обошли еще несколько роддомов, потому что ВОЛОДЯ хотел присутствовать при родах, а ему либо не позволяли, либо требовали огромные деньги. И вот они в 8-м роддоме. Никаких денег, палата на двух человек в отделении патологии. В 7 утра у Ани начались схватки. В пять вечера она родила. Володя все время был рядом с ней, держал за руку и ходил вокруг с тряпочкой и тазиком.
— Тужился, тужился я вместе с ней, — рассказывал Володя, — а потом слышу что-то такое: «Хрю!» А уж потом Яна как закричит.
На фирме, где я работаю, — сказал Володя, — все хотят помыться. Я им предлагал: поехали в «Столицу», она не обманет.
Но они застеснялись. А один немец, которому я про ваше доброе дело рассказал, глаза широко раскрыл и говорит: «Это ночной кошмар, то, что вы рассказываете! Этого не может быть!» А просто он неделю назад приехал из Германии и живет в гостинице «Будапешт», где вода есть. А вчера пришел очень тихий и рассказывает: «У нас в гостинице объявление повесили, что горячей воды больше не будет. Я не знаю, как жить. Вы возьмете меня с собой в журнал „Столица"?» Да только у него в последний момент все равно нервы сдали, не поехал он.
Мы прощались, благодарные друг другу.
— Мы бы еще посидели, — говорил Володя, — но надо успеть до вечера посчитать апертуру на выходе прямоугольного волновода. Прощайте! Чистый коммерсант После семейной пары к нам пришел холостой Виктор Наугадов. Впрочем, он не смущался этим обстоятельством.
— Нет, чего-то у вас не хватает... А! Где гель для укладки волос? — спросил красавчик Наугадов.
Не было у нас такого геля.
Тогда Наугадов позвонил девушке и предложил ей помыться с ним в нашей ванне. Девушка отказалась. Мы тоже. Наугадов совсем расстроился и долго мылся один. Правда, ему удалось спеть из ванны песню в прямом эфире радиостанции «Серебряный дождь».
— Ну и что дальше? — спросил он, едва выйдя.
— Чай, — сказали мы.
— Так просто? — совсем расстроился он. — Да я лучше бы съездил на «мерседесы» посмотреть.
Наугадов все время ездит смотреть на «мерседесы». Все остальное ему лень. Он когда-нибудь купит себе «мерседес».
— Видимо, это будет сто двадцать шестой, — сказал он. — Буду возить на нем сто двадцать шесть девчонок.
— Может, тогда лучше пятисотый купить? — Нет, это слишком, — подумав, сказал он. — Слишком много девчонок.
Жизнь проходит сквозь пальцы, как песок, вот что плохо, — продолжил Наугадов, выпив еще одну кружку чая. — Ведь как я провел вчерашний вечер? А я просто взял да ушел в ночь — проверять, как префект Центрального округа Музыкантский выполняет свое предупреждение в отношении проституток.
— И как выполняет? — Да никак не выполняет, — пожаловался Наугадов. — Все на месте. Никаких денег не хватит. А зарабатывать лень. Недавно чуть не заработал кучу денег. По «Времечку» был сюжет о том, что в одной деревне накрыли подпольный цех по производству фальшивой водки. Я думаю: Чистая снаружи. Чистая изнутри наверняка там еще какой-нибудь цех есть.
Надо связаться с людьми. Позвонил во «Времечко», объяснил, что в этой деревне у меня бабушка живет и я очень опасаюсь, не втянута ли она в этот преступный бизнес. Они говорят: «Ну так съездите и проверьте». А я говорю: «Да я название деревни забыл». А они говорят: «Ничем не можем вам помочь». Так и не удалось мне заработать кучу денег, а ведь они совсем рядом были — вот, руку протяни.
Кстати, надо бы вытереть пол в ванной, — вдруг сказал Наугадов. — Я брызгаться люблю. Могло затопить соседей.
Мы бросились в ванну. Соседей затопить не успело.
— Обычно успевает. Я так с предыдущей квартиры съехал. Там бабка, внизу жила. Прибегает как-то: тону! Я спустился: там на потолке в ванной крошечное пятнышко. Я ей объясняю, что это не я. Но она все равно хозяйке пожаловалась. Я и хозяйке то же объяснил.
- Но откуда бы такое пятнышко взялось, если не из квартиры сверху? — Ну, это уже не пятнышко было, а довольно большое пятно. Вот все вы против меня. Хозяйка то же самое говорила. А я считаю, что все вы неправы. Съехал я с этой квартиры. Теперь недвижимостью занимаюсь. Эх, какая же лень!..
На прощанье Наугадов посоветовал нам провести еще одну акцию.
— Но какую? — Дайте подумать. А, вот очень нужная акция — по выдаче людям зарплаты. Выдайте людям зарплату. А то от правительства одни обещания. Все придут! Еще и из других городов приедут.
— Это и мы в такой акции приняли бы участие, — сказали мы. — На стороне обиженных.
— Вот и давайте! Там и увидимся! Мы вышли на улицу вместе с Наугадовым и осмотрелись. Да, не зря работал три дня наш банный пункт. Лица москвичей стали определенно чище, оптимистичней, веселей. Нет, не все они успели помыться. Но зато москвичи узнали, что теперь они в любой момент могут сделать это — на улице Демьяна Бедного, в обыкновенной столичной квартире.
Поэтому никакого отчаяния и истерики не было на лицах москвичей. Потому что мы оказались сильнее обстоятельств и муниципального руководства.
Пролетарии всех стран, отмывайтесь! Так победим!
АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ
Журнал «Столица», номер 09 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-09
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?