•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Химический состав москвича

В журналистике застойных времен имелся жанр, неистово любимый населением. Назывался «научпоп». Каждая редакция заводила себе специального человека, который умел человеческим языком объяснить согражданам, что именно изобрели ученые, перевести на русский язык их таблицы, формулы и графики* Население от этого чувствовало себя умнее, поскольку приобщалось к каким-то незнакомым ему пробиркам, гальванометрам, синхрофазотронам и другим приспособлениям.
Абсолютным рекордсменом советского научпопа был и остается Ярослав Голованов, писавший о науке вообще и о космосе в частности так, что люди старшего поколения до сих пор считают, что он лично побывал в открытом космосе, на Луне и Марсе одновременно. Современные читатели от научпопа в его оригинальном исполнении отвыкли, а мы решили вспомнить старую добрую традицию. И заказали Ярославу Кирилловичу заметку о химии. Точнее о том, из чего, с его точки зрения, состоит москвич.
Потому что ежу понятно, что москвич — существо особенное во всех отношениях. Ярослав Кириллович, судя по тексту, поддерживает это соображение.


Газообразные люди

Хочу поблагодарить «Столицу» за идею установить химический состав среднестатистического москвича. Мы знали его политическое, социальное, национальное лицо, но из каких клеток менделеевской таблицы он состоит, понятия не имели.
Разумеется, вы слышали, что в человеке много воды. Да, действительно, много — 60-65 процентов веса тела. Но мы-то поведем речь не о воде, не о жирах-белках-углеводах, то есть не о химических соединениях, состав которых более или менее известен, а о химических элементах — тех кирпичиках, из которых построен мир вообще и москвич в частности.
Так вот. Знайте теперь, что из 103 элементов периодической системы Дмитрия Ивановича в среднестатистическом москвиче только пять химических элементов составляют более одного процента его живого веса: кислород (65,04 процента), углерод (18,25 процента), водород (10,05 процента), азот (2,65 процента) и кальций (1,4 процента). Поэтому, если говорить об элементах, а не об их соединениях, можно сделать такой, на первый взгляд, фантастический вывод: москвич в основе своей — существо газообразное, а твердым просто прикидывается! Итак, пять самых главных элементов. Я уже готов был поиронизировать по поводу примитивного химического состава моих земляков, но тут выяснилось, что дело намного сложнее. Если исключить сверхтяжелые элементы, которые получают на ускорителях, то в москвиче в количествах подчас неуловимых, измеряемых ничтожными долями миллиграмма, есть практически все элементы периодической системы! А потому вывод второй, не менее фантастический: в известной нам Вселенной нет тела более сложного химического состава, чем у среднестатистического москвича! И еще одно откровение осенило меня, едва я сунул нос в эту тему. Считать, каких атомов в москвиче больше, каких меньше, нельзя. Это вульгарно. Москвич не глиняный и не железный, он живой. А значит, все это уже не химия, а биохимия. Мой москвич не колба, в которой намешали всего понемногу.
«Живые » молекулы жителя столицы постоянно взаимодействуют между собой: сходятся, расходятся, дружат, ссорятся, помогают и мешают друг другу.
Химические элементы в теле московского человека представляются мне старейшинами неких фамильных кланов, куда входят их дети-ионы, внучки-аминокислоты, правнуки-ферменты. Миллиарды родственников этих гигантских семей постоянно взаимодействуют с членами соседних кланов: играют свадьбы и подают на развод, празднуют рождение маленького ядрышка и горюют на похоронах старенькой мембраны. Одни дружат домами, другие не терпят друг друга, и дело доходит до жестоких схваток. Этот мир, хотя и похожий на наш, знаком нам совсем немного.
Да, этот третий вывод, пожалуй, самый неожиданный: начитавшись ученых книг и журналов, понял я, что сегодня мы не в состоянии ответить на бесчисленное количество вопросов, как общих, так и частных.
Почему Земля выбрала именно «углеродный вариант» жизни, а скажем, не кремниевый, что научно вполне допустимо? Почему одни химические элементы находятся в человеческом теле в постоянной и очень точной дозировке, скажем, калий и натрий, а количество других может варьироваться? Почему щитовидная железа москвича летом собирает йод гораздо более активно, чем зимой? Почему у москвича и у парижанина кремний сосредоточен в коже, медь — в печени, фтор — в зубах, цинк — в нервной системе? Почему в волосах студентов, которые учатся хорошо, больше цинка и меди, но меньше йода, свинца и кадмия, чем в волосах тех, кто учится плохо? Почему именно литий — самый легкий металл (он в пять раз легче алюминия) — помогает лечить психические расстройства, маниакально-депрессивные психозы, тормозит проявления агрессивности? Почему именно никель вызывает «никелевую аллергию» с экземой на руках и почему женщины подвержены этой аллергии чаще, чем мужчины? Почему, если вы будете вдыхать гелий, у вас изменится высота голоса? Почему лепесток сусального золота, положенный на рану, останавливает кровь? Не знаю, не знаю, не знаю! И мне кажется, никто не знает...
