•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Одежда особого назначения

Беда. По-прежнему большие нарекания вызывает внешний вид отдельно взятых москвичей. 850 лет не за горами, а не все еще городские люди выглядят красиво, пестро, по-юбилейному! Трудно, нелегко по одежке встретить и понять, кто из нас сантехник, завгар, конный постовой, лифтер, а кто работник лопаты и метлы. И вот - решительный прорыв на модельерном фронте! Мэр и мэрия переходят в наступление на внешний вид коммунального и служивого москвича. Объявлено всемо| сковское улучшение внешнего вида. Лучшие силы брошены на одевание городских служб во что-нибудь праздничное цветастое, желательно с аксельбантом. Для представителей городских служб уже заказаны специально оборудованные униформы, по-простому, по-нашему говоря, спецовки. Нет, не будут новые спецовки унылыми и серыми, как в прежние времена. Они будут бросаться в глаза, радовать воображение, дарить радость общения с прекрасной коммунальной модой. Лифтеры, киоскеры, вагоновожатые, контролеры таким образом превратятся в топ-моделей. Но первыми в очереди оказались, разумеется, те, кого мы больше всех любим и чаще всего видим, - конные милиционеры и дворники.

Люди в конном Для начала о новой форме милицейской кавалерии. Работает над ней московский модельер Елена Пелевина. Работает, в общемто, на свой страх и риск. И даже почему-то за свои собственные деньги. Почему? Да потому что никаких специальных правительственных распоряжений и постановлений по поводу конной формы мэрия не издавала. Если верить Пелевиной, то сама идея создания новых милицейских доспехов не так давно родилась в голове лично Юрия Михайловича Лужкова.
О своих намерениях мэр известил подчиненных, а курировать проект доверил своей личной жене Елене. Но при этом как настоящий патриот потребовал, чтобы новая милицейская форма обязательно была: — праздничной; — напоминала бы о славных традициях русского милицейского и прочего оружия.
Спрашивается, кому могло быть доверено столь ответственное дело? Никому, кроме Елены Пелевиной. Она уже пять лет владеет Домом русской моды и по совместительству является его главным художником. Шьет выходные костюмы для дам в псевдорусском стиле и продвигает национальную идею на Западе. Работы ее выставлены в нью-йоркском музее Метрополитен.
Вот мастерская модельера Пелевиной. По стенам развешаны лоскутные одеяла, на вешалках теснятся сарафаны. На полу — медный самовар, увенчанный неточной копией шапки Мономаха. А в углу, на стуле, свалено несколько псевдогусарских киверов. Синие околыши, красный верх, золотые венчики из новогоднего «дождя». Ну и, конечно, бодрый двуглавый орел во лбу.
Это новая форма? Да, она! Верхняя ее часть.
На вешалке — все остальное.
Ничего гусарского. Этакие столоначальницкие синие камзолы длиной до колена. Правда, с мохнатыми золочеными эполетами, красными отворотами на рукавах и жидкими аксельбантами поперек груди.
— Фотографировать нельзя, — предупреждает меня Пелевина и грудью закрывает свои произведения.
— Почему? — удивляюсь я.
— Потому, — объясняет русский народный модельер, — что костюмы эти, наверное, никуда не пойдут. Вы не представляете, как я расстроена...
Да, не везет нашим модельерам с милицейской формой. Так уж исторически сложилось.
Пробовал еще в начале 90-х годов переодеть правоохранителей Слава Зайцев. Правда, перед ним задача масштабней стояла — милиционеров всей страны обновить. Сделал Слава свою форму с массой кармашков, со вставными сеточками для вентиляции в жаркий милицейский полдень. И что же? Забраковало эту форму МВД. Вычурно, сказали. И потом цвет. Ну почему синяя форма? Серая привычней.
Сейчас история повторяется. И опять, кстати, синий цвет не нравится.
А получилось так. Попросила Елена Лужкова Елену Пелевину подготовить образцы формы к 21 июня. Та за работу взялась. Эскизы нарисовала, шить уже начала. А где-то с полмесяца назад явились к Пелевиной представители конной милиции. Дайте-ка нам, говорят, с предварительными результатами познакомиться. Пелевина дала им эскизы. Теперь раскаивается. Потому что всплыли каким-то образом эти картинки на столе у супругов Лужковых.
Мэру эскизы не понравились. Жене его — тоже. Позвонила она недавно Пелевиной и отчитала ее. Что же это, сказала, не знаете вы разве, что это у французов синие мундиры в 1812 году были? А у русских чудо-богатырей — все больше зеленые. Уж будьте любезны, приведите ваши костюмы в соответствие с нашей исторической действительностью! В общем, Пелевина подозревает руководство милицейской конницы в интригах. Не исключено, что они нарочно мэру сырые эскизы подсунули, да, может, еще и наговорили чего нехорошего про новую форму.
Я, признаться, этих подозрений поначалу не разделял. А потом поговорил с Владимиром Быковым, заместителем командира четвертого полка патрульно-постовой службы, в состав которой входит батальон конной милиции. Кавалеристы наши без всякой лошади на дыбы встают по поводу новшества: — Видал я эти костюмчики, видал, — сообщил мне милиционер Быков. — Ну и чушь, я вам скажу. Нам хотя бы новые штаны купили, старые совсем об седла истерлись. А в этих тряпках как работать? Только на маскарад и ездить. А потом, как же это мы по эполетам звания будем различать? Это ж весь устав менять придется из-за такой формы.
В общем, ситуация с милицейскими камзолами такая. Модельер Пелевина к 21 июня обещает супруге градоначальника пошить на пробу 30 комплектов новой формы. Уже зеленой, естественно. После этого костюмы будут переданы на испытания в батальон конной милиции. И только потом по итогам этих испытаний будет решено, выделить ли денег на переодевание в камзолы всех 150 московских конных милиционеров.
Оформление дворников С дворниками все значительно солидней. Даже есть специальное по этому поводу распоряжение мэра Лужкова от 29 мая, по которому на новые костюмы работников метлы и лопаты из горбюджета должно быть выделено 35 миллиардов рублей.
А в Центральном административном округе даже решились на почин. Дворников уже переодели! Не дожидаясь общегородских распоряжений.
Кто? Префект Музыкантский переодел. Еще полгода назад.
Связался с Трехгорной мануфактурой, та представила эскизы, и вот, пожалуйста, — ходят теперь четыре с половиной тысячи центровых дворников в новых костюмах по цене 310 тысяч рублей за комплект.
В комплекте — комбинезон, кепка с большим козырьком и куртка. Все — из ярко-оранжевой плащевки, а на спине у ответственных сотрудников большими зелеными буквами выведена аббревиатура — ЦАО.
Начальник подотдела перспективного развития управления городского заказа Нина Шишацкая рассказала мне, что мэру Лужкову инициатива Музыкантского понравилась. Поэтому и распорядился он переодеть в единую форму всех остальных городских дворников. А заодно сантехников, слесарей и прочий технический персонал. Всего 42 тысячи человек.
— Сейчас, согласно распоряжению мэра, мы объявили конкурс на лучшую форму среди столичных производителей одежды, — рассказала Нина Андреевна. — Основные условия — чтобы все соревнующиеся фирмы были московскими и шили форму из отечественного текстиля.
Итоги конкурса будут подведены через месяц. Пока имена претендентов держатся в строгой тайне. В открытую играет только Трехгорка, которая гордо выносит на высокий суд свою рассекреченную продукцию — оранжевые комбинезон, куртку и кепку с большим козырьком.
ВАСИЛИЙ АКИМОВ
Журнал «Столица», номер 09 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-09
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?