•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Театр милицейского зрителя

Мастер письменного детективного жанра Александр Росляков продолжает снабжать нас познавательными уголовными историями. Драматические события, происходящие с его персонажами, учат нас противостоять силам зла, мыть руки перед едой и переходить дорогу только на зеленый свет. Истории эти про одаренных работников утро, а также их смышленых родственников наверняка произведут неизгладимое впечатление на тех, кто ни разу не ставил подпись под милицейским протоколом.
«Верю»,— сказал бы Станиславский, став свидетелем этих трех актерских импровизаций. Но, увы, системе правоохранительных органов Константин Сергеевич предпочел свою собственную, в которой ружья в первом акте висят на стене, а стреляют лишь в последнем. В реальной жизни нехорошие люди палят, взрывают, наносят удары ногой в челюсть, дают и берут взятки, не заглядывая в сценарий. А вот убирать таких плохих героев со сцены приходится иногда по системе Станиславского, исправленной и дополненной нашей славной милицией.
Герои свистка и фуражки — народ веселый. Даже дети их умеют шутить довольно лихо. В этом я убедился, разбираясь с делом об убийстве сироты ее опекунами. Месяц милицейской бригаде пришлось потратить на то, чтобы доказать мастерски скрытое преступление. Душегубов осудили. Но меня, честно говоря, поразили не банальные, в сущности, обстоятельства дела, а рассказ старшего опера угрозыска Андрея Мочалова о совсем другой истории — с его сыном, дошкольником.
Андрей, наш русский Рембо из Сибири, уверенный, что против любого лома есть прием, по роду своей бурной деятельности нажил среди бандитов множество врагов. И те, как-то не смея поднять на него руку, решили выкрасть сына. А мальчонка бойкий очень — в папу весь. При мне довел маму чуть не до обморока: постриг ножницами ее шубу, на которую папаша не один год деньги собирал.
За это его, конечно, по головке не погладили, но досталось парню не очень — что с мальца возьмешь? А вот что этот малец несколько раньше отмочил, когда отец был на работе, мать куда-то отошла, а он сидел дома один.


Раздается звонок в дверь. А в коридоре, перед входной дверью, как водится в провинции, масса вещей: какие-то коробки, банки, обувь и так далее. Мальчик спрашивает: — Кто там? Какой-то мужик отвечает ласково: — Мы с папиной работы, открой, надо отцу кое-что оставить.
И сын бравого опера, уж непонятно как, но все мигом смекнув, отпускает шутку, которой его никто не учил: — Дяденька, там рядом с вами, в вещах, бомба, а веревочка от нее у меня. Сейчас как дерну — от вас ошметков не останется! И сработало! Похитители, которые спокойно отомкнули бы простой замок, на цыпочках вернулись к лифту и дали стрекача. Вернулась мама, и ребенок ей радостно поведал, как подшутил над дядями, отчего, правда, она чуть в обморок не упала. Ну а затем папа уже по своим каналам узнал подоплеку гнусного плана, который не удалось осуществить благодаря тому, что наследник обладал изрядным чувством юмора.
А вот какую сцену пришлось разыграть московскому следователю Дмитрию Лило.
— Служил у нас юный сотрудник Рома, жил неподалеку от меня,— начал он рассказ. — И однажды весной, ближе к ночи, какие-то подонки попортили ему внешность. На следующий день, в светлый праздник Первого мая, побитый Рома постучал ко мне и поделился своей печалью.
С опером Олегом Городивским мы быстро вычислили Роминых обидчиков (тех было двое) и пошли их брать. Являемся на первую квартиру.
Не боясь ничего, пинком открываем дверь, а там человек пятнадцать, и все уже на взводе. Что делать? Действуем по ситуации. Заорав дурным голосом «заходи справа, заходи слева!» и отдавая другие команды в пустоту, мы с Олегом разбросали всю компанию по углам и нужного нам злодея выволокли. Всем остальным спектакль наш так понравился, что они и не шевельнулись. Правда, мы, надо сказать, тоже слегка разволновались и по другому адресу вызвали уже бригаду из пятнадцати автоматчиков. Но нашли там только одного пьяного, без признаков движения, хмыря, который сказал «ме» и больше ничего.
Ну и еще забавный случай о талантах и поклонниках оперативной самодеятельности. В одном московском округе обосновалась банда рэкетиров. До того крутых, что крупные предприниматели, которых они обложили данью, нипочем не хотели их выдавать. Но информация поступила куда надо, и там решили все равно убрать злодеев, используя не очень хитрый, но требующий изрядного актерского таланта номер.
Обрядили самого даровитого опера по всей бандитской форме: роскошный плащ, костюм, батистовая рубашка, туфли с блеском.
Заваливается он к главе солидной фирмы и говорит: — Ну ты, козел, кому бабки платишь? Будешь теперь отстегивать их мне, а стрелку забиваю твоим сявкам там-то. И ты с собой двести пятьдесят тысяч баксов прихвати.
Актерский дебют опера показался нам приличным, и все ждали, что возмущенные таким дерзким наездом подлинные рэкетиры всей бандой явятся на встречу, где и будут взяты. Но роль свою опер сыграл не просто хорошо, а восхитительно, что и подтвердил дальнейший ход событий.
В назначенный час к месту предполагаемой встречи с рэкетирами незаметно подтянулся десяток машин с автоматчиками в бронежилетах плюс прочие замаскированные снайперы, связные и т. д. Мышь не проскочит! И тогда опер в том же маскарадном облачении с парой одетых ему под стать коллег выдвинулся к назначенному рубежу. Но увидел там только одну фигуру — главу фирмы. В руках он держал объемистый чемоданчик. Наш герой подумал: «Эх, не соваться б мне в актеры, раскусили!» Но напрасно он пенял на свой талант! Ибо коммерсант приветствовал его такой (дословно) фразой: — Ну, я все понял, моя крыша против твоей не катит, получи, — и передал обомлевшему оперу чемодан, в котором, как оказалось, в новеньких пачках покоились те самые 250 тысяч долларов.
И оперу, чтобы не раскрыть карт, пришлось этот чемодан с соответствующим видом принять и удалиться к поджидающим его бойцам. Перестарался.
Загвоздка заключалась в том, как эти 250 тысяч оприходовать. Ведь формально брошенные на защиту бизнеса от рэкетиров милиционеры и учинили благодаря великолепной игре опера тот же самый рэкет: запугали коммерсанта — он и заплатил! Не знаю, как они там выкрутились. Слышал только, что эти деньги долго валялись в сейфе, а опер долго находился в шоке: вот это гонорар за дебют, длившийся всего-то полторы минуты!
АЛЕКСАНДР РОСЛЯКОВ
Журнал «Столица», номер 08 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-08
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?