Опять не знаю Говорить о какой-то исключительности москвича по сравнению, скажем, с жителями Рима или Токио теоретически нельзя: химический состав всех людей в основе одинаков.
Другое дело, что природные условия отдельных районов могут этот состав двигать в ту или иную сторону.
В Читинской области, например, в деревнях и поселках на берегах рек Уров, Газимур, Унда, Верхней и Средней Борзи, люди отличались маленьким ростом и страдали болезнями суставов. Выяснилось, что это происходит от переизбытка фосфора и марганца. Но с другой стороны, и без фосфора нельзя: без него человек худеет, чахнет и в конце концов умирает. Фосфор ведь не только в костях, но и в мозге, нервах, в крови. Фосфора в нас с вами не так уж и мало: в среднестатистическом москвиче полкило. Это при том, что одна десятая грамма фосфора — смертельная доза для человека. Вот такие парадоксы.
И без марганца тоже нельзя, поскольку марганец воспроизводит костную ткань.
Случись перелом, без марганца пропадешь.
Каждый день человек должен хоть три миллиграмма марганца, но съесть обязательно.
Марганца больше всего в чае, шпинате, пшеничных отрубях, но выяснилось, что именно в этих продуктах марганец хуже усваивается. В яйцах, молоке, в мясе марганца вроде бы меньше, зато он усваивается лучше. Более того, скажем, мясо «разрешает» усваивать марганец из чая. Такая вот хитрая круговерть.
Теперь представляете, как трудно было бы лечить людей в Читинской области...
Отличаются от москвичей по своей «химии» финны, японцы и жители острова Ньюфаундленд у атлантических берегов Канады. И тому тоже есть причина: они едят больше, чем мы, соленой рыбы, а соль — это натрий. Одновременно вода в этих местах содержит меньше магния, поскольку она мягкая. Любопытно получается — в мягкой воде хорошо голову мыть, а пить лучше жесткую. Американцы заметили: в штатах с жесткой водой смертность от сердечных заболеваниях меньше. И алкоголики часто умирают от сердечных приступов, возможно, потому, что 80 процентов из них нуждаются в магнии.
Магний не только в воде — он в сахаре, в зерне, в крупах. И вот что еще интересно: чем меньше в организме магния, тем меньше и калия. Получается, что, наваливаясь на свежие овощи и фрукты, в которых много калия, вы автоматически повышаете и долю магния, предохраняя себя от сосудистых заболеваний. А рыбоеды в Финляндии, Японии и Канаде как раз перебирают натрия (соль) и недобирают магния, а потому чаще, чем москвичи, страдают от гипертонии.
Не правда ли, все это напоминает какуюто пьесу с запутанными взаимоотношениями главных действующих лиц: натрия, магния, калия? И вот действие второе, новый персонаж — кальций.
Почему инсульты случаются в Японии в 6 раз чаще, чем на соседней Окинаве? Почему на этом острове люди доживают до 120 лет, чего в Японии давно уже не бывало? Отгадка чисто химическая: в ручьях и реках Окинавы больше кальция. Казалось бы, рыба, молоко, овощи — главные поставщики кальция — ив Японии, и на Окинаве одинаковые, а вот вода — другая! Окинавский кальций лучше помогает сердцу. Жесткая вода с кальцием снижает вероятность его болячек на 10 процентов! Добавка в пищу одного грамма снижает кровяное давление у мужчин на 9 процентов, у женщин — на 5,6 процента! Роль кальция в водопроводной воде едва ли не главная. Если вода дрянная и нуждается в хлорировании, необходимо добавлять кальций, иначе можно надорвать сердце. Если вода хорошая, но течет по старым трубам, для соединения которых в прежние годы применяли сплав, содержащий свинец, кальций нужен, чтобы нейтрализовать действие этого весьма неприятного, можно сказать, преступного элемента, о злодеяниях I которого рассказ впереди. Ионы кальция контролируют множество самых разнообразных процессов в организме москвича — от механизма сокращения мышц до выработки гормонов. И тут же, рядом — нечто совершенно J& непонятное, просто какойто анекдот: увеличение ионов кальция в крови повышает чувствительность всего организма к холоду.
Почему? Не знаю, не знаю...
Элементы-мерзавцы Я тут заикнулся о свинце. Действительно, погубитель рода человеческого. О пулях говорить не буду, тут все ясно. Но не только этим страшен пресловутый плюмбум. Особенно жесток он к детям. Установлено, что именно через детскую кожу свинец проникает в организм в 6 раз интенсивнее, чем через кожу взрослых. Если в крови молодых мам есть избыточный свинец, дети рождаются тощенькими, слабо реагируют на свет, звук, у них плохая j координация движений. Свинец с трудом выводится из организма, но коварство этого элемента-мерзавца еще и в том, что лучше всего он выводится в грудном молоке, когда женщина кормит ребенка. А свинец внутри — это ущербность детского интеллекта и вообще замедленное развитие всей нервной системы. От свинца дети глохнут, и как следствие — появляются дефекты речи.
Свинец увеличивает кровяное давление и приводит к инфарктам.
Как я понял, теперь все дело в балансе: ] сколько свинца поступает и сколько выводится. Баланс этот явно стремится сократить те немногие радости жизни, которые у нас еще остались. Оказывается, в крови людей, хорошо пьющих, свинца столько же, сколько в крови тех, кто постоянно с ним работает. Три кружки пива увеличивают содержание свинца в организме на 30 процентов.
У курящих свинца в крови на 44 процента больше, чем у некурящих. Согласитесь, полное безобразие! Откуда он берется, этот свинец?! Из вульгарной бытовой пыли, из свинцовых красок (они, к счастью, выходят из моды), из плохой косметики, из водопроводной воды. В мягкой воде свинца больше, в воде, текущей по старым трубам со свинцовой спайкой, — еще больше. А поскольку старых труб в нашей столице очень много, то москвичу приходится гораздо хуже, чем, допустим, чикагцу... Но главный источник — выхлопные газы. Итальянцы считают: из автомобилей — 25 процентов свинца, бельгийцы утверждают — 50-60 процентов.
Москвичу опять хуже — наши машины больше дымят...
За компанию со свинцом работает кадмий, тоже отвратительный элемент. В середине апреля нынешнего года в нашей ядерной столице Арзамасе-16 произошла авария. В лаборатории стабильных изотопов разгерметизировалась вакуумная линия, и демитил кадмия вырвался наружу. Мгновенно соединяясь с воздухом, он поражает дыхательные пути.
Людей госпитализировали.
Кадмий в первую очередь повинен в болезни итаи-итаи, которую обнаружили японские врачи. Происходит размягчение костей, деформация скелета. Кадмий вызывает атеросклероз, поражает почки и половые органы. Как и свинец, он накапливается в организме и не любит его покидать. Опять-таки, как и свинец, лучше всего он выводится с материнским молоком, что еще раз доказывает его коварство.
Помочь справиться с этой отравой может цинк. Биохимики приметили: чем больше в организме цинка, тем меньше свинца. Цинк, очевидно, элемент для нас очень важный. Он помогает во всяких разных случаях: убирает с кожи сыпь, увеличивает аппетит, способствует заживлению ран, не дает выпадать волосам, укрепляет память и продлевает жизнь.
Цинк, пусть и в малых количествах, есть в самых разнообразных продуктах: в мясе птицы, яйцах, молоке, сыре, крабах, в малодоступных нам устрицах. Все, казалось бы, неплохо складывается, но... Новый конфликт менделеевской драматургии — опять оказываемся мы заложниками воюющих между собой химических кланов.
Оказывается, цинк не любит медь. Но человеку необходимо два-три миллиграмма меди в день! И москвич их получает вместе с овощами (особенно свеклой), злаками, фасолью, печеньем, а кому повезет — с дыней, абрикосами, шампиньонами, устрицами. Без меди никак нельзя. Концентрируясь главным образом в головном мозге и печени, медь строит нашу сердечную мышцу, борется с ишемией, диабетом, гипертонией, бесплодием.
Медная пластинка в пробирке с холерными эмбрионами убивает их через несколько часов, стафилококки гибнут через три дня, дифтерийные палочки — через пять. Но медь и цинк не хотят работать вместе! Мед, фруктовый сахар разрушают соединения меди! Воистину из противоречий соткано тело человеческое!..
Запретная тема Рак. Всю жизнь запрещал себе писать о раке. Потому что самое невинное упоминание об успехах в теории ли, в методах ли лечения, пусть на кроликах, пусть на мышах, рождает у страдающего человека надежду.
Но я не помню случая, чтобы эта надежда сбывалась...
Давно установлено: существуют так называемые канцерогенные вещества, способствующие возникновению рака. Тут все ясно.
Но существует ли какой-нибудь химический элемент, который активно поддерживает этот бунт клеток? Информация зыбкая.
Радон, например. Есть такой тяжелый (в 7 раз тяжелее воздуха) радиоактивный газ, который выделяют соли радия. Он светится в темноте и обычно скапливается в рудниках.
Явный канцероген! В Швеции подсчитали: горняки болеют раком легких в четыре раза чаще, а те, которые еще и курят, — в 10 раз.
Но ведь известно, что радоновые ванны целебны. Так кто радон — друг или враг? Врачи и биохимики долго ломали голову, почему в Китае, Иране, Южной. Африке в 50 раз (!) чаще болеют раком пищевода, чем, допустим, в Англии? Изучали рационы. Родилась гипотеза: возможно, потому, что в Англии не едят сладкое, твердое печенье, в котором много кремния и которое любят в Иране. Но опять-таки без кремния никак нельзя: он нужен глазам, коже.
Удивительно ведет себя хром. С одной стороны, он помогает бороться с сахарным диабетом, с другой — вызывает приступы астмы и, похоже, рак легких. Уловить, когда хром полезен, а когда нет, очень трудно.
Проверяли на рыбах. При концентрации 0,1 миллиграмма хрома на литр воды форель и лососевые всплывали кверху брюхом. Увеличивали концентрацию в 100 раз (!) — карпы плавали как ни в чем мне бывало. Окончательно не разобрались...
Многолетние наблюдения позволяют предположить, что замечательными целебными свойствами обладает селен. Именно селен предохраняет нас от отравления свинцом и кадмием, ртутью и спиртом, табачным дымом и угарным газом и вообще продлевает жизнь. Мало того, селен борется с раком толстой кишки, печени, молочной железы.
Финны обнаружили — чем больше селена в крови, тем меньше шансов умереть от рака легких. При понижении его концентрации на 12 процентов смертность увеличивается почти в 6 раз. А ведь суточное употребление селена человеком ничтожно — от 0,08 до 0,24 миллиграмма. И больше нельзя, потому что это яд! Тот же лекарь-селен при избытке в организме поражает дыхательные пути, вызывает сыпь. Размягчаются ногти, выпадают волосы, болит голова.
Химики, которые работают с селеном (а он нужен в электротехнике, приборостроении, при изготовлении каучука, в свекольной промышленности) страдают профессиональным «селеновым насморком», от которого очень трудно избавиться. И вновь нельзя не воскликнуть в удручающем недоумении: так кто ты, селен, друг или враг?! Не знаю...
О пользе вреда Познакомившись даже весьма поверхностно с разными причудами элементов, понимаешь, что само определение «полезный-вредный» весьма относительно. В лучшем случае можно говорить о «расположенности» или «нерасположенности» к нам того или иного элемента. К нам явно расположены драгоценные металлы. Может быть, человек почувствовал это в далеком прошлом, поэтому они и стали для него драгоценными.
Платина оберегает нас от вирусов, бактерий и паразитов. Золото помогает одолеть туберкулез. Серебро дезинфицирует воду.
Вы поняли, что свинец и кадмий явно к нам не расположены. Но даже понятие «яд» весьма условно. Ртуть — заведомый яд. В этом году в Москве специально создана служба ртутной безопасности, которая должна собирать отходы ртути и обрабатывать загрязненные ею помещения. Но ведь опыты (пока только на животных) показывают, что ртуть воюет с канцерогенами, снижает риск заболеть раком.
Или возьмем мышьяк. Уж точно яд! Еще в Древней Греции им охотно травили друг дружку. И латинское название его: Агsenicum — «сильный» — об этом напоминает. Вероятно, и Наполеона Бонапарта на острове Святой Елены отравили именно мышьяком. И сегодня крыс травим (от великого до смешного — один шаг). Но ведь микроскопические доли мышьяка живут и внутри нас! Этим ядом лечат сонную болезнь и возвратный тиф. Наступление на сифилис началось тогда, когда немец Эрлих и японец Хата создали сальварсан, что означает «да здравствует мышьяк!».
Оргвыводы Какой же вывод из всего сказанного мы можем сделать с тобой, москвич? Думается, не в том дело, из каких химических элементов мы состоим. Кажется, уже ясно, что нет среди них «хороших» и «плохих», нет полезных и вредных. В большинстве случаев мы не можем сегодня ответить на вопрос, почему происходит так, а не иначе, почему одни элементы убивают жизнь, а другие воскрешают нас. Остается только повторить вопрос, который задал себе тысячу лет назад великий Авиценна, математик, поэт и врач: «Если это возможно, то как оно возможно? Если этого не может быть, то каким образом этого не может быть?» Вопросы интересные, что и говорить.
ЯРОСЛАВ ГОЛОВАНОВ
Журнал «Столица», номер 08 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-08
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?